Жизнь - театр

885 подписчиков

Свежие комментарии

От посла в Ватикане до писателя. Десять жизней разведчика Григулевича

От посла в Ватикане до писателя. Десять жизней разведчика ГригулевичаПосол Коста-Рики Теодоро Кастро подписывает соглашение с ФАО. На фото крайний справа – агент Роке, правая рука Макса (Григулевича) в резидентуре. 1952 год

Решение устранить Льва Троцкого принималось на самом высоком уровне. Для этого в 1939 году НКВД разработало операцию под кодовым названием «Утка». Убийство Старика (партийная кличка Троцкого) было поручено агенту Максу, который для этого выехал в Мехико, где и жил «объект устранения».

Инструктировал Макса лично Лаврентий Берия. Это было объяснимо и сложностью операции, и важностью порученного задания, и тем, что агента-нелегала  отправили в первую командировку.

В Мехико Макс, который появился там как гражданин США Дэвид Давидсон неожиданно заболел тифом. Его положили в больницу, где он ослеп и оглох, но в бреду вдруг неожиданно перешел с английского на испанский язык и постоянно просил известного художника Давида Сикейроса помочь ему найти какого-то старика, чтобы поймать утку.Диверсант, нелегал, ученыйВрач был очень заинтригован, да и не прочь заработать на исполнении последней воли умирающего, и пригласил к американцу художника.

Каково же было удивление Сикейроса, когда он узнал в больном американце Хосе Окампо - своего однополчанина во время гражданской войны в Испании.

Не было и речи о том чтобы оставить старого друга умирать в больнице, и Сикейрос забрал его к себе, щедро заплатив жрецам и знахарям индейцев майя. Через неделю Хосе, он же Дэвид Давидсон, он Макс, поправился.

Он открылся художнику, рассказав, что прибыл в Мексику для устранения Льва Троцкого по заданию Коминтерна. Художник с энтузиазмом взялся помочь Максу, и собрал целую бригаду таких же отчаянных головорезов, готовых на тайную и опасную операцию

Едва забрезжил рассвет солнечным утром 24 мая 1940 года, Макс и его соратники уже окружили виллу Троцкого и открыли по ней шквальный огонь из револьверов и ручного пулемета.Диверсант, нелегал, ученыйИосиф Ромуальдович Григулевич

Троцкий с женой находились в это время в спальне. Опытный революционер всегда был начеку и понимал, что рано или поздно Сталин подошлет к нему убийц. Он моментально вместе с женой скатился под дубовую кровать и спрятался. Крепкое мореное дерево спасло обоих, на них не было ни царапинки. Зато весь дом превратился в решето. Нападавшие сделали не менее двухсот выстрелов.От посла в Ватикане до писателя. Десять жизней разведчика ГригулевичаМексиканские интеллигенты-коммунисты. В центре во втором ряду— художники Д. Сикейрос и X. Ороско, справа — Анхелика Ареналь; внизу в центре— Луис Ареналь, справа — Антонио Пухоль. Середина 1930-х гг.

Макс был уверен, что выполнил задание, но вскоре мексиканское радио сообщило о покушении и о том, что Троцкий остался жив. Первая заграничная операция Макса не удалась, и он впал в депрессию, понимая, что дома его может ждать совсем не теплый прием. Но у нашей разведки были совсем другие виды на перспективного агента-диверсанта. И тогдашний куратор Макса в регионе генерал Наум Эйтингон познакомил подчиненного с юной мексиканкой Лаурой Агиляр Араухо. Уже вскоре Макс завербовал ее как связника. Пройдет еще немного времени, и Лаура станет женой Макса. На всю жизнь.

Хотя в тот раз Троцкого диверсантам ликвидировать не удалось, за эту операцию Макс получил орден Красной Звезды. Тем более, что через три месяца Меркадер закончил начатое группой Макса.От посла в Ватикане до писателя. Десять жизней разведчика ГригулевичаИосиф Григулевич (первый слева) в Испании. 1930-е годы

У Макса будет еще много разных имен и псевдонимов. А его настоящее имя Иосиф Григулевич. Этот человек сумел прожить несколько удивительных жизней и обмануть самых изощренных противников. Во время Второй Мировой войны он был единственным советским резидентом на латиноамериканском континенте.

Он завербовал две сотни агентов, а вернувшись в СССР, стал известным ученым, написав множество статей и книг, многие из которых и сегодня остаются настольными для историков.

В свое время тогда еще председатель КГБ Андропов так охарактеризовал Макса: «Ни один разведчик не имел столько псевдонимов, не был гражданином стольких государств. По сути, он прожил десять чужих жизней, но его собственная не растворилась в них, и он доказал это, оставшись патриотом своей Родины. Иосиф Ромуальдович Григулевич – вершина советской разведки, достичь которую способны лишь те, кто отмечен и избран Богом»

Юозас Григулявичус (так его звали в Литве) родился 5 мая 1913 года в городе Вильно (нынешнем Вильнюсе). Он владел десятком с лишним европейских языков, что позволяло ему легко перевоплощаться и принимать образы представителей разных национальностей и сословий. Он не имел полноценного высшего образования, но был человеком энциклопедических знаний и постоянно занимался самообразованием.

Сын бедного аптекаря в 1922 году поступил в гимназию литовского городка Паневежис. В 1926 году отец в поисках работы эмигрировал в Аргентину, обещая забрать семью, когда устроится на постоянную хорошую работу. А Юозас тем временем стал членом подпольной коммунистической молодежной организации Литвы.

