Жизнь - театр

651 подписчик

Свежие комментарии

  • сергей water
    Хм... интересно. Вот не знаю насчёт пошевелиться, там и мысли даже такой не возникает, просто оцепенение какое-то.Шаровая молния об...
  • сергей water
    Вот тоже удивляюсь этому. Но нет, двигалась вместе с потоком воздуха. Да и не всё испепеляют, читал, как молния прошл...Шаровая молния об...
  • Владимир Eвтеев
    Если и было один раз, так и то по поводу некоего типа, что коверкал русский язык. А я терпеть это не могу. Это ...Кто виноват в Гра...

Как автор любимой песни Ленина отправился в Крым за мечтой

Сегодня у нас любопытная тема. Рассказ пойдет о человеке, люди старшего поколения наверняка хорошо знают. Или как минимум помнят строку из его песни-реквиема «Замучен тяжелой неволей…». Что за тяжелая неволя мучила самого Григория Мачтета - поэта, писателя, революционера-народника? Ну а про песню поговорим отдельно.Как автор любимой песни Ленина отправился в Крым за мечтой

Странный набор букв

Что за фамилия такая «Мачтет»? А фамилия была как фамилия. Это всё трудности перевода или, если хотите, неверная транскрипция. Или кто-то из мачтетовых предков говорил невнятно, или его окружающие слушали без должного внимания. В общем, так получилось. Изначально родовое имя звучало вполне нормально. Пусть и не для славян.

Ряд исследователей пишет, что основатель рода Манстэдов был англичанином, жил в конце XVII - начале XVIII столетий, каким-то хитрым способом завербовался в армию короля Швеции Карла XII и в Полтавском сражении (8 июля 1709 года) участвовал как артиллерист. Странная информация, если вдуматься. И путаная. Но за давностью лет остается принять ее на веру, как и то, что тот самый Манстэд в Полтавской битве был ранен и остался на ПМЖ там, где был ранен.

Блудный сын

Григорий Мачтет родился 3 сентября 1852 года в Луцке (ныне центр Волынской области Украины) в семье, ставшей к тому времени весьма интеллигентной и респектабельной.

Сам же Гриша интеллигентскими качествами не обладал, слыл трудным ребенком, а затем трудным подростком.

В тринадцатилетнем возрасте его исключили из 4-го класса Немировской гимназии за сочувствие участникам польского восстания 1863 года. В пятнадцатилетнем - с «волчьим билетом» изгнали из Каменец-Подольской гимназии за политическую неблагонадежность.

Правда, слезы матери и воспитательные речи отца в конце концов возымели определенное действие. Гриша, в первый и последний раз в жизни, согласился на компромисс - в 1870 году он испросил разрешения сдать экзамен на звание учителя истории и географии уездных училищ и два года преподавал в школах Могилева и Каменец-Подольска.

Два года «правильной» жизни - это всё, на что его хватило.

В 1872 году Григорий Мачтет отправляется за океан, то ли, так сказать, по обмену опытом, то ли чтобы охватить своей мироулучшательной деятельностью всю планету. В США он делает то, чего в России всегда чурался - работает руками. Да, отправившись открывать Штаты земледельческих коммун, Григорий устраивается обычным чернорабочим. Или, как пишут в некоторых его биографиях: «жил в Америке, был батраком». А натерпевшись от западных капиталистов-угнетателей, возвращается домой, чтобы принять участие в революционной борьбе.

Нищий каторжник

Благодаря революционной деятельности, Григорий Мачтет узнал наконец, в какой необъятной стране он живет. В 1876 году его арестовали и заключили в Петропавловскую крепость, а затем отправили в ссылку в Архангельскую губернию. Он пытался сбежать, за что получил путевку подальше - в Сибирь. В 1879 году ему назначили место ссылки: город Тюкалинск Тобольской губернии. В места не столь отдаленные он отправился с весьма скромным скарбом, описанным в статейном списке: «Шапка, армяк серого фабричного сукна, холщовая рубаха, порты подкладочного холста, коты, портянки, мешок. Собственных денег - 56 рублей 51 копейка». Следует отметить, что на эти деньги по тем временам можно было купить пару коров, мука стоила от 40 до 70 копеек за пуд, яйца - около 3,5 рублей за сотню, сосновые дрова - 2,5 руб. за сажень. Так что 56 рублей не так уж мало. Но Мачтет чувствовал себя нищим. Тем более что было совершенно не ясно, когда стоило ждать следующего дохода.Как автор любимой песни Ленина отправился в Крым за мечтой27 июля 1879 года Мачтет писал: «Прошу исходатайствовать мне, как административно ссыльному, не имеющему собственных средств к жизни, казенное пособие, каковое мною было получено по распоряжению министра внутренних дел в прошлом году, во время пребывания моего в Архангельской губернии под надзором полиции».

