Жизнь - театр

946 подписчиков

Свежие комментарии

  • ВераВерная
    Спасибо за пост!Лето и арбалеты.....
  • ВераВерная
    Читаешь, как ПЕВ отвечает, прям на сердце радость! Вот молодец, ни убавить - ни прибавить! И с юмором у него всё в по...Лето и арбалеты.....
  • ВераВерная
    Интересный материал, спасибо. Такие разведчики, действительно, подарок для наших спецслужб. Пройти службу в Абвере, р...Такие разведчики ...

Фильм "Офицеры". Реальные авторы и прототипы

Фильм "Офицеры". Реальные авторы и прототипыУже почти полвека фильм «Офицеры» определят отношение общества к военной службе девизом: «Есть такая профессия – Родину защищать». Но сегодня речь пойдет не столько о фильме, хотя это мой любимый фильм. Мы копнем глубже. Все это время никто не находил никакой связи героев с возможными реальными прототипами, в частности, главной героини фильма – Любы Трофимовой. Ведь известно, что фильм заказывался Министерством Обороны СССР, как рассказ о нелёгкой жизни офицерских жён.

Известно также, что автор сценария Борис Васильев в других своих произведениях дважды, как прототип героинь, использовал образ своей жены – Зори Поляк (Соня Гурвич, Искра Полякова). Однако, здесь было две нестыковки. Во-первых – был нужен абсолютно другой типаж, но главное, что его сценарий был только фундаментом сюжета, а прототипы героев формировались совсем в другом измерении. Именно в связи с этим, многое из повествования Васильева, в частности, любимые им сюжеты с описанием репрессий в РККА, из сценария фильма исчезли без следа. После чего Васильев отказался работать над фильмом, но это отдельная тема. Зато Лановой, ранее отказывавшийся играть терпилу, ролью героической крайне заинтересовался.Фильм "Офицеры". Реальные авторы и прототипыАлла Покровская и Валентина Юматова (фото 1934г).

Уверен, что просматривая фото актрис на эту роль, маршал тоже отметил внешнее сходство

Маршал Советского Союза

Начнем с прототипа Вараввы. Как вспоминал сам сценарист, прототипом одного из главных героев картины был действительно человек по имени Иван Варавва, кубанский казак и поэт, с которым Васильев познакомился в Минкульте СССР. Хотя закладных типа «казак-поэт-Варавва» для обозначения описываемой личности явно мало, вероятно, именно так это и было. Но только в авторском тексте самой повести. А вот в фильме… Есть фраза, приписываемая Александру Дюма: «История – это только гвоздь, на который я вешаю свои картины». Так вышло, что оригинал повести Васильева и оказался тем самым гвоздем, на который и повесили картину «Офицеры».

Известно, что инициатором создания экранизации в 1971 году этого произведения был министр обороны СССР А. А. Гречко, а знаменитая фраза, ставшая историческим эпиграфом к фильму: «Есть такая профессия – защищать Родину» принадлежит именно ему. Фильм "Офицеры". Реальные авторы и прототипыИ нет сомнения в том, что боевой генерал, проживший бурную и героическую жизнь, не отнесся к фильму, как простой наблюдатель. Ту жизнь, что проживали герои фильма на экране, он знал, как ни странно, гораздо лучше и самого автора сценария, и режиссера. Поэтому, не включить свои воспоминания в повествование он не мог по определению, это была и его жизнь. Тем более, что в соответствии с положением – заказчика картины, маршала и Министра, он такую возможность безусловно имел. Характерно, что современники отзываются о маршале, как о человеке амбициозном, а значит пройти мимо самого себя в истории, он, тоже не мог. Помимо этого, прямого факта, есть и косвенные:

Помните, диалог встречи генералов в Москве:

— Как живете, Ванечка? Семья? Дети? Варавва сразу перестал улыбаться.

— Неужели так и не женился? — удивился Трофимов — Не встретил такую, как твоя жена, вот и не женился.

— Ну, раньше надо было отбивать. В Туркестане — У такого отобьешь, как же! — улыбнулся Варавва — Одни красные штаны чего стоилиФильм "Офицеры". Реальные авторы и прототипыАндрей Гречко 1936 год. 