В 1929 году по требованию полиции 16-летний Григулевич был исключен из гимназии и вместе с матерью вернулся в Вильнюс, который в те годы находился на территории Польши. Его подпольная деятельность была замечена польской дефензивой (политической полицией), и парень попал в тюрьму в числе гимназистов и студентов, которых охранка подозревала в принадлежности к запрещенной компартии Западной Белоруссии, нелегально действовавшей на территории Виленщины.Диверсант, нелегал, ученыйМать и сын. Паневежис, 1928,

В апреле 1933 года ему сообщили о смерти матери, которую он не мог даже похоронить, поскольку продолжал находиться в тюрьме. Причиной смерти 47-летнй женщины стал инфаркт после того, как вышедший на свободу сокамерник Григулевича рассказал ей об условиях содержания арестантов.

Обвинение не смогло ничего доказать, и буквально через несколько месяцев после смерти матери, в августе 1933 года Иосиф оказался на свободе, но с предложением прокуратуры в двухнедельный срок навсегда покинуть Польшу. Сначала он скрывался на конспиративной квартире в Варшаве, а затем был переправлен в Париж, где было много польских политэмигрантов.

Из Парижа в 1934 году Коминтерн командировал его на оргработу в Аргентину. К этому времени относятся первые контакты Григулевича с советской внешней разведкой. Затем была Испания, где юноша познакомился с Сикейросом, но не только с ним.

Там перспективного молодого командира интернациональной бригады заметил легендарный разведчик Александр Орлов (Лейба Фельбин), майора госбезопасности, резидента внешней разведки НКВД в Испании, он же Швед.

Это потом Швед стал перебежчиком, которого приказал убить лично Сталин, хотя Орлов не сдал никого из тех, с кем работал. А на тот период Швед держал за ниточки всю советскую агентуру в Европе. Затем была операция «Утка» и снова Аргентина, куда Григулевич прибыл по чилийскому паспорту и был сначала задержан в порту Буэнос-Айреса на основании жесткого закона об иммиграции… Однако, все обошлось и в миру коммерсант, а на самом деле советский агент Макс, начал активную деятельность в Буэнос-Айросе.

30 июня 1941 года он получил от связника шифровку из Центра, в которой его назначили резидентом внешней разведки на всем континенте. Назначение лично подписал новый глава внешней разведки Павел Фитин. Теперь Григулевич из Макса превратился в Артура.От посла в Ватикане до писателя. Десять жизней разведчика ГригулевичаУ этого памятника в Буэнос-Айресе резидент «Артур» Проводил встречи со связниками.

Резиденту поставили четкую задачу: «Примите меры по налаживанию всех видов диверсионной работы, чтобы воспрепятствовать транспортировке стратегических грузов из Аргентины для фашистской Германии. Используйте любые другие возможности, включая создание рабочих комитетов, для сокращения и приостановления переброски в страны «оси» грузов, которые могут применяться для военных целей: продовольственных товаров, продукции сельского хозяйства и других материалов, которые в больших количествах вывозятся через Буэнос-Айрес… Приступите к подбору и переброске надежной агентуры во вражеские и оккупированные врагом страны с разведывательными заданиями…»

Задача была сложной еще и потому, что Григулевич никогда не занимался взрывами. Но ему удалось создать интернациональную группу и придумать, как уничтожать склады и суда. Чтобы не было точной уверенности в диверсиях. Большинство акций восприняли как пожары, хотя и подозревали, что это, как минимум, поджоги. Григулевич сделал выбор в пользу зажигательной мины замедленного действия.

Группе Артура повезло еще и в том, что главным перевалочным портом был порт Буэнос-Айреса, где ему легче было ориентироваться.

Из Чили рейху поставляется селитра, из Боливии — олово, из Бразилии — кофе и какао, из самой Аргентины — медь, вольфрам, продовольственные товары и шерсть. Все это шло в порт столицы Аргентины, а оттуда пароходами в Испанию и Португалию.

Первую акцию группа провела в центре аргентинской столицы, где находился крупный книжный магазин «Гете». Под его вывеской располагалась штаб-квартира нацистского пропагандистского центра, широко распространявшего по всей Латинской Америке газетно-журнальную периодику и книжную литературу фашистского характера.От посла в Ватикане до писателя. Десять жизней разведчика ГригулевичаПорт Буэнос-Айреса, где люди Григулевича подбрасывали зажигательные снаряды в трюмы германских судов. 1942.

Полиция не смогла установить причину пожара, а нанесенный ущерб оценивался в 35 тысяч долларов США. Крупнейшей акцией подпольщиков стал поджог в 1942 году крупного припортового склада, где хранилось 40 тысяч тонн селитры, незаменимой в производстве пороха и динамита. Григулевич не вел подсчета уничтоженным складам и кораблям. Но их были десятки, а груз составлял более одного миллиона тонн. Работа его группы продолжалась до середины 1944 года, когда пришел приказ из центра остановить диверсии. За вклад в победу СССР над фашистской Германией Артур был награжден орденом Красного Знамени.

В июне 1945 года глава нелегальных резидентур НКВД в Южной Америке, прибыл в Сантьяго. Здесь начался новый этап его работы.

Представившись владельцем кофейных плантаций, аргентинец Хосе Ротти (Григулевич), – вышел на вербовочную беседу с вице-консулом Коста-Рики.От посла в Ватикане до писателя. Десять жизней разведчика ГригулевичаЦентр Сантьяго-де-Чили. Справа — президентский дворец Ла Монеда. 1940-Е гг.

Он легко завербовал вице-консула под псевдонимом Кабальеро. Тот заявил, что Хосе очень похож на его друга детства, сына богатейшего латифундиста Коста-Рики Педро Бонефиля.