Но пособия всё не выделяли, а деньги таяли с угрожающей скоростью. И тогда Мачтет принял самое логичное решение - он решил жениться. Но бюрократы и тут не успокоились, вдруг стали выяснять: не женат ли уже Григорий Александрович, а то вдруг, не ровен час, решил в двоеженцы податься. А пока его проверяли, Мачтет взялся за перо. Голод и новые впечатления - лучшие источники вдохновения.Как автор любимой песни Ленина отправился в Крым за мечтойДом писателя в Зарайске.

В конце 1880-х Григорий Александрович возвращается из ссылки и знакомится в Москве с Ольгой Николаевной Родзевич, старшей дочерью рязанского головы (мэра города) Николая Игнатьевича Родзевича. Ему уже почти 40, ей – едва исполнилось 18. В 1890 году они поженились. Николай Игнатьевич купил для молодой семьи дом в Зарайске (городок недалеко от Рязани). Этот дом сохранился и отмечен мемориальной доской, посвященной Г.А.Мачтету. Вскоре (в 1891 году) у Мачтетов родился сын Тарас, названный в честь Т.Г.Шевченко, а в 1892 – дочь Таня.Как автор любимой песни Ленина отправился в Крым за мечтой
С дочерью Татьяной (1893-1971). Справа: Ольга Николаевна Родзевич с сыном Тарасом и дочерью  Таней.

Брак оказался неудачным. Своенравная и капризная Ольга Николаевна совсем не подходила уже немолодому и к тому времени обремененному болезнями Григорию Александровичу. Кроме того, из своих детей Ольга Николаевна любила только Тараса, к Тане же относилась удивительно холодно. В семье ходили сплетни, что у Тараса другой отец. Григорий Александрович любил обоих детей, а дети были дружны друг с другом, преданно любили отца и гордились им. Тарас впоследствии очень переживал, что может быть не кровным сыном Григория Александровича.Как автор любимой песни Ленина отправился в Крым за мечтойНа фото: Портрет Г.А.  Краеведческий музей в Баграмово (Рыбновский район Рязанской области). Большой портрет маслом Г.А.Мачтета, написанный его другом, художником из Житомира Владиславом Казановским.

Действительно, Тарас, в отличие от Тани, был на Григория Александровича совсем не похож. Всю жизнь немного странный, он нигде не работал, вращался в кругу московских поэтов 20-х – 30-х годов, со многими, как, например, с Сергеем Есениным, был лично знаком и сам писал своеобразные стихи (был издан даже сборник его избранных стихов «Бежин луг»).

Вскоре Григорий Александрович и Ольга Николаевна разъехались. Ольга Николаевна уехала с Тарасом в Москву, где у нее была большая квартира на Арбате недалеко от театра Вахтангова. Таня осталась с отцом и кормилицей. Время от времени Ольга Николаевна приезжала и бесцеремонно ругала воспитание дочери. Григорий Александрович и Таня были очень привязаны друг к другу. Несмотря на активную политическую жизнь, Григорий Александрович обязательно заезжал по вечерам домой, чтобы увидеться перед сном с дочерью. К сожалению, Григорий Александрович неожиданно и скоропостижно умер от отравления в Ялте в августе 1901 года(это по сведениям от досери, хотя остальные источники указывают другую причину смерти - прим.). Тане было 8 лет, когда она фактически осталась сиротой. Разбирая вещи Григория Александровича и его литературные труды, нашли завещание детям со словами: «А детям своим Тарасу и Тане завещаю трудиться и любить людей». До конца жизни Татьяна Григорьевна свято выполняла этот призыв отца.

После смерти Григория Александровича встал вопрос о том, с кем далее жить Тане. Она плакала и просила не отдавать ее матери. Хотели было взять девочку на воспитание друзья Мачтета, но тут Антонина, сестра Ольги Николаевны, предложила взять Таню к себе. Антонина Николаевна отличалась веселостью, добротой и старалась приютить всех нуждающихся в помощи членов семьи. Кроме Тани она воспитала также племянника Андрюшу. Но это уже совсем другая история.Как автор любимой песни Ленина отправился в Крым за мечтой

 На фото: Антонина Николаевна с воспитанницей Таней и  маленьким племянникомКак автор любимой песни Ленина отправился в Крым за мечтойНа фото: Татьяна Григорьевна Юркевич – Мачтет

Но вернемся к Григорию Александпровичу Мачтету.

