Жизнь - театр

607 подписчиков

Свежие комментарии

  • Алексей Андреевич
    не земля живая а ноосфера, вы вообще э10 самых разрушит...
  • Алексей Андреевич
    красиво....Финалисты конкурс...
  • Владимир Eвтеев
    Если права гипотеза Владимира Ивановича Вернадского, что Земля разумное создание, то она мстит людям за зло, ...10 самых разрушит...

Генерал Баданов, или рейд повлиявший на ход войны

Рейд 24-го танкового корпуса генерала Баданова на станицу Тацинскую стал одной из самых славных страниц нашей военной истории. За время рейда корпус уничтожил 11292 солдата и офицера противника, взял в плен 4769 человек, подбил 84 танка и 106 орудий, только в районе Тацинской уничтожил до 10 батарей и около 40 самолётов. Эта реальная история настолько захватывающая, что достойна эпической экранизации, однако остается незаслуженно забытой в учебниках и массовой культуре.Генерал Баданов, или рейд повлиявший на ход войныЗа этот подвиг 26 декабря 1942 года танковый корпус был переименован во 2-й Гвардейский, ему было присвоено наименование «Тацинский», а сам генерал Василий Баданов был награжден орденом Суворова II степени за номером один.Генерал Баданов, или рейд повлиявший на ход войныПриближалось немецкое Рождество 1942 года. Войска Манштейна пытались деблокировать окружённую в Сталинграде группировку войск Паулюса. Для этого была организована операция «Винтергевиттер» («Зимняя буря», буквальный перевод «Зимняя гроза») с южного направления, а не с западного, как ожидалось, что стало для советского командования тактической неожиданностью.Генерал Баданов, или рейд повлиявший на ход войныНаходившиеся в окружении войска армии Паулюса снабжались по воздуху и сдаваться не собирались. Снабжение 6-й армии шло с аэродрома, расположенного в станице Тацинской.

У нашего командования созрел план устроить на Тацинскую танковый рейд с тем чтобы, с одной стороны, уничтожить этот аэродром, а с другой – заставить Манштейна прекратить наступление и бросить силы на борьбу с прорвавшимися в немецкий тыл советскими танками.

Удар на Тацинскую изначально не входил в планы Юго-Западного фронта под командованием генерала Ватутина. Вначале планировалось («Сатурн»), что фронт двинется на Ростов-на-Дону, чем отрежет немецкую группу армий «А», создав окружение крупнее сталинградского. Но 12 декабря Манштейн нанес удар по советскому внешнему кольцу вокруг армии Паулюса. Удар этот командование Сталинградского фронта проглядело, и немцы подошли опасно близко к окруженной 6-й армии.
Чтобы парировать, Сталин перенацелил удар Юго-Западный фронта с запада на юго-запад. В целях движения 24-го танкового корпуса под командованием Василия Михайловича Баданова появилась станица Тацинская. Для советского командования не было секретом, что немецкие транспортники Ju.52 снабжают сталинградскую группировку немцев только с этого бетонного аэродрома. А также то, что в случае его потери снабжение сильно просядет.
17 декабря 1942 года, после того, как пехота Юго-Западного фронта прорвала позиции итальянской 8-й армии у Верхнего Мамона, в прорыв был введен и 24-й танковый корпус. Он тут же начал обгонять стрелковые части и быстро от них оторвался, как того и требовала советская теория глубокой операции (или немецкая военная мысль того же периода). Корпус брал только те станицы, через которые шли пути его снабжения топливом и боеприпасами.

Баданов был опытным военачальником. Закончив в 1916 году Чугуевское военное училище, к революции он был уже поручиком и командовал ротой. У началу войны Баданов командовал 55-й танковой дивизией 12-й танковой бригадой, а 2 сентября 1941 года вступил в командование сформированной в Харькове 12-й танковой бригадой, а в марте 1942, уступив бригаду Аврааму Соломоновичу Кирносу, возглавил 24-й танковый корпус.Генерал Баданов, или рейд повлиявший на ход войны24-й танковый корпус был сформирован весной 1942 года и был заново сформирован осенью после того, как потерял две трети состава под Харьковом. До ноября 1942 корпус находился в резерве Ставки. К моменту Тацинского рейда в состав корпуса входили три танковых бригады: 4-я гвардейская танковая, 54-я танковая, 130-я танковая, а также 24-я мотострелковая бригада, 658-й зенитно-артиллерийский полк и 413-й отдельный гвардейский минометный дивизион. К моменту наступления в 24-м танковом корпусе укомплектованность танками составляла 90%, личным составом — 70%, автотранспортом — 50%. Всего в его составе насчитывалось до 91 танка (Т-34 и Т-70).

