Жизнь - театр

946 подписчиков

Свежие комментарии

  • ВераВерная
    Интересный материал, спасибо. Такие разведчики, действительно, подарок для наших спецслужб. Пройти службу в Абвере, р...Такие разведчики ...
  • ВераВерная
    Замечательные фото, спасибо!Природа России 64
  • Светлана Митленко
    Вот уж правда. Ведь собак-то тоже награждают.Некоторые фото с ...

Орден в каблуке. Поисковики о том, как возвращают имена погибшим воинам

«АиФ-Юг» выяснил, как через 75 лет после сражений узнают судьбы погибших красноармейцев.Захоронение красноармейца А.Г. Кокозея на Кубани.Захоронение красноармейца А.Г. Кокозея на Кубани. © / Виталий Фоменко / Из личного архива

Великая Отечественная война закончилась 73 года назад, но на полях сражений до сих пор лежат останки советских солдат. Как обретают имена погибшие солдаты Великой Отечественной? Мы привыкли слышать об этой части работы поисковых движений, но многим на самом деле непонятно, как участники «Вахт памяти» не только находят останки солдат, но ещё и узнают имена, фамилии. Казалось бы, время не щадит ничего - за 70 с лишним лет истлеет любая бумага, ржавчина уничтожит металл.

Как находят павших воинов, узнают их имена и подробности боевых подвигов, «АиФ-Юг» рассказали поисковики.

Сеть в помощь

Справедливости ради, установить имя погибшего удаётся далеко не всегда, но каждый такой случай – уникальный.

«Сейчас, благодаря современным технологиям, узнавать информацию стало намного легче, чем раньше, - говорит руководитель Ассоциации поисковых отрядов «Кубаньпоиск» Виталий Фоменко.Орден в каблуке. Поисковики о том, как возвращают имена погибшим воинам - Да, сложней обнаружить и идентифицировать личную вещь бойца, зато появилась масса новых возможностей установить человека по малейшим признакам.

Порой достаточно проверить инициалы, нацарапанные на вещи, по ресурсам Министерства обороны: «Память народа», «Подвиг народа», «ОБД Мемориал». Раньше только переписка с архивами могла длиться годами, а сейчас все документы есть в оцифрованном виде».

Так как же узнают имена солдат? В 2014 году жители Хадыженска (Краснодарский край) нашли в лесу воронку с кусками обшивки самолёта и рассказали об этом поисковикам. Специалисты на месте сразу же определили тип самолёта - по деталям двигателя пришли к выводу, что это бомбардировщик Дб-3Ф. Изучив документы и показания свидетелей, поисковики узнали, что самолёт над Хадыженском подбили зенитки 19 декабря 1942 года. Во время падения успели выпрыгнуть с парашютами командир экипажа Николай Волков и штурман Василий Шевский. У последнего загорелся парашют, и он погиб при приземлении. К сожалению, останки воина до сих пор не найдены.

Даже в плену летчик сумел сохранить свой орден Красного Знамени - просто спрятал его в каблук.
Орден в каблуке. Поисковики о том, как возвращают имена погибшим воинам

Вахта Памяти. © / «Ассоциация поисковых отрядов «Кубаньпоиск»

Плен, лазарет, снова в полет

А судьба Волкова заслуживает экранизации - его немцы сразу же взяли в плен и едва живого бросили в сарай. Перевязал лётчика сосед-ветеринар. На следующий день командира экипажа отправили в тюремный лазарет, который находился в Краснодаре. Когда советские войска приблизились к городу, поползли слухи, что немцы при отступлении расстреляют всех пленных. Тогда фельдшер Терентий Козлов завернул лётчика в простыню, вынес из лазарета, будто бы это труп, и спрятал у себя дома. Не побоялся фельдшер смерти - если б немцы узнали о поступке, церемониться не стали.

Цифры
В России поисками павших солдат занимаются 1428 отрядов, в которые входят 42 тыс. человек. 90% отрядов входят в «Поисковое движение России». В прошлом году в стране обнаружили останки 17 тыс. бойцов, установили имена 769. На Кубани поиск ведут 20 организаций более полутора тыс. человек. В прошлом году в крае нашли останки 215 воинов Красной Армии, установили имена 9.