Автор гимна или плагиатор

«Замучен тяжелой неволей,
Ты славною смертью почил…
В борьбе за народное дело
Ты голову честно сложил…
Но знаем, как знал ты, родимый,
Что скоро из наших костей
Подымется мститель суровый,
И будет он нас посильней!..»

«Замучен тяжелой неволей» - один из двух знаменитых траурных маршей русского революционного движения (второй марш - «Вы жертвою пали в борьбе роковой»). Он появился в эпоху «Земли и воли» и «Народной воли».Как автор любимой песни Ленина отправился в Крым за мечтойСвое стихотворение «Последнее прости», положенное на народную музыку, Григорий Мачтет посвятил памяти студента П. Ф. Чернышева (1853-1876), которого арестовали в августе 1874 г. (период «хождения в народ») по делу о пропагандистском кружке в Петербурге и пропаганде среди крестьян Самарской губернии; он умер от туберкулеза в заключении в Петербурге 27 марта 1876 г.

Год спустя, когда Мачтет уже сам мучился тяжелой неволей в Архангельской губернии, его песню пели на похоронах молодого революционера, студента Подлевского. А потом, когда он осваивал сибирские просторы, песню исполняли в ссылках.

«Замучен тяжелой неволей», кстати, была одной из любимых песен Александра Ульянова и Владимира Ульянова-Ленина. И в качестве траурного марша она звучала на похоронах Ильича.

Существует также легенда, что во время Великой Отечественной, в 1942-м, «Замучен…» исполняли перед собственным расстрелом подпольщики-молодогвардейцы в Краснодоне.

Свою популярность песнь столетия сохраняла очень долго, вплоть до последней трети 20-го столетия. И по свету распространялась со скоростью, которую пророчил себе коммунизм. В США, к примеру, на мотив «Замучен тяжелой неволей» написана песня еврейских рабочих-анархистов «In kamf» (слова Давида Эдельштадта, 1889).

Правда, позже, уже в 60-х годах прошлого века, тот факт, что именно Мачтет произвел на свет знаменитый гимн, подвергся сомнениям.

В своих выводах по этому поводу специалисты Института криминалистики при прокуратуре СССР однозначно указали: «Авторство безоговорочно не установлено». И это после того, как была проведена экспертиза хранящегося в фонде П. Л. Лаврова автографа стихотворения «Замучен тяжелой неволей», автографов его предполагаемых авторов - студента П. П. Викторова, А. А. Ольхина и писем Г. А. Мачтета, относящихся к 1877-1879 годам. Оказалось, что почерк, которым был написан текст известной песни, не принадлежит никому из вышеозначенных людей.

В общем, понятно то, что ничего не понятно.Как автор любимой песни Ленина отправился в Крым за мечтойДовоенная пластинка, где автором текста указан П. Лавров.

Еще большую сумятицу во всю эту темную историю вносит тот факт, что экспертизу делали на основании автографа песни, хранящегося в фонде П. Л. Лаврова. Почему? Да просто потому, что этот самый П. Л. Лавров и никто другой числится автором слов «Замучен тяжелой неволей» на грампластинках первой половины прошлого века. Поэтому логично было предположить, что хранящийся в его фонде экземпляр автографа знаменитого стихотворения написан (или переписан откуда-то) его, лавровским, почерком, и не затевать странных экспертиз. Тем паче что ко времени проведения той самой экспертизы пластинка уже ушла в народ.

Неизвестный классик

Мачтет прожил недолгую жизнь. Однако прославился он не только гимном свободе. Да, он был революционером, его арестовывали и ссылали. Но, помимо этого, он был писателем. На литературное поприще вступил с очерками американской жизни в «Неделе» и путевыми наблюдениями над Германией в «Отечественных записках». Очерки эти впоследствии составили книжку «По Белу Свету», изданную в 1889 году. Отдельно вышли сборники: «Повести и рассказы», «Силуэты», «Живые картины», «Новые рассказы», «На Досуге», а также повести: «Жид», «Белая Панна», «Хроника одного дня».

Как автор любимой песни Ленина отправился в Крым за мечтой
Книга рассказов 1887 года. 