Первый этап наступления 24-го танкового корпуса прошел успешно. 19 декабря, будучи введенным в бой с Осетровского плацдарма в полосе действия 4-го гвардейского стрелкового корпуса, на участке фронта, который обороняли итальянские части, танковый корпус Баданова практически не встретил существенного сопротивления с их стороны.

Многие итальянские офицеры срывали знаки различия и пытались скрыться. Танкисты Баданова давили итальянцев, буквально как клопов. По воспоминаниям самих танкистов, они встречали боевые машины, которые буквально потемнели от крови.

Однако и этот этап далеко не был легкой прогулкой — изображаемые сегодня карикатурно небоеспособными итальянцы часто огрызались, даже отступая. На северной окраине Расковки 24-й танковый корпус потерял 3 танка подбитыми и 3 сожженными. И хотя противник под нажимом отошел, сам при этом — по «Отчету…» — потерял всего два танка и три орудия.

Вообще, самолетов под Сталинградом у советской стороны было много больше, чем у немцев — но права непосредственно обращаться к ВВС командир корпуса не имел. Не была отработана схема вызова авиации, из-за чего всю операцию бадановцы провели под ударами самолетов противника (у которого схема вызова была отработана), но без поддержки своих. Результаты не замедлили сказаться: уже 20 ноября корпус потерял один Т-34 от удара бомбардировщика противника.

Не упрощало жизнь и то, что советская пехота двигалась далеко не так быстро, как танкисты, оставляя их без поддержки. Нельзя сказать, чтобы дело было в том, что мотопехота танкового корпуса были моторизована, а стрелковые части позади корпуса — нет. 24-я мотострелковая бригада корпуса Баданова была моторизована только в теории. На деле же, констатирует отчет, «из-за отсутствия положенного по штату автотранспорта двигалась пешим строем, совершая в пути форсированные марши до 50 км».

Разница была в тактике, а не в матобеспечении. «Мотострелки"-бадановцы обходили передовыми отрядами отдельные узлы сопротивления противника. А стрелковые части фронта, шедшие за ними, этого не делали, выбивая врага из них в лоб. Так небольшие силы противника даже в отсутствии сплошного фронта сильно замедляли стрелков, усугубляя разрыв между ними и танкистами.

Поэтому корпусу приходилось постоянно распылять свои силы, оставляя гарнизоны в узлах дорожной сети, без которых его грузовики не смогли бы везти горючее. Уже 21 ноября 1942 года два танковых батальона так остались гарнизоном в Дегтево. В те же сутки мотострелковая бригада оставила первую роту пехоты в качестве гарнизона в другой деревне, и так далее.

Того же числа танкисты начали игру с авиацией противника на ее же поле. Во время внезапной атаки бадановцев на посадочной площадке в Криворожье был расстрелян танками пытавшийся взлететь под их огнем Bf.110.

Несмотря на то, что немцам стало известно о продвижении танкового корпуса русских, «перехватить» его они не успели. За пять дней стремительного марша танкисты Баданова смогли преодолеть 240 километров.

Второй этап наступательной операции — это непосредственно штурм станицы Тацинской. Он начался утром 24 декабря в 7:30 после удара реактивных минометов «Катюша» из состава 413-го Гвардейского минометного дивизиона. После этого на немецкий тыловой аэродром, с которого едва успел унести ноги генерал Мартин Фибиг командующий 8-го корпуса люфтваффе, ринулись советские танки. Удар был нанесен одновременно с трех сторон, сигналом к общей атаке стал артиллерийский налет «Катюш» и переданный по радиосвязи сигнал «555».Генерал Баданов, или рейд повлиявший на ход войныРазбитые немецкие самолеты