«Через две недели Красная Армия освободила Краснодар, - продолжает Виталий Фоменко. - А младший лейтенант Волков, который был в списках погибших, вернулся на службу и летал до 1950 года. Хотя в родной полк он так и не вернулся, поэтому товарищи считали его погибшим 19 декабря 1942 года. Но самое интересное, что даже в плену Николай Григорьевич сумел сохранить свой орден Красного Знамени - просто спрятал его в каблук».Орден в каблуке. Поисковики о том, как возвращают имена погибшим воинамНа месте раскопок: извлечены первые крупные детали погибшего самолёта
kubplazdarm.tuapse.ru

На месте падения самолёта поисковики обнаружили останки человека, а рядом с ними - обгоревший орден Красной Звезды с №47445. По этому номеру был приказ о награждении Александра Рассохина - стрелка-радиста экипажа Волкова. Орден в каблуке. Поисковики о том, как возвращают имена погибшим воинамАлександр Иванович Рассохин родился в 1919 году в Казахстане и в годы войны служил в 6-м авиаполку 132-й дивизии дальней бомбардировочной авиации. В 1942 году за героизм, проявленный в боях на Дону, он был награждён орденом Красной Звезды.

А позже в Калининградской области нашлись и родственники бойца, которым передали останки героя.Орден в каблуке. Поисковики о том, как возвращают имена погибшим воинамНа торжественной церемонии передачи родственникам останков героя
kubplazdarm.tuapse.ru

Орден в каблуке. Поисковики о том, как возвращают имена погибшим воинамЧлены экипажа самолёта ДБ-3Ф (слева направо): Александр Рассохин (стрелок-радист), Николай Волков (командир экипажа), Василий Шевский (штурман)
kem.kp.ru

Но на этом чудеса в истории с экипажем Волкова не закончились.

«Только мы передали останки Рассохина родственникам, как к нам пришла внучка ветерана войны Василия Улина и попросила узнать о боевом пути деда, - рассказывает Виталий Фоменко. - Жили они в Динском районе и, по воспоминаниям женщины, дедушка, умерший в 1981 году, о войне вспоминал нечасто, но иногда жалел о «своём экипаже».

После проверки архивов выяснилось, что Василий Улин действительно был членом экипажа Волкова, служил воздушным стрелком, в его задачи входила оборона самолёта от немецких истребителей. Но в том роковом полёте воздушный стрелок не был нужен - в тёмное время суток немецкие истребители не летали.

После статьи о капитане в местной газете в редакцию позвонила женщина и рассказала, что её мать была свидетельницей похорон красноармейца.
Орден в каблуке. Поисковики о том, как возвращают имена погибшим воинам

Поисковые реликвии. © / «Ассоциация поисковых отрядов «Кубаньпоиск»

Герой вернулся на родину

Таких историй у краевых поисковиков масса, и не только потому, что узнать экипаж самолёта намного легче, чем пехоту. Дело ещё и в том, что в нашем небе разыгралось самое крупное воздушное сражение Великой Отечественной, в котором обе стороны за полтора месяца потеряли около 1800 самолётов.

Вот недавняя история от поисковой общественной организации «Кубанский плацдарм» - в районе бывшего хутора Шибек-2 в Крымском районе обнаружили место падения советского самолёта. Останков лётчика не было, но по номерам деталей удалось узнать, что летал на нём капитан Фёдор Свеженцев, который за две недели боёв сбил 11 немецких самолётов. Орден в каблуке. Поисковики о том, как возвращают имена погибшим воинамОказалось, что о героическом земляке - а капитан родом из Успенского района - никто ничего не знает. Поисковики подняли архивные документы и установили примерное место захоронения. А после статьи о капитане в местной газете в редакцию позвонила женщина и рассказала, что её мать была свидетельницей похорон Свеженцева. А позже показала могилу пилота и дочке, часто ходившей в лес за грибами и ягодами. В конце 2017 года женщина отвела к этому месту поисковиков.Орден в каблуке. Поисковики о том, как возвращают имена погибшим воинамРуководитель поискового отряда «Долг» УФССП России по Краснодарскому краю Ольга Лукашкина и заместитель руководителя ККОПО «Кубанский плацдарм» Евгений Порфирьев

«Она уверенно вела нас через лес к месту захоронения, - рассказывает заместитель руководителя «Кубанского плацдарма» Евгений Порфирьев.