– Они – мой сводный брат и родной отец, – немного сконфуженно сказал Иосиф. – Да-да, покойный дон Педро – мой отец…От посла в Ватикане до писателя. Десять жизней разведчика ГригулевичаИосиф Григулевич — пробная съемка, для использования в роли латиноамериканского бизнесмена-плейбоя. 1948.

Дескать, папа был падок до женского пола, а он его побочный сын, которого в детстве звали Теодоро. Далее последовала история «папы», которую Григулевич только накануне прочитал в предоставленном досье. Так наш резидент получил коста-риканский паспорт и рекомендательное письмо к кофейному магнату Коста-Рики Хосе Фигересу, который выиграл выборы президента страны. А тот увидел в нем родственную душу авантюриста и поделился планами завоевать кофейный рынок Европы.

С середины 1949 года Теодоро Боннефиа Кастро вместе с супругой Луизой обосновался в Италии, где продавал бразильский кофе.От посла в Ватикане до писателя. Десять жизней разведчика Григулевича«Артур» и «Луиза» в Бразилии. 1946.

В июне 1951 года Теодоро Бонефиль Кастро, стараниями Хосе Фигереса став Чрезвычайным Посланником в ранге полномочного министра Республики Коста-Рика, вручил верительные грамоты президенту Италии Луиджи Эйнауди, главе Ватикана Папе Пию XII и президенту СФРЮ Иосипу Броз Тито…

А папа Римский за подвижническую деятельность во славу Церкви даже наградил Теодора Бонефиля Кастро Мальтийским орденом, президент Венесуэлы – орденом Франсиско де Миранды, президенты Чили, Уругвая и Боливии – орденами высшего национального достоинства.

Его называли «восходящей звездой латиноамериканской дипломатии». А на одной из сессий Генассамблеи ООН ничего не подозревавший советский министр иностранных дел Вышинский даже заявил: «Пришлось мне выслушать выступление одного латиноамериканского делегата. Не скрою, по части красноречия он достиг больших высот. Но как политик он — пустышка. Это просто болтун, и место ему не здесь, на этом представительном форуме, а в цирке…»

В 1953 году разладились отношения между Сталиным и лидером Югославии Иосифом Броз Тито. Наш резидент получает задание убить Тито во время личной аудиенции с помощью дозы бактерий легочной чумы. Были разработаны и дополнительные варианты убийства. Григулевич даже написал прощальное письмо жене. К счастью, задание отменили после последовавшей вскоре смерти самого Сталина.От посла в Ватикане до писателя. Десять жизней разведчика ГригулевичаПрезидент Югославии Тито принимает посла Коста-Рики Теодоро Б. Кастро (И. Григулевича). 13 Марта 1953 г.

Но для Григулевича смерть вождя отозвалась отзывом в СССР. Из Рима ушла в Коста-Рику телеграмма, в которой господин посол сообщал, что в связи с тяжелой сердечной болезнью жены он срочно выезжает в Швейцарию. В МИД Коста-Рики был большой переполох, но следы посла и его семьи так и не обнаружили.

Он чудом избежал тюрьмы, хотя все его руководители были арестованы, как соратники Берии. Легендарного разведчика уволили со службы. Он оказался фактически нищим, поскольку не получал пенсию в разведке,  хотя на Западе был миллионером. Однако, Григулевич не сдался и занялся наукой в Институте этнографии. В 1965 году он – доктор исторических наук, в 1979-м – член-корреспондент АН СССР. Под псевдонимом Лаврецкий (девичья фамилия матери) издал в серии «ЖЗЛ» 20 книг о лидерах Латинской Америки. Широкую известность получили книги «История инквизиции», «Крест и меч» и «Мятежная церковь в Латинской Америке». От посла в Ватикане до писателя. Десять жизней разведчика ГригулевичаНекоторые из многочисленных книг профессора Григулевича.

Как ученый Григулевич получил квартиру в престижном доме по Кутузовскому проспекту 14, почти рядом с домом, где жил Леонид Брежнев. Награжден орденом Дружбы народов.

Диверсант, нелегал, ученый

Скончался разведчик и ученый 2 июня 1988 года. Похоронен на Донском кладбище Москвы.

Служба внешней разведки России до сих пор по вполне понятным причинам отказывается комментировать его деятельность.От посла в Ватикане до писателя. Десять жизней разведчика ГригулевичаИосиф Григулевич. / Борис Приходько / РИА Новости

От посла в Ватикане до писателя. Десять жизней разведчика ГригулевичаВ дополнение хочу привести еще 2 статьи из АИФа.
«Это вершина советской разведки, достичь которую способны лишь те, кто отмечен и избран Богом», - написал об Иосифе Григулевиче председатель КГБ Ю. Андропов

Советский разведчик, избранный Богом, - это уже само по себе звучит парадоксально. А ведь так оно и было. Папа Римский так ценил его, что наградил Мальтийским крестом. Он один из немногих, кто избежал разоблачения западными спецслужбами.

От посла в Ватикане до писателя. Десять жизней разведчика ГригулевичаГригулевича рассекретили 20 лет назад, но до сих пор многое в его биографии покрыто тайной. В год 100-летия создания Службы внешней разведки самое время вспомнить и о её героях. Любопытные факты из жизни Григулевича удалось узнать писателю и историку спецслужб, подполковнику КГБ ­Игорю ­Атаманенко. 

Тайная вечеря в подвале

- Впервые имя Макс я услышал весной 1992 г. во время приёма бывших генералов КГБ и экс-сотрудников ЦРУ и ФБР, где работал переводчиком. Поводом для встречи был обмен опытом. На самом же деле американцы искали способ проинспектировать новые российские секретные структуры - ФСБ и СВР, организованные на месте двух основных главков КГБ. 