Вот, что позднее вспоминал немецкий летчик Курт Шрайт о том, как это произошло: «Утро 24 декабря 1942 года. На востоке забрезжил слабый рассвет, освещая еще серый горизонт. В этот момент советские танки, на ходу ведя огонь, внезапно врываются в станицу Тацинскую и на аэродром. Самолеты вспыхивали, как факелы. Всюду бушевало пламя пожаров, рвались снаряды, взлетали на воздух складированные боеприпасы. По взлетному полю метались грузовики, а между ними носились отчаянно кричащие люди. Кто же отдаст приказ, куда направиться пилотам? Взлетать и уходить в направлении Новочеркасска — вот все, что успел приказать генерал Фибиг. Начинается форменное безумие. Со всех сторон на взлетную полосу выезжают и стартуют самолеты. Все это происходит под огнем противника и в свете разгоревшихся пожаров. Небо распростерлось багровым колоколом над тысячами погибающих солдат, лица которых выражали безумие. Вот один транспортный самолет Ю-52, не успев подняться в воздух, врезается в советский танк и взрывается со страшным грохотом. Вот уже в воздухе сталкиваются «Хейнкель» с «Юнкерсом» и разлетаются на мелкие обломки вместе со своими пассажирами. Рев авиамоторов и танковых двигателей смешивается с ревом взрывов, орудийным огнем и пулеметными очередями, формируя чудовищную музыкальную симфонию. Все вместе это создает в глазах зрителя тех событий полную картину разверзшейся преисподней».Генерал Баданов, или рейд повлиявший на ход войныСоветские танкисты частью сил подавляли огонь немецких зениток, частью — стреляли по срочно взлетающим самолетам. Более чем сотне удалось взлететь, поскольку 130-й танковой бригаде приходилось отвлекаться на борьбу с аэродромными частями. Однако 46 исправных самолетов противника были расстреляны прямо на взлете — и потеряны вместе со своими экипажами.

Последнее было даже более важно. Германия произвела за Вторую мировую много десятков тысяч самолетов, и даже в 1942 году делала их больше одного в час. А вот приличного летчика нельзя сделать ни за час, ни за квартал. В Люфтваффе 1942 года летчик к фронту имел не менее 250 часов налета. То есть на его подготовку ушло от десятка тонн дефицитного горючего и много времени. Поэтому потеря экипажей была намного более чувствительной потерей, чем гибель самолетов.

Менее чем через 12 часов генерал-майор Василий Баданов докладывал Ватутину по радиосвязи, что задача выполнена. Станица Тацинская и аэродром противника были захвачены. Немцы потеряли до 40 самолетов. Но самым главным итогом было то, что окруженная группировка Паулюса лишилась базы снабжения по воздуху.

Однако немцы не сидели, сложа руки. Еще ночью 23 декабря Манштейн, понимая, что уже не пробьется к Паулюсу, передислоцирует 11-ю танковую дивизию и 6-ю танковую дивизию, против корпуса Баданова. Они движутся форсированным маршем с целью остановить продвижение советского танкового корпуса.

Корпус Баданова оказался в окружении. Генерал Ватутин отправил на помощь Баданову два моторизованных корпуса и две стрелковые дивизии, но генерал Раус со своей 6-й танковой дивизией отразил все атаки.

Манштейн тоже не спал и его силы почти успели предотвратить удар по Тацинской. Поэтому сразу после ее занятия корпусом Баданова немецкие танкисты и мотопехота из разрозненных групп двух танковых дивизий ударили к северу и отрезали 24-й танковый корпус от снабжения. Это был очень тяжелый момент. Корпус испытывал острый дефицит горючего даже перед Тацинской. После больше его не стало, а без снабжения Т-34 нечем было бы заправлять. На аэродроме был бензин, но не было дизтоплива.

Части Баданова сопротивлялись отчаянно. Многие сражались до последнего патрона. Горящие в Тацинской силосные башни и зернохранилища освещали ужасающую картину – развороченные танки, искореженные противотанковые орудия, разбитые транспортные колонны снабжения, раненые, обмороженные до смерти люди.

Немцы, отсекшие советские клин, предприняли ряд попыток уничтожить прорвавшихся и занять аэродром. На ходу у частей 24-го корпуса в Тацинской осталось 58 танков, но дизельные имели 0,2 заправки — долго так не провоевать. Несколько раз за 26 декабря немцы атаковали части корпуса. Уже 27 декабря интенсивные бои оставили танкистов почти без боеприпасов. Мотострелки стали подбирать трофейные орудия и снаряды и вести огонь по противнику из них. Это решало только часть проблемы — немцы «не позаботились» завезти на Тацинскую советских танковых снарядов. Лишь в 23.00 того же дня корпусу на У-2 сбросили 450 снарядов для танковых орудий. Однако это было лишь по 10 снарядов на танковую пушку.