А теперь откройте все первоисточники и поищите жену А.А. Гречко. В большинстве источников, в той же Википедии вы её не найдете. В других источниках есть скудные данные (без имени) о жене-учительнице, умершей в 1990 году, дочке Татьяне и внуках, которых маршал почему-то усыновил. Так что в этом пункте судьба Вараввы, в исполнении В. Ланового, очень напоминает судьбу самого маршала. Как в плане своей собственной семейной драмы, поскольку жена у него все же была, так и в героических судьбах других женщин – жен его сослуживцев, которые ярким примером прошли перед его глазами. Более того, очевидно, что образ, сыгранный талантливым артистом, не только понравился, но и запомнился Министру обороны: - В киноэпопее Юрия Озерова «Солдаты свободы» (1977) роль уже непосредственно самого А. А. Гречко исполнит именно Василий Лановой. И хотя лента была закончена уже после смерти маршала (в 1976г.), сам проект «Освобождение», куда она входила, снимался с 1968 года. Таким образом, по прямым и косвенным признакам, можно с уверенностью предположить, что прототипом Вараввы в экранной версии был сам Андрей Антонович Гречко.Фильм "Офицеры". Реальные авторы и прототипы

Генерал Трофимов

С генералом Трофимовым несколько сложнее, поскольку предполагаемый прототип был на самом деле майором, даже капитаном, поскольку эту, уже присвоенную вторую шпалу, прикрутить к петлицам ему было не суждено. Он встретил войну в первый же её день на самом западном рубеже, будучи военным комендантом г. Волковыска. По официальной версии пропал без вести в июне-июле 1941 года, а по реальной – и по сей день лежит на дне окопа у станции Россь, где погиб, принимая свой последний 11-й бой. Но к этому мы вернемся позже, а пока коснемся главной интриги – центральной фигуры экранизации – Любы Трофимовой.

Той женщины, чей образ маячил перед глазами маршала Гречко, когда он задумывал, читал, правил и утверждал сценарий фильма «Офицеры». Потому, что непременно должен быть пример женского поведения, который вдохновил маршала на создание такой картины.

Как одно из загадочных, на первый взгляд, явлений фильма, хочу отметить появление в роли главного героя – генерала Трофимова - артиста Георгия Юматова. Его там вообще не должно было быть. Хочу сразу отметить, что пил Юматов не больше и не меньше других артистов, но его буйный нрав позволял оппонентам держать его в заведомых дебоширах и записных алкоголиках. Таким образом у него просто отжимали роли. Не исключаю, что драки с ним планировались и провоцировались специально, с целью дискредитировать перед пробами на значимую роль. И он не получал их, как, к примеру, пару лет до того, в «Белом солнце пустыни». Причем, это была не статусная и политизированная лента, а вполне себе демократичная, развлекательная картина.

А тут – заказ Министерства обороны, лента, снимаемая по инициативе и под личным контролем Министра. Вопрос политический, за пьянку и дебош одного из артистов, утверждавшие его на роль могли иметь полный набор потерь - от должности, до партбилета. При этом, автор сценария с ним не знаком, режиссер категорически против, а, с уже утвержденным на роль Василием Лановым, Юматов вообще находится в контрах, так как ранее претендовал на роль Павла Корчагина, но, что называется, анкета подвела. Да и претендентов на роль было до полусотни, из них половина - фронтовики

И, о Чудо! Георгия Юматова не просто приглашают. До этого, даже не смотревший в его сторону, автор сценария, не просто рекомендует его на роль, а, при чьих-то возражениях, он лично за него ручается! Ручается за малознакомого, неуправляемого алкоголика, что за бред, к чему эта ответственность и риски на ровном месте? Мало того, вслед за этим и режиссер неожиданно проникается доверием к актеру, которого дружно и утверждают на одну из главных ролей.

Для того, чтобы понять суть происходившего потребуется ретроспектива, возвращение в предвоенные годы, а потом и в послевоенные.Фильм "Офицеры". Реальные авторы и прототипы

Общежитие на Ходынке. Офицеры

Все знают, что была такая кузница кадров РККА, которая называлась «Первая конная армия». Все знают, как она появилась, но мало кто знает, как она закончилась. Забегая вперед, скажу, что закончилась она именно там, в Белостокском котле, в окопах у станции Россь, где сложил свою голову комендант Волковыска, капитан, который, воскреснув через 30 лет на экране, произнесет голосом генерала Трофимова, вечное офицерское: «Есть такая профессия – Родину защищать»Фильм "Офицеры". Реальные авторы и прототипыАлександр Родимцев 1939 г. 