- Перейдя пересохшее русло ручья, мы поднялись на крутой обрыв. «Вот тут была могила» - уверенно показала наша проводница. Спустя десятилетия ничто не напоминало о захоронении. В другой ситуации мы бы прошли мимо, и глазу не было бы за что зацепиться, но теперь все дружно взялись за лопаты. На третьем штыке из-под лезвия лопаты вывалилось кольцо парашютной системы».

Вскоре останки героя захоронили на малой родине, в селе Маламино Успенского района, где у него нашлись и потомки.Орден в каблуке. Поисковики о том, как возвращают имена погибшим воинамВВ Успенке перезахоронили останки капитана СвеженцеваОрден в каблуке. Поисковики о том, как возвращают имена погибшим воинамСейчас в России начинает работу федеральный проект «Судьба солдата».

Орден в каблуке. Поисковики о том, как возвращают имена погибшим воинам

Захоронение летчиков в Крымском районе. © / «Ассоциация поисковых отрядов «Кубаньпоиск»

Как узнать судьбу солдата

До сих пор четыре миллиона советских солдат считаются пропавшими без вести во время Великой Отечественной войны

«Неудивительно, что в поисковые организации постоянно обращаются родственники и потомки с просьбами проследить судьбу их предков, найти следы воина, установить, где он похоронен, - говорит председатель Краснодарского регионального отделения «Поискового движения России» Александр Шепелев.Орден в каблуке. Поисковики о том, как возвращают имена погибшим воинам«Бессмертный полк — Краснодарский край» Борис Левитский, председатель Регионального отделения Общероссийского общественного движения «Поисковое движение России» Александр Шепелев

- И сейчас, чтобы делать эту работу централизованно, в России начинает работу федеральный проект «Судьба солдата». Суть его заключается в том, что люди могут обратиться к поисковикам напрямую с просьбой разыскать пропавшего без вести в Великую Отечественную. Для этого по всей стране в День Победы, 22 июня и 3 декабря - в День неизвестного солдата - откроются общественные приёмные акции. В Краснодаре будут работать две такие приёмные, ещё по одной - в станице Полтавской и Старокорсунской».

Участники акции заполнят специальную анкету, в которой надо будет написать фамилию, имя и отчество разыскиваемого, место рождения, дату и место призыва, данные ближайших родственников, приходили ли им письма с фронта, последние сведения о солдате и, если известно, фамилии сослуживцев. И тогда поисковики постараются найти пропавшего без вести воина, место его захоронения, установить его судьбу.

Кстати, найти солдата и узнать его имя - это ещё не вся работа поисковиков, ведь нужно ещё обнаружить родственников героя. И сотрудничают в этом вопросе все поисковые отряды бывшего СССР. На Украине, в Карпатах недавно обнаружили останки советского солдата Алексея Прокофьевича Панченко - уроженца станицы Родниковский Курганинского района. Родился он в 1899 (по другим данным - в 1895) году, до тридцатых годов жил в родной станице, а потом переехал в Москву.Орден в каблуке. Поисковики о том, как возвращают имена погибшим воинам Награждён медалями «За отвагу» и орденом Славы. В Москве родственников у бойца не нашлось, поисковики предположили, что они могут жить на родине Алексея Панченко, поэтому и обратились к кубанским коллегам. Если вы знаете что-то - смело звоните в редакцию или в любой поисковый отряд Кубани.

Поисковики постараются найти пропавшего без вести воина, место его захоронения, установить его судьбу.
Орден Красной звезды Александра Рассохина.Орден Красной звезды Александра Рассохина. © / «Ассоциация поисковых отрядов «Кубаньпоиск»

Научный сотрудник Российского военно-исторического общества Антон Мигай о том, как во время Великой Отечественной войны вёлся учёт потерь в Красной армии и почему так много работы у людей, которые занимаются уточнением этих данных.Медаль «За отвагу» № 229088, найденная поисковым отрядом «Долина» в деревне Алешково Новосокольнического района Псковской области.Медаль «За отвагу» № 229088, найденная поисковым отрядом «Долина» в деревне Алешково Новосокольнического района Псковской области. © / Юрий Пирогов / РИА Новости