Но и это еще не всё. В томской «Сибирской газете» Мачтет печатался под псевдонимами и без подписи. Исследователи полагают, что его перу, по всей вероятности, принадлежат такие очерки и рассказы, как «Мертвое тело» (1884, № 36 за подписью Непримиримый), «Циркуляры» (1885, № 7), «Крестьянский радетель» (1885, № 9), фельетоны «Слопали» (1885, № 15), «Весенние наброски» (1885, № 14) и другие невыясненные публикации.

Свое понимание писательского кредо Мачтет выразил кратко, но достаточно емко: «беллетрист должен давать не портреты, которых у нас уж целая галерея, а будить настроение». Этому принципу он никогда не изменял.Как автор любимой песни Ленина отправился в Крым за мечтойМемориальная доска в Житомире.

Критики советовали Мачтету не спешить на литературном поприще. Но он чувствовал: торопиться следует, иначе хорошее о тебе напишут только в некрологах. Так, впрочем, и получилось.

«Как романтик… Мачтет стремился ввести в литературный обиход культ героев, героических порывов и героических подвигов. Он любит выводить на сцену прямолинейно-рыцарские натуры, одаренные сильно развитым чувством самолюбия, - писал Владимир Шулятиков в статье «Памяти Григория Мачтета», журнал «Курьер», №209 за 1901 год. - Действующие лица его повестей и рассказов часто жаждут "нечеловечески величественных" подвигов. Часто вы встретите в его произведениях "смелых, решительных, энергичных" героев, не останавливающихся ни перед какими препятствиями, старающихся опровергнуть общепризнанную истину, которая выражена в изречении: "один в поле не воин"».

Правда, сегодня эстеты-литературоведы вменяют в вину Мачтету «крайний пафос» и «постановку положений совершенно схематично: злодей - так злодей, с головы до ног, хороший человек - так ангел». И говорят, что по этим причинам его творчество импонирует лишь детям и иностранцам.

Заслуживший покой

Не заслужил света, но заслужил покой. Так определяет посмертное место Мастера Михаил Булгаков в своем уже успевшем стать и хрестоматийным, и культовым романе. Те же слова можно сказать и о Мастере Григории Мачтете, чья мятущаяся душа не желала принимать реалий этого мира, чей независимый ум не хотел формироваться на основании опыта ушедших поколений, чьи мечты были о созидании, а привели лишь к саморазрушению.

Он мечтал сделать мир лучше. Недостижимая цель. На пути к ней он устал. К 48 годам внутри всё выгорело. И он решил остановиться, ненадолго. В кои-то веки не бороться, а созерцать.

В начале августа 1901 года Григорий Александрович приехал в Ялту к своей сестре М. А. Вощининой, поселился в доме №12 на Мееровской улице (ныне ул. Володарского, 10). А менее чем через две недели, 27(14) августа 1901 года, умер, неожиданно, скоропостижно, говорят, от паралича сердца...

Хоронили его на старом Аутском кладбище обществом не многочисленным, но значимым. В последний путь мятежника без родины и национальности, не патриота, но и не космополита пришли проводить Антон Павлович Чехов с сестрой Марьей Павловной и женой Ольгой Леонардовной Книппер-Чеховой, народоволец, писатель и врач Сергей Яковлевич Елпатьевский и еще кое-кто из тогдашнего литературного бомонда, обретавшегося на юге империи.Как автор любимой песни Ленина отправился в Крым за мечтойМогила Мачтета на Поликуровском холме в Ялте. 

Правда, присутствие Чехова на похоронах такого человека, как Мачтет, оправданным не выглядит. При всей своей общеизвестной интеллигентности Антон Павлович крайне негативно высказывался о талантах Григория Александровича. В одном из своих писем классик русской литературы высказался о неких «литературных таксах», к последователям которых он безапелляционно причислял Мачтета. Успех произведений Мачтета среди столичной молодежи вызывал у Чехова серьезную обеспокоенность. Интересно, какие же чувства он испытывал, провожая «воспитанника школы такс» в последний путь?

Правда, путь этот оказался не последним...

12 апреля 1973 года останки Г. А. Мачтета перезахоронили на Мемориальном кладбище Ялты на Поликуровском холме. Наверное, к этой высоте Мачтет и стремился всю жизнь, неся свой неподъемный крест, словно поднимался на Голгофу. Текст на черной надгробной плите из лабрадорита почти стерло время, но люди еще помнят...

Картина дня

наверх