Протокольную часть визита венчал конспиративный банкет в подвальном ресторане пресс-центра внешней разведки на Остоженке. Изрядно набравшись на дармовщину, спец­агент ЦРУ Роберт Уэйд вдруг обратился к генералу Дроздову, экс-начальнику управления «С» (подготовка разведчиков-нелегалов): «Вы хорошие парни, русские. Мы знаем, что у вас были успехи, которыми вы можете по праву гордиться. Но пройдёт время, и вы ахнете, когда узнаете, какую агентуру влияния имело ЦРУ в вашем Министерстве иностранных дел!» Выслушав мой перевод, Ю. И. Дроздов, в силу профессии человек крайне сдержанный, лишь пожал плечами, а затем тихо спросил у 1-го зам-начальника внешней разведки генерал-лейтенанта Кирпиченко: «Вадим Алексеевич, может, стоит в качестве противовеса рассказать о нашем человеке во внешнеполитическом ведомстве Коста-Рики?» Но тот отрезал: «Не пришло ещё время рассекречивать Макса»... Лишь в 1997 г. я узнал, что генералы имели в виду разведчика-нелегала Иосифа Ромуальдовича Григулевича, который служил послом Республики Коста-Рика одновременно (!) в Ватикане, Италии и Югославии. 

Да, КГБ умел многое: его сотрудники по всему свету вербовали лидеров партий, глав спецслужб, сановников из ближайшего окружения президентов и премьер-министров. Но чтобы наш разведчик-нелегал возглавил посольство чужой страны сразу в трёх государ­ствах?! Такого история дипломатии и секретных служб ещё не знала. Когда об этом стало известно в разведсообществе США, там случился не просто шок - апокалипсис!

Секретный «киллер» НКВД

Иосиф Григулевич (Григулявичюс) родился 5 мая 1913 г. в литовском городе Тракай в семье фармацевта. В 1924 г. глава семейства потерял работу и ­уехал на заработки в Аргентину, а мать с Иосифом перебралась в Вильно, где он окончил гимназию. К 17 годам юноша уже был активным членом компартии Польши, а к 20 - отбыл срок в печально известной изуверским содержанием тюрьме Лукишки в Вильно. От посла в Ватикане до писателя. Десять жизней разведчика ГригулевичаТюрьма Лукишки в Вильнюсе (ранее – Вильно), арестантом которой был юный Иосиф Григулевич

Чтобы избежать второго срока, бежал в Варшаву. Там-то на юного подпольщика и обратили внимание советские чекисты. Однако в последний момент кандидат в агенты вдруг... бесследно исчез. Как позже выяснилось, уехал в Аргентину, узнав о болезни отца. Вновь попал в поле зрения НКВД он лишь через год в Испании - молодой антифашист уехал туда воевать против генерала Франко, едва там началась гражданская война. Успел покомандовать ротой, дошёл до должности помощника начштаба. Героя пригласили на званый ужин, представили атташе советского посольства, под «крышей» которого работал наш резидент. На этот раз вербовка удалась. Одним из первых заданий Григулевича было выкрасть из тюрьмы и ликвидировать некоего Андреса Нина и соратников, считавшихся в Союзе «опасными троцкистами». 

Боевики Нина заподозрили Григулевича и устроили на него охоту. Советский резидент в Испании спрятал его в одной из своих «кукушек» (конспиративных квартир. - Ред.) и направил в Центр радиограмму: «Необходимо вывезти Юзика в Аттику. Прошу доставить экспрессом для него новые сапоги. Таблицу умножения вышлю позже». Это означало: «Необходимо вывезти разведчика в СССР. Прошу доставить курьером для него новые документы. Меморандум о состоявшейся вербовке вышлю позже».

А в 1939 г. Григулевича, получившего кодовое имя Макс, отправили в Мексику на операцию «Утка» по физическому устранению Троцкого. Началось с неудачи. В Мехико Макс подхватил тиф. Больничный врач был несказанно удивлён, услышав, как американец в бреду просит по­звать знаменитого художника Давида Сикейроса. Надеясь заработать на передаче последней воли умирающего, доктор разыскал художника. Тот примчался в больницу, узнал в ослепшем и оглохшем доходяге своего однополчанина по испанским окопам, щедро заплатил эскулапу и бросился к знахарям из племени майя. И - о чудо! - благодаря их настоям из трав Григулевич поправился. Макс рассказал своему спасителю, что приехал убить Троцкого по заданию Коминтерна. Сикейрос сколотил бригаду из друзей-сорви­голов, и 24 мая 1940 г. они с Максом совершили налёт на виллу Троцкого. «Старик», живший в постоянном ожидании покушения, среагировал мгновенно: схватив жену, бросился под кровать. Массивная, из морёного дуба, она спасла обоих: у них ни царапины, а спальня - в крошево: нападавшие выпустили более 200 пуль! 

Узнав по радио, что Троцкий жив (он проживёт ещё около 3 месяцев до следующего покушения, которое удачно осуществит Р. Меркадер. - Ред.), Иосиф впал в депрессию, а во сне ему стал являться, бряцая наручниками, нарком Берия… Чтобы вернуть к жизни агента, оператор Макса в Мексике, генерал НКВД, свёл его с юной мексиканкой Лаурой Агиляр Араухо. Позже девушка станет его женой, но сперва наш герой завербует её в качестве агента-связника под псевдонимом Луиза. За мексиканскую операцию Макса наградили орденом Красной Звезды.