Сотни людей работают над уточнением данных о погибших или пропавших без вести бойцах и офицерах Красной армии. О том, почему разнятся данные о потерях и когда будет закончена работа по уточнению всех этих сведений, рассказал научный сотрудник Российского военно-исторического общества (РВИО) Антон Мигай.Орден в каблуке. Поисковики о том, как возвращают имена погибшим воинамНаучный сотрудник Российского военно-исторического общества (РВИО) Антон Мигай. Фото: АиФ

Антон Григорьевич, вопрос потерь в Великой Отечественной войне сам по себе очень большой и сложный. Люди к нему возвращаются, особенно накануне 9 Мая, 22 июня. Расскажите о том, как строится подсчёт вообще? Потому что оценки очень разные — от 27 до где-то 40 миллионов.

Антон Мигай: В первую очередь, цифры расходятся по одной простой причине — считаются по разным основаниям. Кто-то считает потери за весь Советский Союз, кто-то — за Российскую Федерацию, кто-то считает потери исключительно военные, а кто-то считает, суммируя потери гражданского населения и военных. Кто-то считает так: погибших — отдельно, раненых — отдельно, пропавших без вести — отдельно. И поэтому совершенно разные цифры выходят. Но люди, которые этим занимаются профессионально, они стараются всё-таки подводить один итог и озвучивать один итог, чтобы тем, кто этим заинтересуется, было видно, ясно. И буквально на днях озвучили цифру погибших, военные потери в годы Великой Отечественной войны, эта цифра — 8 миллионов 866 тысяч 400 человек.

— Какие бывали категории потерь? Погиб, пропал без вести, была ли категория «попал в плен»?

— Когда находили тело, изымали у погибшего бойца, солдата или офицера, документы. Естественно, он числился погибшим. Его хоронили, дальше по всем документам части и выше он проходил как погибший. Если же недосчитывались человека… Выходит подразделение из боя, проводится проверка, отсутствует столько-то человек, начинается опрос. Кто видел последний раз? Где? Когда? Если три человека видели, что он погиб, видели тело — считается погибшим. А может быть, он раненым оказался, может быть, его контузило, засыпало. Но если нет свидетельств о чём-то по этому человеку, то этот человек заносился в учётные документы части как пропавший без вести. Опять же, он мог быть ранен, мог попасть в плен, по-разному могло быть. Бывает, кто-то струсил и сбежал. И такие факты мы не будем отрицать. И он числится пропавшим без вести до того, как документально или свидетельски не будет подтверждено иное. То есть факт его гибели, факт его дезертирства, факт его попадания в плен, или просто в сумятице не разобрались, а он где-то воюет, в каком-то другом подразделении, оттуда приходят данные.Орден в каблуке. Поисковики о том, как возвращают имена погибшим воинамФото: Commons.wikimedia.org

— Или в окружении оказался.

— В окружении оказался. Тоже всякое может случиться. Ну, в любом случае, чем оперируют люди, которые приводят такую статистику? Они оперируют документальными свидетельствами. Пока документальных свидетельств нет, они оперируют теми свидетельствами, которые есть, то есть человек пропал без вести. Вот до сих пор очень много солдат и офицеров числятся пропавшими без вести именно потому, что нет подтверждений иного. И огромная работа (по выяснению и уточнению данных — прим. ред.) ведётся, даже сейчас ведётся и будет продолжать вестись. Как Суворов сказал: «Война не закончена, пока не похоронен последний солдат». Она будет вестись, пока не похоронен последний солдат. Она ведётся уже сейчас для того, чтобы человек перестал быть по учётам «пропавшим без вести». Да, он погиб. Значит, надо это подтвердить, указать, где он захоронен, чтобы родственники, сейчас уже внуки, правнуки, знали, могли разыскать и могли приехать на это место поклониться.Донесение о потерях.Донесение о потерях. Фото: Обобщенный банк данных «Мемориал»

— А если трое заявили, что он убит, видели тело, а он оказался жив. Когда это выяснится, непонятно, но извещение, что он погиб, уже ушло?