Хорошо хоть инженер-полковник Орлов, отвечавший за матчасть, нашел способ залить баки Т-34. Для этого под его руководством в определенных пропорциях были смешаны бензин, керосин и масло для немецких самолетов. Смесь оказался вполне пригодной для дизельных танков.

Баданов стал просить у штаба фронта разрешения на выход из окружения. Не по наслышке зная характер начальства, он не скупился на черные краски в своих донесениях, донося, что «танков нет». Что, конечно, было неправдой (тогда бы и прорыв не вышел), но, в конце концов, надо же было как-то получать согласие руководства, столь не любящего отступать из занятых населенных пунктов?
Генерал Баданов, или рейд повлиявший на ход войны
Прорыв.

В 11.30 28 декабря он получил согласие комфронта Ватутина (санкционированное лично Сталиным) на выход из окружения. Уже в два часа они двинулись через слабое место в кольце окружавших. Прорывающиеся были частично замаскированы складками местности, и поэтому противник резко недооценил масштабы прорыва. В немецких сводках было указано, что из окружения вырвалось всего 12 советских танков — а в сообщении для прессы и вовсе рассказано о полном уничтожении окруженной русской группировки.

На самом деле, Баданов при прорыве в Ильинку потерял всего 12 ранеными, 13 убитыми и 4 танка. К 30 декабря, по «Отчету…» на ходу после прорыва осталось 43 танка. 46 было потеряно безвозвратно в Тацинской, 33 было потеряно в других местах. В ремонте после подбитий находилось 12 танков. Еще 23 танка отстало в пути по техническим неисправностям (не имевшим связи с боем, просто поломки), и вскоре должны были вступить в строй.

Стоит напомнить, что всего в Сталинградской наступательной операции советские войска потеряли безвозвратно 2 915 танков, или вдвое больше, чем имели к ее началу. То есть, если бы не очень многочисленные подкрепления, операция бы захлебнулась.

В тяжелом бою морозной ночью 28 декабря 24-й танковый корпус внезапным ударом прорвал фронт противника и вышел из окружения в район Ильинки, переправившись через реку Быстрая. Советское Верховное главнокомандование и Верховный Совет отметили героизм полков Баданова. Их доблестное сопротивление до конца и, главное, их беспримерный танковый рейд в глубокий тыл немцев должны были стать замечательным примером для остальной Красной Армии.

Надо отметить при этом другие танковые корпуса Юго-Западного фронта свою задачу в ходе операции «Малый Сатурн» не выполнили. Они должны были взять Морозовск — там находился крупнейший бомбардировочный аэродром немцев, с которого они, после захвата Тацинской, понемногу снабжали армию Паулюса.

С учетом того, что все эти бои бадановцы провели без нормального снабжения горючим и под аккомпанемент однообразных записей в журнале боевых действий «Нашей авиации в течении дня над расположением частей корпуса абсолютно не было» — бесспорно, корпус заслужил звание гвардейского и почетное наименование «Тацинского».

Захват советскими танкистами аэродрома в Тацинской и уничтожение на нём большого количества транспортных самолетов существенно усложнили снабжение немецко-фашистских войск, окруженных под Сталинградом, и ускорили их капитуляцию.Генерал Баданов, или рейд повлиявший на ход войныСамолёты, захваченные корпусом Баданова.

Удар на Тацинскую заставил Ju.52, игравшие главную роль в снабжении армии Паулюса по воздуху, перелететь на сто с лишним километров к западу (ближе бетонных полос не было). Генерал Баданов, или рейд повлиявший на ход войныКарта боевых действий

Советское правительство высоко оценило подвиг танкистов корпуса. За проявленные ими воинское мастерство, отвагу и мужество 24-й танковый корпус 26 декабря 1942 года был преобразован во 2-й гвардейский танковый корпус и получил почетное наименование Тацинского, а его командир Василий Михайлович Баданов стал первым в стране кавалером ордена Суворова II степени.Генерал Баданов, или рейд повлиявший на ход войныПамятник-мемориал «Прорыв»

За время своего рейда 24-й танковый корпус отчитался об уничтожении 11292 солдат и офицеров противника, было взято в плен 4769 человек, подбито 84 танка, уничтожено 106 орудий. Только в районе Тацинской было уничтожено до 10 батарей противника и 40 самолетов.