«Сын» олигарха

Во время Великой Отечест­венной Григулевич организовывал диверсии в портах Южной Америки и на судах, перевозивших грузы для Германии. Под его руководством уничтожено более 1 млн тонн стратегического сырья, предназначавшегося нацистам. За что он был награждён орденом Красного Знамени. После войны возглавил резидентуры НКВД в Южной Америке. Изображая владельца кофейных плантаций и незаконнорождённого сына коста-риканского богача, завербовал вице-консула Коста-Рики. А вскоре стал обладателем коста-риканского паспорта и рекомендательного письма к кофейному магнату Фигересу, накануне избранному президентом страны. Тот сразу проникся к нашему герою доверием. Радением Фигереса Макс стал послом Коста-Рики в Италии, Ватикане и Югославии. Иосиф Григулевич. 1985 г.

Иосиф Григулевич. 1985 г. Фото: РИА Новости/ Леонид Палладин

В 1952-1953 гг. папа Пий XII за подвижническую деятельность во славу Церкви наградил Григулевича Мальтийским орденом, президент Венесуэлы - орденом Франсиско де Миранды, президенты Чили, Боливии и Уругвая - орденами высшего достоинства. От посла в Ватикане до писателя. Десять жизней разведчика ГригулевичаКрест Мальтийского ордена — награда коста-риканскому послу Теодоро Б. Кастро (советскому резиденту Иосифу Григулевичу). Звезда и орден Франсиско до Миранды.

Разведдеятельность Макса оборвалась в ­1953-м, когда его отозвали в Москву. Берия пытался расправиться с разведчиками. Недавний миллионер превратился в нищего. Официально в штате разведки он не числился, поскольку был глубоким нелегалом, и пенсия ему не полагалась. Другой бы на его месте от обиды заработал на продаже секретов Западу. Он остался верен долгу. От голодной смерти спасли оптимизм и креатив. Григулевич стал писать труды о культуре Ватикана, издал 20 книг о лидерах Латинской Америки в серии «ЖЗЛ». В 1965 г. он - доктор исторических наук, в ­1979-м - членкор Академии наук СССР. 

В 1970 г. сослуживцы Григулевича направили рапорт начальнику внешней разведки с просьбой присвоить ему звание Героя Советского Союза. Ходатайство и поныне лежит в личном деле Макса без какой-либо резолюции... 

От посла в Ватикане до писателя. Десять жизней разведчика ГригулевичаОб одной из легенд советской разведки рассказывает писатель, историк, вице-президент Союза криминалистов и криминологов РФ, с 2000 по 2016 г. зам Генерального прокурора РФ Александр Звягинцев.

Во время съёмок фильма, по­свящённого 100-летию Службы внешней разведки России, её директор Сергей Евгеньевич Нарышкин показал мне Мальтийский крест и спросил, знаю ли я, как этот орден очутился в штаб-квартире возглавляемой им организации. И рассказал, что в 1952 г. Папа Римский Пий XII вручил этот орден послу Коста-Рики в Ватикане и Италии Теодоро Кастро, который на самом деле являлся советским разведчиком-нелегалом. Настоящее имя этого человека – Иосиф Григулевич.

Странные жильцы

В декабре 1953 г. в Риме разразился дипломатический скандал. Из роскошного особняка на площади Саллустио, который занимало коста-риканское посольство, бесследно исчез глава дипмиссии Коста-Рики Теодоро Кастро вместе с женой и полугодовалой дочкой. Накануне, сославшись на болезнь супруги, он взял отпуск. Европейские спецслужбы буквально сбились с ног, пытаясь отыскать хоть какие-то следы. Но посол как в воду канул. В Коста-Рике ходили слухи, что Теодоро Каст­ро сбежал с деньгами местных политиков, которые через него продавали коста-­риканский кофе в Европу.

А тем временем в Москве, в доме 4 по 2-й Песчаной улице, появились новые жильцы: И­осиф и Лаура Григулевичи с маленькой дочкой Надей. Не по-советски улыбчивые, одетые с иголочки, с непривычным для Москвы средиземноморским загаром. Лаура почти не говорила по-русски. А Иосиф изъяснялся с едва уловимым акцентом. Одно слово – иностранцы.

Григулевич устроился работать в Комитет по культурным связям с зарубежными странами. Как-то раз туда заглянул по делам Чрезвычайный и Полномочный Посол СССР в Италии, а затем в Аргентине Михаил Костылёв. И чуть не лишился дара речи, когда в одном из коридоров столкнулся с Григулевичем. Это был тот самый костариканец Кастро, пропавший в Риме несколько лет назад. Костылёв ворвался в кабинет к председателю комитета Юрию Жукову с криком: «У тебя тут ходит ужасный антисоветчик, враг Советского Союза!»

Костылёв хорошо помни­л коста-риканского посла и речь, которую тот произнёс на VI сессии Генассамблеи ООН в Париже в начале 1950-х. Тогда делегаты Генассамблеи обсуждали вопрос «греческих детей». В 1946-м в Греции разгорелась гражданская война. Десятки тысяч детей были эвакуированы в страны Восточного блока – Югославию, Болгарию, Венгрию, но большинство – в СССР. Решение об их возвращении уже было принято, но американцы захотели использовать этот момент для очередных нападок на Советский Союз. На роль того, кто озвучит позицию коллективного Запада, был выбран костариканец Кастро. Он не произнёс ни слова обвинения в адрес СССР, но его речь была настолько витие­ватой и высокопарной, что советская сторона не могла не отреагировать. Министр иностран­ных дел Анд­рей Вышин­ский был в ярости. Он обозвал Кастро пустышкой, цепным псом империализма и врагом Советского Союза.

Особую пикантность ситуации придавал тот факт, что Вышинский, будучи главой МИД, являлся и шефом Григулевича, поскольку внешняя разведка – на тот момент она называлась Комитетом информации – входила в состав Министерства иностранных дел. Конечно, Вышинский не знал и в силу строжайшей конспирации не мог знать, кого так лихо «по­срамил». Зато на Западе Каст­ро сразу стали называть не иначе как «восходящей ­звездой западной дипломатии».