— Да, извещение ушло. По учёту личного состава существуют определённые нормативы. То есть, если какое-то время числится пропавшим без вести солдат или офицер, то командир части обязан отправить об этом данные выше по команде и обязан уведомить семью. По адресу, который записан в учётных документах части.

— Командир части, условно, пишет донесение, рапорт, я не знаю, как это называлось. А как это происходило? Вот он прямо писал: погибших — столько-то, например, раненых — столько-то, пропавших без вести — столько-то? Или он всех записывал в потери, в общие?

— Нет. Записывалось, во-первых, общее число. Но в донесениях о потерях части, регулярно сдававшихся выше по команде, обязательно указывалось пофамильно. Фамилия, имя, отчество, год рождения, должность, погиб там-то, тогда-то, дата, место, захоронен там-то, там-то и там-то, родственники: жена — фамилия, имя, отчество, проживает (адрес). Ещё указывались некие статистические вещи, например партийность. Всё, что анкета требует.

— То, что при призыве заполнялось?

— И при призыве заполнялось, и то, что из военкомата поступало в часть, и то, что на этого человека в части было записано. Если человек был ранен и направлен в госпиталь, то это тоже обязательно фиксировалось. И в госпитале, когда он в госпиталь прибыл, человек заносился, опять же, в книгу учёта личного состава, поскольку военный госпиталь — это та же военная часть. Как бы это со стороны ни выглядело, но если человек ранен и направлен в госпиталь, то по документам он начинается числиться за госпиталем. То есть это прохождение службы, в кавычках, конечно, но всё равно прохождение, пусть и в госпитале. Как только он из госпиталя выписывается, в свою часть или в другую часть, документы поступают в книгу учёта личного состава той части, в которую он был направлен, он туда заносится. Так что учёт вёлся, и учёт подробный, но, к сожалению, не все документы сохранились. Война, бомбардировка, артобстрел, окружение… Чтобы не досталось врагу, что-то уничтожается, что-то просто где-то лежит до сих пор.Орден в каблуке. Поисковики о том, как возвращают имена погибшим воинам— Закопали, например.

— Закопали, завалило обстрелом, не нашли до сих пор. Вот воинские подразделения, которые действовали в каменоломнях Аджимушкая, очень сложно идентифицировать тех, кто там был. Но среди поисковиков есть уверенность, рано или поздно они отыщут архив, сейф (или несколько сейфов), которые раскроют тайну, где зафиксированы все, кто воевал в Аджимушкае. Пока этот сейф не найден, по Аджимушкаю очень сложно составить список всех, кто там воевал, кто там погиб и так далее.

— Но его не может не быть, да? Этого сейфа, этого архива.

— Очень бы хотелось, чтобы он был. Ну, то есть его не могло не быть, исходя из условий военного делопроизводства. А сохранился ли он сейчас, лежит он где-то или всё-таки уже недоступен для нас и утрачен окончательно, это пока сказать сложно. Очень бы хотелось, чтобы он был и чтобы рано или поздно его нашли. И это просто пример, самый яркий. По каким-то другим подразделениям могло примерно то же самое происходить с документацией.

— А если часть попадает в окружение, а связи у неё никакой нет, а кто-то там погибает, кто-то попадает в плен. По ним данных тоже уже нет, потому что их не могли передать?

— Здесь вступает в дело время. То есть в 41-м году, если человек попадал в плен, часть в окружении, естественно, в центре, в Наркомате обороны, о нём данных нет. Вообще никаких. То есть он призвался, направлен в часть, дальше часть вот где-то здесь воюет, а по конкретному человеку данных нет. Но я уже говорил, что люди, которые неравнодушны к судьбам защитников нашего Отечества, работу свою ведут постоянно. Поэтому, если в 41-м году человек попал в плен, в 45-м году были изъяты документы немецких частей, подразделений. Изъяты и проанализированы, направлены в архив, где их продолжают изучать. Может, там мелькнёт запись, что попал в плен Петров Пётр Петрович, там-то и тогда-то. Дальше, если он попал в плен, его могли направить в лагеря военнопленных, а если там он продолжал бороться с врагом, то и лагеря смерти. Опять же, их архивы (если сохранились) проанализированы, сведены практически в единую базу данных. И сейчас уже гораздо проще проследить судьбу этого человека, чем в 41-м, 45-м и так далее. Время, конечно, следы стирает, уже узнают это внуки, правнуки. Но оно в данном случае и на нас работает. Потому что люди неравнодушные эту информацию постоянно изучают и постоянно пополняют базу данных.