В 1936-38гг., когда Первая конная уже называлась «6-й кавалерийский корпус», большую его часть составляла «36-я кавалерийская дивизия», часть которой была расквартирована в Москве, на Ходынке. Если идти от Ленинградского проспекта, то прямо за теперешней территорией Боткинской больницы еще недавно можно можно было увидеть несколько малоэтажных домов довоенной постройки. Это и были дома офицерского общежития комсостава 36-й кавалерийской ордена Ленина Краснознамённая ордена Красной Звезды дивизии имени И.В. Сталина.

Через это общежитие прошло много офицеров, чьи имена вошли в историю. На коммунальной кухне этого общежития вместе варили щи десятки жен и вдов будущих генералов, известных и забытых героев грядущей войны. Из полусотни офицеров для нас интересны двое – Андрей Гречко, будущий маршал и крестный отец фильма «Офицеры» и его друг, будущий генерал-полковник, герой Сталинграда – Александр Родимцев.

В том общежитии рядом с комнатой, где жил с женой Андрей Гречко, семья Александра Родимцева делила комнату с Петром Юматовым, его молодой женой Валентиной и дочкой Люсей – ровесницей дочери самого Родимцева – Ирины. Отсюда Родимцев уезжал в Испанию, здесь он и Гречко под присмотром жены, которая была учителем, готовились к учебе в Академии. Отсюда же все трое вместе с дивизией двинулись в город Борисов – в военный городок Печи.Фильм "Офицеры". Реальные авторы и прототипыПетр Юматов 1937 г.

Офицерская жена

Здесь и произошёл обычный случай с необычным концом. Петр Юматов от красавицы жены загулял и даже на время ушел к другой. А через полгода вернулся, причем не один, а с грудным ребенком. И Валентина приняла и мужа, и сына. Пораженные таким великодушием, Андрей Гречко и его жена, в знак уважения, дарят супругам Юматовым ванночку для купания этого младенца… Скорее всего, именно в это время и начался отсчет того, что с годами оставило неизгладимый след в памяти будущего маршала.

В 1939 году, при разделе Польши дивизия была расквартирована в Белостоке и Волковыске, военным комендантом которого и был назначен капитан Петр Юматов. В июне 1941 года Валентина Юматова родила сына. Не желая лежать в общей палате, она перебралась домой, в здание комендатуры. В ту же ночь, 22 июня роддом разбомбили.

Андрей Гречко и Александр Родимцев в июне 1941 года были в Москве, в Академии, поэтому война для них началась несколько позже. По разным причинам еще до полутора десятков офицеров 36-й кавдивизии, в частности, начальник штаба дивизии Лев Доватор, также не разделили участи своей войсковой части.

Белостокский котел

Дмитрий Егоров в книге «Июнь 1941. Разгром Западного фронта» пишет о семьях комсостава 36 кавдивизии:

«…Семьи начсостава эвакуировать не удалось. Они были отправлены на машинах утром 22 июня под командованием командира хозвзвода 24-го полка, но на шоссе около Слонима на них налетела авиация… Оставшиеся в живых вернулись обратно в Волковыск.»Фильм "Офицеры". Реальные авторы и прототипыПогибшие красонармейцы и разбитая техника-результат авиаудара по колонне на дороге Зельва-Волковыск.Конец июня 1941 г.

Но это было не совсем так… Валентина не знала, что находится в самой середине Белостокского котла, из которого не нашли выхода триста тысяч советских солдат. Но она точно знала, что жене и детям военного коменданта Волковыска, в город возвращаться было нельзя. Поэтому, с тремя детьми, лесами она неделю выходила из окружения. Сначала с группами военнослужащих, пеленая в портянки новорожденного сына, потом отстала, шла одна и была единственной из жен комсостава 36-й кавдивизии, кому это удалось. Все остальные либо погибли, либо надолго остались в оккупации.