По возвращении в Рим его пригласил на аудиенцию Папа Римский Пий XII и беседовал с ним наедине. А в конце даже вручил коста-риканскому дипломату орден Мальтийского креста.

О том, что Теодоро Кастро на самом деле является советским разведчиком Иосифом Григулевичем, и в Ватикане, и в Коста-Рике узнают лишь в начале 1990-х.Об одной из легенд советской разведки рассказывает писатель, историк, вице-президент Союза криминалистов и криминологов РФ, с 2000 по 2016 г. зам Генерального прокурора РФ Александр Звягинцев.Директор СВР Сергей Нарышкин показывает Александру Звягинцеву необычные ордена, полученные Иосифом Григулевичем во время его работы в Коста-Рике: орден Заслуг pro Merito Melitensi (Мальтийский крест), знак ордена и звезду венесуэльского ордена Франсиско де Миранды. Фото: Из личного архива/Александр ЗвягинцевОрден Заслуг pro Merito Melitensi (Мальтийский крест) - справа, знак ордена и звезда венесуэльского ордена Франсиско де Миранды.Орден Заслуг pro Merito Melitensi (Мальтийский крест) - справа, знак ордена и звезда венесуэльского ордена Франсиско де Миранды. Фото: Из личного архива/ Александр Звягинцев

Стал подпольщиком в 13 лет

Иосиф Григулевич появился на свет в Литве. Его судьба, казалось, была предрешена: когда вырастет, унаследует семейную аптеку. Ни о какой разведке Йозек и не помышлял. Но уже в раннем детстве он начал проявлять то главное качество, которое в итоге и приведёт его в спецслужбы. Когда другие мальчишки слонялись по улице, Йозек сидел дома с книжкой. Позже, когда учился в гимназии в ­Паневежисе, просиживал сутками в библиотеке, читая всё подряд. Способность держать в голове немыслимое количест­во информации сформировалась у него именно тогда. Там же он впервые прочёл труды Маркса и Энгельса – и глубоко проникся коммунистическими идеалами. Дело было не только в классиках марксизма. Сказалось и влияние отца, участника Первой мировой войны и революционных событий в ­Петербурге.

В 13 лет Иосиф вступил в подпольный коммунистический кружок и стал распространять запрещённую литературу. Вскоре его арестовали и посадили в тюрьму Луки́шки в Вильнюсе. Об аресте сына Григулевич-старший ничего не знал, он ещё в 1924-м уехал в Аргентину на заработки. А вот для мамы это было страшным ударом. Она скончается от ­инфаркта в 47 лет.

Для Иосифа это стало трагедией. Он обожал мать и винил себя в её смерти.

Убрать «Старика»

В 1934-м тяжело заболел отец, и Григулевичу пришлось отправиться в Буэнос-Айрес. Он помогал отцу в аптеке, а заодно под видом фармацевта стал колесить по Аргентине и налаживать связи с местными коммунистами. Параллельно постигал аргентинские нравы, быт, диалекты и даже уличный жаргон. И вскоре мог с лёгкостью сойти за своего в любой части Аргентины.

Через несколько лет это сыграет решающую роль в его жизни. Именно Григулевич в качестве резидента будет создавать с нуля агентурную сеть советской разведки не только в Аргентине, но и во всей ­Южной Америке.

В 1936 г. в Испании фашист генерал Франко, которого поддер­живали Гитлер и Муссолини, поднял мятеж против республиканского правительства. Григулевич ненавидел фашистов, считал их главным мировым злом. Используя всю свою сметливость, он перебирается в Испанию. Здесь он знакомится с сотрудником  НКВД Александром Орловым (он же «Швед»). Молодой смелый парень с обаятельной улыбкой умел расположить к себе кого угодно, а для разведчика это незаменимое качество. К тому же Григулевич в совершенстве владел несколькими языками – испанским, французским, английским, польским, литовским, русским. А значит, мог свободно чувствовать себя практически в любой стране мира.

В 1938-м Григулевича направили в подмосковную Малаховку на краткие разведкурсы, а потом поручили первое задание – убрать «Старика». Так называли Льва Троцкого, который в 1929 г. был выслан из СССР и жил в Мексике. Мечтая поквитаться со Сталиным, он развернул на Западе активную антисоветскую деятельность. 2 февраля 1936 г. Сталин ознакомился с разведдонесением о тайной встрече Троцкого с рейхсминистром Рудольфом Гессом, на которой обсуждался сценарий возможной войны против СССР. После победы Германии Троцкий мог бы стать новым лидером Советского ­Союза при соблюдении им определённых условий.

Григулевич был избран одним из участников операции по устранению Троцкого. Под оперативным псевдонимом «Фелипе» Григулевич уехал в Мексику. Атака на «Старика» была назначена на 24 мая 1940 г. В 4 утра к «крепости» – так называли дом Троцкого – подъехала боевая группа из 20 человек, вооружённых револьверами и автоматами. Охранник Троцкого, американец Роберт Шелдон Харт, завербованный ранее, провёл всех в дом. Бойцы открыли огонь. Однако Троцкий вместе с женой успели спрятаться под кроватью. Громкий налёт закончился пшиком.

Поджигатели в масках прожигателей жизни

Григулевич смог избежать ареста. Когда страсти чуть улеглись, он выехал в Америку, а оттуда на Кубу. Там представитель советской разведки поручил ему заняться организацией на юге Латинской Америки – в Аргентине, Уругвае и Чили – групп, которые могут быть полезными в период предстоящей войны. Латин­ская Америка тогда фактически превратилась в сырьевой придаток Третьего рейха – отсюда шли тонны грузов на нужды ­вермахта.