— Обычным людям, которые не вовлечены в эту тему, кажется странным, что всё время это число уточняется. Сложно понять, почему нельзя посчитать: было 10, стало 3, условно. То есть выбыло 7. Именно потому, что очень большой объём документации обрабатывается?

— Да, так и есть, постоянно обрабатывается большой объём документации. Плюс к этому отсутствует довольно большой процент документации по объективным причинам. Не сохранились, не поступали на хранение в архив, где-то, может быть, лежат — я повторюсь. Поисковики находят медальон, передают данные в Министерство обороны, Министерство обороны передаёт данные в архив, в архиве смотрят: человек, пропавший без вести, числился с войны, вот его нашли поисковики, вот это подтверждается медальоном или подтверждается наградой, найденной на останках. У награды есть номер, по номеру выясняется фамилия, имя, отчество. Подтверждается протокол эксгумации, протокол перезахоронения, и в архиве уже напротив этого человека числится не «пропал без вести», а «погиб тогда-то и там-то, захоронен там-то и тогда-то». Вот примерно так.Медальон солдата Советской Армии, найденный в Мясном Бору в годы ВОВ.Медальон солдата Советской армии, найденный в Мясном Бору в годы ВОВ. Фото: РИА Новости/ А. Варфоломеев

— 70 лет прошло, это настолько документов много, или настолько малыми силами их обрабатывают, или это настолько разрозненно?

— Очень много погибших, очень много. Наши поисковики до сих пор работают… Вот 70 лет прошло, а наши поисковики каждый год ездят и каждый год ходят, каждый год перезахоранивают. И работать будут ещё. Опять же, как бы это пафосно ни звучало, пока не будет захоронен последний солдат.А вы знаете, что у нас есть поисковый батальон, не отряд, а батальон?

Сегодня в единственном в стране поисковом батальоне служит всего 25 солдат. Это совсем немного для страны, в которой обитателей безымянных могил считают на миллионы.

Перчатки, лопата и непромокаемые чулки от комплекта химзащиты - вот основные инструменты поисковика
Перчатки, лопата и непромокаемые чулки от комплекта химзащиты - вот основные инструменты поисковика © / Сергей Осипов / АиФ

Добраться сюда не так уж сложно: съехал с федеральной трассы Москва - Санкт-Петербург по указателю на Чудской Бор, протрясся по плохому асфальту, переходящему в грунтовую дорогу. Дальше нужен полный привод: грунтовка превращается в две колеи, идущие через необработанные поля. Впрочем, в лесу и эти следы почти теряются - дорогу забросили вскоре после войны, и она почти заросла. Добраться сюда не так уж сложно, хотя мало кому это нужно...

Глубокая могила

В январе 1944 г. именно по этой дороге наступала Советская армия, неся потери. Убитых закапывали неподалёку. К одному из таких захоронений мы идём по щиколотку в болотной жиже вместе с бойцами 90-го отдельного специального поискового батальона (90 ­оспб) Министерства обороны. Он был сформирован в 2006 г. в посёлке Мга Ленинград­ской области, когда государству российскому наконец-то стало стыдно, что погибших за Родину солдат ищут и хоронят только общественные организации.

Десяток солдат-срочников, три сержанта-контрактника и пара офицеров - вот и все силы, чтобы откопать и тем самым вернуть из небытия обитателей безымянной могилы. Или «поднять» - именно таким словом поисковики (что военные, что гражданские) называют то, чем они занимаются.

Они поднимают мёртвых

Могилу размером 3 на 3 метра нашли ещё весной, пока трава не выросла. Грунт над ней просел. Поплевав на руки в строительных перчатках, солдаты берутся за лопаты. Что мы увидим на дне могилы?