Напоследок — о паре мифов, связанных с «Тацинским рейдом». Периодически пишут о страшных потерях корпуса при прорыве или захвате Тацинской. Утверждается, что из десятка тысяч личного состава из окружения вышло всего 927 — мол, страшные потери. Это недоразумение, связанное с тем, что такие авторы упрощенно представляют себе бои под Тацинской. В населенный пункт вошел далеко не весь корпус — например, из его мотострелков там был всего один батальон. Масса тыловых служб и пехоты остались вне окружения, в Тацинской просто никогда не было 10 тысяч солдат бадановского корпуса.

Реальные потери там поэтому были умеренными, а при прорыве — рекордно низкими. Советские танковые корпуса часто гибли в окружениях почти полностью (последний такой случай был в конце 1944 года), однако в данном конкретном случае окружена была лишь часть сил 24-го танкового корпуса, а потери при прорыве составили всего 13 убитых.

Еще один миф: в советской литературе часто встречалось утверждение, что на аэродроме было уничтожено то ли 300, то ли 430 немецких самолетов. Это, само собой, не так. Немецкие документы однозначно говорят о потере только 46 исправных самолетов, и еще 26 требовавших легкого ремонта. Завышенные цифры возникли из-за того, что танкисты не были специалистами в области авиации. Они приняли за исправные самолеты так называемый «железный ряд» — машины, списанные из-за тяжелых повреждений, и стоящие у края аэродрома, с которых постоянно снимались запасные части для ремонта поврежденных, но еще пригодных к полетам машин.

Кроме того, на станции Тацинской в вагонах были найдено большое количество запчастей, присланных сюда для ремонта немецких самолетов. Посчитав их, танкисты записали себе захват 60 самолетов в разобранном виде. На самом деле, немцы в разобранном виде самолеты не очень-то и возили. Это было более распространено в СССР, где перегонка самолетов очень осложнялась нехваткой летчиков, которые могли бы не потеряться на длинном перегоне.

Впрочем, и уничтожение запчастей в сожженном эшелоне, и разгром «железного ряда» тоже нанесли Люфтваффе ущерб. С уничтоженных списанных машин не удалось снять оставшиеся там запчасти, да и 60 комплектов новых запчастей при снабжении Сталинграда пригодились бы сильно.

Что еще важнее — удар на Тацинскую заставил Ju.52, игравшие главную роль в снабжении армии Паулюса по воздуху, перелететь на сто с лишним километров к западу (ближе бетонных полос не было). Оттуда их не могли сопровождать немецкие истребители — не хватало дальности. С этого момента «юнкерсы» либо пропускали дневное время, либо рисковали столкнуться с советскими истребителями. Да и полет по более длинному пути съедал их время. В итоге снабжение 6-й армии резко упало, и она начала голодать. Все это радикально облегчило ее ликвидацию в январе-феврале 1943 года.

Пожалуй, это единственный случай, когда одному танковому корпусу удалось так серьезно повлиять на ход и исход Второй мировой войны всего за 11 дней.

Именно после Тацинского рейда в войсках появилась шутка о том, что лучшим средством для борьбы с немецкой авиацией являются гусеницы танков.Генерал Баданов, или рейд повлиявший на ход войныСам же Василий Баданов в итоге дослужился до генерал-лейтенанта. Через два года во время Львовско-Сандомирской наступательной операции он получил тяжелое ранение и контузию. После излечения в августе 1944 года генерал-лейтенант Василий Баданов был назначен на должность начальника управления военно-учебных заведений Главного управления формирования и боевой подготовки бронетанковых и механизированных войск Советских Армии.

Награды: Орден Ленина; три Ордена Красного Знамени (27.03.1942); Орден Суворова II степени (№ 1); Орден Кутузова II степени (27.08.1943); Орден Отечественной войны II степени; Орден Красной Звезды; Медаль «XX лет РККА», Медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.» (09.08.1945); Иностранные ордена.

Умер в Москве в 1971 году в возрасте 75 лет.

При подготовке поста использованы следующие материалы:

Биографии известных людей

Военное Обозрение

Танковый Фронт

Комсомольская правда

Картина дня

))}
Loading...
наверх