«Артуру» (новый оперативный псевдоним Григулевича) предстояло помешать этим поставкам. Способ был только один: диверсии. В сеть «Артура» вошёл лидер профсоюза портовых служащих Гелеос, через активистов которого стала поступать информация о конкретных судах и грузах для стран «фашистской оси». В 1942-м в Аргентину приехала Лаура Агиля́р Ара́ухо (молодые люди познакомились ещё в Мексике и позже поженились) и сразу включилась в работу вместе с мужем. На публике они изображали состоятельных буржуа, прожигающих жизнь под звуки аргентинского танго. Глядя на эту весёлую парочку, никому и в голову не приходило, что пожары на грузовых судах – их рук дело.

«Зажигалки» проносили в порт в пакетах из-под чая йерба-ма́те, без которого трудно представить обеденный пере­рыв аргентинского рабочего. Было уничтожено несколько десятков судов – и в океане, и в портах. Происходили возгорания и на складах на берегу.

Роковая ошибка

Эта подрывная работа, возможно, продолжалась бы до самого конца войны, если б не ошибка матроса, который занимался закладкой «зажигалок». Он служил на барже «Люсия». Днём прятал устройства на барже, а по ночам подкладывал в трюм нацистских судов, готовых к отправке в море. Одна из «зажигалок» сработала на борту баржи, баржа сгорела и затонула. Когда её подняли со дна бухты, среди обломков обнаружили странную флягу со следами зажигательной смеси… Стало ясно – в порту работают диверсанты.

Многие члены «Д-группы» были арестованы, двое покончили с собой, а Григулевич и Лаура успели выехать в Уругвай. Там, в Монтевидео, их застала новость о том, что Германия пала. За диверсионную работу в Аргентине Григулевич получил орден Красного Знамени.

Ещё какое-то время Григулевичи колесили по континенту, пока в 1948-м их не отозвали в Москву. Иосиф во второй раз, а Лаура впервые оказались в центре подготовки в подмосковной Малаховке. Им предстояло новое опасное задание.

В качестве страны назначения была избрана Италия. В 1949 г. в скромной гостинице недалеко от центра Рима поселилась приятная супружеская пара: костариканец Теодоро Кастро и его жена, уругвайка по национальности, Ине́лия Идали́на. Они рассказывали, что приехали из Рио-де-Жанейро в надежде начать всё с чистого листа. В Бразилии им пришлось пережить страшную трагедию – смерть сына. И это – единственное во всей легенде – было правдой. Мальчик умер, едва ему исполнилось полгода.

В Италии «Максу» – очередной оперативный псевдоним Григулевича – создали прикрытие, которое ни у кого не вызвало бы подозрений. Коммерция – идеальный вариант. Но чем может торговать в Европе истинный костариканец? Вариантов не так уж и много. Итальянцы обожают кофе, поэтому коста-риканский кофе был не только идеальным прикрытием, но и гарантированным источником доходов. В Европе его называли ­«золотым зерном».

На почве этого бизнеса Григулевич сдружился с крупными производителями кофе из Коста-Рики. Один мешок кофе предприимчивый Кастро преподнёс в дар к столу Папы Римского. В Ватикане оценили и кофе, и красивый жест. Племянник Пия XII Джулио Пачелли проникся к Кастро особым расположением и сделал всё, чтобы тот стал официальным поставщиком двора Его ­Святейшества.

В 1950-м в Рим приехала большая делегация крупных кофейных плантаторов из ­Коста-Рики. В той делегации был и экс-президент Коста-Рики Хосе Фиге́рес. Кастро поразил его не только своей эрудицией, но и глубоким пониманием ­политических процессов.

Фигерес сначала сделал Кастро своим коммерческим партнёром в Европе, а потом и вовсе предложил ему заняться политикой. Когда ­Хосе Фигерес вновь решил стать президентом Коста-Рики, он поручил написать свою предвыборную речь именно ему и в качестве благодарности предложил Кастро любую должность, какую тот захочет.

Бывший замруководителя внеш­ней разведки КГБ СССР генерал-лейтенант Николай Леонов в 2020 г. сообщил во время съёмок фильма интересные подробности этой операции: «Григулевич запросил Центр: «Костариканцы спрашивают у меня, какой пост я хотел бы получить от их нового правительства?» Наши ответили: «Было бы очень здорово, ­если бы ты получил пост посла в Ватикане, потому что туда проникнуть нашей разведке нет никакой возможности».

Приказано исчезнуть

Григулевичу удалось добиться такого влияния в Ватикане, которым не могли похвастаться ближайшие кардиналы, окружавшие Папу Римского. Он 15 раз удостаивался личных аудиенций Папы. И регулярно Иосиф Ромуальдович вкладывал в голову Папы те идеи, которые были полезны ­Советскому Союзу.

Посол Коста-Рики в Италии Т. Кастро (И. Григулевич) с итальянским президентом Л. Эйнауди после вручения верительных грамот. 14 мая 1952 года.
Посол Коста-Рики в Италии Т. Кастро (И. Григулевич) с итальянским президентом Л. Эйнауди после вручения верительных грамот. 14 мая 1952 года.

Кроме Ватикана Григулевич был назначен послом ещё в двух государствах – в Италии и Югославии. Он быстро стал душой светской жизни, которая в то время в Риме била ключом. Однако чем ярче Кастро блистал в высшем обществе, тем больше опасений это вызывало у Центра. Ведь в Риме на тот момент находилось несколько человек, которые знали Григулевича по Испании. Плюс ко всему в итальянскую столицу приехал новый посол Польши, а они с Григулевичем были знакомы ещё со времён гимназического подполья.