Орден в каблуке. Поисковики о том, как возвращают имена погибшим воинам- В мокрой глине, как здесь, 6 шансов из 10, что сохранятся обмундирование, ремни, металлические предметы, - говорит замполит батальона майор Сергей Румянцев. - Глина почти не пропускает воздух. На Невском пятачке (крошечный плацдарм на левом берегу Невы, где за годы войны погибли более 50 тысяч советских солдат. - Ред.) есть голубая глина. В ней вещи сохраняются, как будто вчера положил. В песке гниёт всё, кроме кожи ремней и сапог. На болотах бывали случаи, когда у покойников уцелела плоть. И только кости людские сохраняются в любой почве.

Работа выматывает. Налёты слепней размером с фалангу большого пальца сменяются атаками мелких, но голодных комаров. Через 3 часа призывников в яме сменяют контракт­ники, потом за лопаты берутся и офицеры. Мокрая глина тяжело чавкает под лопатами. Мать сыра земля оказалась уж слишком сырой и неохотно отдаёт свою добычу. Но ребята держатся.

Орден в каблуке. Поисковики о том, как возвращают имена погибшим воинам- Больше толку от тех солдат, которые занимались поисковым делом ещё до армии, - говорит вылезший из ямы капитан Антон Елин, командир 1-й роты. - Некоторые из них могут многому научить даже своих командиров. Например, могут на глазок определить место захоронения и даже примерное количество погребённых. Таких у нас - один из десяти, хотя мы в батальоне обучим поисковому делу любого. С ноября по март, когда в поле работать нельзя, преподаём им, например, азы военной археологии - она здорово отличается от гражданской. Во времена скифов и Древней Руси, как известно, не было неразорвавшихся боеприпасов. А у нас они - весьма частые находки.

Назвать поимённо

На глубине полутора метров появляются первые находки: две проржавевшие каски, шинель, сплющенные и размокшие валенки. Потом идут почерневшие кости - в мокрой среде они всегда чернеют, в песке желтеют, под солнцем - белеют. Их раскладывают на плащ-палатках, стараясь не оставить в земле ни одной самой мелкой косточки. Скелет одного солдата обильно начинён металлическими осколками.

- Крепко посекло мужика, - вздыхает солдатик лет двадцати, весь перемазанный глиной. Судя по состоянию зубов, неведомый боец Красной армии был его ровесником...

Орден в каблуке. Поисковики о том, как возвращают имена погибшим воинамВечером итог дня подводит подполковник Владимир Мансуров, командир 90-го оспб:

- Подняли 12 человек, трое или четверо остались до завтра. Документов не обнаружено, а они нужны для идентификации. До 1943 г. в ходу были смертные медальоны - чёрные пластмассовые пенальчики с листочком личных данных внутри. Но это захоронение слишком позднее, красноармейских книжек, сменивших медальоны, пока тоже не найдено. Значит, опознать будет сложно. Будем искать в архивах журналы боевых дей­ствий - там должны быть данные о захоронениях с указанием ФИО... Но нам бы - хоть одну фамилию! Бывали случаи, бойцы выцарапывали свои имена на котелках, ложках. По этим предметам мы их потом и опознавали.

Сегодня в единственном в стране поисковом батальоне служит всего 25 солдат - многие уволились этой весной, 100 человек пополнения только ожидаются. Зато точно известно, что среди них будет 20 поисковиков с доармейским стажем. Это хорошо, но всё равно мало для страны, в которой обитателей безымянных могил считают на миллионы.

Впрочем, недостаток в личном составе вовсе не означает, что приказ можно не выполнять. А он однозначен: перебросить одну поисковую роту в Новгородскую область, где на прорыв Ленинградской блокады уходила печально известная 2-я ударная армия. Там убитые солдаты тоже заждались, пока их поднимут.

Поисковики уже готовят лопаты, металлодетекторы и щупы - полутораметровые стальные штыри с приваренной сверху горизонтальной рукоятью. Их втыкают в землю, и по звуку от встретившегося препятствия бывалый поисковик может определить, что это: кость, металл, дерево или просто камень. Через 70 лет после Победы эти ребята довоёвывают Великую Отечественную войну. Ведь, как сказал полководец Суворов, «война не закончена, пока не похоронен последний солдат».

Павшие воспитывают живых. Зачем школьники идут в поисковые отряды

- Человек, хотя бы раз державший в руках солдатский медальон, никогда не будет распивать пиво у Вечного огня, - убеждён Фёдор Дроздов, секретарь поисковой организации «Курган» из Нижнего Новгорода.Орден в каблуке. Поисковики о том, как возвращают имена погибшим воинам

Поисковая организация «Курган» много старше своих нынешних активистов - движение родилось в 1973 г. Тогда в Горьковском госуниверситете решили искать материалы о преподавателях и выпускниках, погибших на фронтах Великой Отечественной. Дальше область поисков расширилась… С 1988 г. нижегородцы провели 89 полевых поисковых экспедиций, подняли останки более 4,6 тыс. человек, установили 378 имён, потерянных в годы войны. Наравне со взрослыми работают лопатами школьники.Орден в каблуке. Поисковики о том, как возвращают имена погибшим воинам

- Самая большая удача в наших экспедициях - суметь прочесть медальоны павших бойцов и найти потом родных солдата, - рассказывает Данила Липин, одиннадцатиклассник из г. Балахны Нижегород­ской обл. - Капсул не так много - многие красноармейцы из суеверия снимали медальоны перед боем.

В Бельском районе Тверской области ребята подняли останки 39 бойцов и даже фрагменты танка Т-34... Установили имена павших. Отыскали сына и дочь погибшего младшего сержанта Геннадия Панина, уроженца Ульяновской области. Его дети, наконец, смогли похоронить отца в родной земле… И это всё видели нынешние ребята.

- Зачастую по найденным вещам удаётся определить, чем занимался солдат, - продолжает Данила. - Как-то мы нашли останки бойца с зажатым в руках топором. С ним он шёл против вооружённых до зубов немцев. Как же сильны духом были наши воины!

В Бельском районе в 1942 г. в окружении оказались части 41-­й армии Калининского фронта. А 70 лет спустя ниже­городские школьники и студенты откопали стеклянную бутылку с запечатанным внутри приказом командования. Вместо пробки - обрывок газеты «Правда» от 27 ноября 1942-го. Приказ устанавливал схемы расположения инженерных сооружений. Такие документы было принято уничтожать. Вероятно, и этот пытались разорвать, но потом почему-то запечатали. Почему? У Данилы пока нет ответа. Но он его ищет.

- У ребят, которые держали останки павших бойцов, всем своим нутром чувствовали в тот момент ужасы войны и смерти, даже мысли не возникнет о том, стоило ли сдавать наши города врагу! - считает Данила Липин. - Мои дети никогда не будут сушить ботинки у памятника павшим (увы, именно так по­ступили юные вандалы в г. Дзержинске Нижегородской области весной 2013 г. - Ред.).

- Поначалу у наших школьников-новичков игривое настроение, как перед походом, где можно побренчать на гитаре у костра и потравить анекдоты, - рассказывает Юлия Задорожнова, председатель общественной организации «Балахнинский уезд». - А потом делаем остановку, начинаем ставить палатку, а колышек не идёт - упирается в патрон. Земля ими полна! Начинаем копать - а там осколки снарядов и… павшие бойцы в обмундировании. И уже не до анекдотов!

В одном из последних походов ребята извлекли винтовку Мосина образца 1898 г., и каждый пацан подержал её в руках. «Как парни бегали с такой тяжестью?! И воевали, и побеждали?!»

Орден в каблуке. Поисковики о том, как возвращают имена погибшим воинамИнфографика: АиФ / Яна ЛайковаОрден в каблуке. Поисковики о том, как возвращают имена погибшим воинамОрден в каблуке. Поисковики о том, как возвращают имена погибшим воинамОрден в каблуке. Поисковики о том, как возвращают имена погибшим воинамОрден в каблуке. Поисковики о том, как возвращают имена погибшим воинамПоисковые отряды

http://www.kuban.aif.ru/society/details/orden_v_kabluke_pois...

http://www.aif.ru/society/history/ekspert_poiskoviki_budut_r...

http://www.aif.ru/society/army/arheologi_v_forme_reportazh_i...

https://www.google.ru/url?sa=i&rct=j&q=&esrc=s&a...

https://warspot.ru/2063-zemlya-vernula-prah-geroya

http://iskatelklada.tuapse.ru/forum/krylya-vojny-samoljoty-l...

http://kubpoisk.ru/news/512/

Картина дня

наверх