Самое неприятное случилось с его женой Лаурой. ­Атташе по культуре из мексиканского посольства оказалась её бывшей учительницей, и в разговоре с Лаурой она сказала: «Вы мне напоминаете мою ученицу». Григулевичи понимали: оставаться в Риме слишком опасно. Если кто-то усомнится в их легенде и контрразведка начнёт поднимать документы, то очень быст­ро обнаружится, что ни Кастро, ни его жены ­Идалины в природе не существует. В конце 1953 г. «Макс» получил приказ из Центра исчезнуть.

Той зимой из-за рубежа отозвали не только Григулевича. Главная причина отзывов была всем понятна: в ­1953-м арестовали Лаврентия Берию. В органах госбезопасности, которыми он столько лет руководил, начались чистки. Они могли коснуться любого, в том числе и Григулевича. Почему? На этот вопрос в одной из бесед мне ясно и конкретно ответил генерал-майор Службы внешней разведки Сергей Яковлев: «Иосиф Ромуальдович выполнял задания Берии, до войны общался с ним лично. Берия был его начальником и руководителем».От посла в Ватикане до писателя. Десять жизней разведчика ГригулевичаФото: Из личного архива/ Александр Звягинцев

В 1956 г. Григулевича уволили из разведки – и он выдохнул с облегчением. Но у него на руках был маленький ребёнок и жена-иностранка, не знающая русского языка. Это не сулило ничего хорошего. Однако, будучи неглупым человеком, он понимал, что могло быть гораздо хуже.От посла в Ватикане до писателя. Десять жизней разведчика ГригулевичаЛаура с дочерью Надей. Москва, 1954 г.

Когда Григулевича отчислили из разведки, ему было 43 ­года. Жизнь пришлось начинать фактически с нуля. Он выбрал науку. В качестве литературного псевдонима Григулевич взял фамилию матери – Лаврецкий

В 1957 г. вышел его первый труд – «Ватикан: религия, финансы и политика». Дальше в издательстве «Молодая гвардия» последует целая серия о героях Латинской Америки: Боливар, Хуарес, Эрнесто Че Гевара. О Григулевиче заговорили как о блистательном знатоке Латинской Америки и талантливом писателе. Его книги выходили миллионными тиражами. Однако в аннотациях к книгам фигурировало лишь два факта биографии: родился 5 мая 1913 г., кандидатскую защитил в 1957-м. Что было между этими двумя датами, оставалось тайной для всех. Ни в ­Институте этнографии, куда Григулевич перешёл на работу в 1960 г., ни в Институте Латинской Америки, у истоков создания которого он стоял, о ­Григулевиче никто ничего толком не знал.От посла в Ватикане до писателя. Десять жизней разведчика ГригулевичаС сотрудниками сектора зарубежной этнологии и религиеведения у Института этнографии АН СССР (И. Григулевич — четвертый справа).

Член-корреспондент Российской академии наук, бывший директор Института Латинской Америки Владимир Давыдов рассказывал: «Мы понимали, что это неординарная, крупная величина в нашем научном мире. Всегда обаятельный и открытый, он тем не менее держал людей на расстоянии. Старался лишний раз не попадать в объективы камер. И это лишь подогревало всевозможные слухи о Григулевиче – о его загадочном прошлом, несметных богатствах и даже о том, что книги за него пишут другие. В научной среде одни Григулевичем восторгались, другие скрыто завидовали».У Иосифа и Лауры Григулевич было много паспортов на разные имена.У Иосифа и Лауры Григулевич было много паспортов на разные имена. Фото: Из личного архива/ Александр Звягинцев

В начале 1980-х гг. молодому сотруднику Первого главного управления КГБ СССР поручили взять у Григулевича интервью для служебного журнала. Маститый разведчик поведал о непростых перипетиях своей жизни, иногда – для разрядки – шутил, вспоминал забавные истории, связанные с его заграничными миссиями. Завершая беседу, интервьюер спросил: «Что движет разведчиком в его рискованной, часто неблагодарной работе?» Лёгкий на слово, Григулевич вдруг замолчал, подошёл к распахнутой балконной двери и, глядя на весеннее московское небо, сказал: «Разведчиком движут ­иллюзии, мой друг, прежде всего – иллюзии»...От посла в Ватикане до писателя. Десять жизней разведчика ГригулевичаИосиф Григулевич в семейном кругу. В центре — дочь Надежда с сыном Максимом, справа — Лаура. 1975. От посла в Ватикане до писателя. Десять жизней разведчика ГригулевичаИ. Р. Григулевич с внуком Максимом Линником. 1980.

Дочь Иосифа Ромуальдовича Надежда во время последнего нашего с ней разговора, вспоминая о беседах с отцом, вдруг оживилась и сказала: «Знаете, иногда папа задумывался и говорил: «Да, были когда-то времена… Вот вызывал товарищ Сталин и говорил: в такой-то стране в таком-то сейфе находится такой-то документ, надо достать. И ведь доставали… Мы были романтиками». От посла в Ватикане до писателя. Десять жизней разведчика ГригулевичаИ. Р. Григулевич на пороге шестидесятилетия.

Иосиф Григулевич умер в июне ­1988-го, буквально через месяц после своего ­75-летия. Похоронен в Москве на Донском кладбище (колумбарий 22, секция 40).От посла в Ватикане до писателя. Десять жизней разведчика Григулевича

https://xn--h1aagokeh.xn--p1ai/journal/72/uchenyj-razvedchik...

https://aif.ru/society/history/romantik_iz_razvedki_kak_iosi...

https://olegfochkin.mirtesen.ru/blog/43690410266/Supershpion...

https://aif.ru/society/history/ot_posla_v_vatikane_do_pisate...

Картина дня

наверх