Жизнь после смерти

Они вернулись в Москву из эвакуации только в конце войны. Мужей с войны тогда ждали даже после похоронок, а уж пропавших без вести ждали вообще, как живых. Когда окончилась война, ей было чуть за 30 и это ожидание было согрето еще не стершимися воспоминаниями. Поэтому, несмотря на ужасающую нужду, она отказывалась от любой помощи, а тем более от ухаживаний бывших сослуживцев мужа. Более того, отказывалась даже от официальных предложений. А поддержку оказать пытались многие. Ведь за время войны вчерашние майоры стали генералами, обрели серьезные возможности. Валентину приглашали на все официальные и неофициальные мероприятия, старались помочь материально. Она никуда не ходила и ничего не принимала. Тогда бывшие подруги, - жены генералов и полковников пошли на хитрость. Зная, что Валентина подрабатывает шитьем, стали заказывать у неё платья. И многим было странно узнать, что, к примеру, жена прославленного генерала Родимцева заказывает платья не у известной модистки, а у многодетной сотрудницы пекарни.Фильм "Офицеры". Реальные авторы и прототипыЕё ожидания закончились «холодным летом 53-го», когда на пороге военкомата она повстречала Гаврилова, бывшего майора, бывшего военнопленного, прошедшего нацистские и советские лагеря и недавно вышедшего по амнистии.

«Ждешь?», - спросил майор. «Жду», - ответила Валентина. «Не жди…» И Гаврилов рассказал, как принимали тот 11-й бой, как находившемуся возле комдива Юматову снесло осколком полчерепа, обрызгав кровью и мозгами стоявших рядом офицеров. И в конце добавил: «Извини, Валя, похоронить не удалось».

Знал ли об этой судьбе министр обороны? – Однозначно знал, как и большинство уцелевших офицеров – бывших кавалеристов 6-го кавкорпуса. Да и Москва, как известно, – «большая деревня». Тем более, что волею судьбы «Генеральский» дом – Ленинградский проспект, 74 находится на Соколе, все там же в районе Ходынки. Здесь же, сначала в Чапаевском, а потом в Песчаных переулках жила и Валентина Юматова. И если раньше они жили в одном общежитии, то сейчас многие из них жили в соседних домах.

Образ Любы Трофимовой по линии фильма собирательный, но можно с уверенностью предположить, что Министр обороны Советского Союза, заказывая фильм и листая сценарий, видел в нем не придуманных персонажей, а реальных людей. Тем более, что в жизни самого маршала Андрея Гречко не было примера большей самоотверженности и преданности, чем героическая судьба Валентины Петровны Юматовой. В этой судьбе не было «хеппи-энда», генеральских погон и обеспеченной старости. Но все это было воплощено на экране, в фильме, который изначально задумывался, как дань уважения офицерским женам.Фильм "Офицеры". Реальные авторы и прототипыНаверное, теперь нет смысла пояснять, по чьей воле на съемочной площадке мог появиться Георгий Юматов. Он был не только ветеран и герой Великой войны. Он был частичкой прошлого самого Министра обороны, маршала Андрея Гречко, поскольку являлся родным племянником того самого Петра Семеновича Юматова, товарища и былого сослуживца нынешнего Министра обороны.

Знал ли сам артист об этом хитросплетении сюжета фильма, имеющего столь сложную реальную подоплеку? Конечно знал, тем более, что своему появлению в фильме он, отчасти, обязан сводному брату. Тому самому, что усыновила Валентина перед войной. Более того, сам фронтовик, он не мог не знать историю своей семьи и судьбы воевавших родственников. Что же касается отсутствия этих деталей, то маршал Гречко был не столько лириком, сколько политиком, который должен следить за тем, чтобы лишняя информация не появилась там, где она могла ему навредить. Поэтому, в том виде, в котором здесь описаны эти события никто и никогда их ранее не знал.

Из сценария фильма «Офицеры» маршал Гречко вычистил все эпизоды предвоенных репрессий в РККА. И вот почему. Есть две версии фатальных неудач начала войны – одна официальная – «вероломное нападение», вторая – диссидентская – «репрессировали всех талантливых полководцев».

И те, и другие сильно лукавили, поскольку истина была даже не посередине, она была сбоку. Диссиденты не хотели признавать, что заговор существовал и репрессии были оправданы, а власть не могла признать, что репрессии не только проводились бездарно, но и не были доведены до конца. Никому не было выгодно признавать, что группа высших генералов РККА оказались вражескими агентами, и, с началом боевых действий, диверсиями, саботажем и преступными приказами обеспечивали поражение своих войск. И Министр обороны СССР маршал Гречко, инициируя фильм о подвиге и нелегкой судьбе офицерских жен, правду эту также тщательно скрывал и в фильме демонстрировать ни в каком качестве не собирался. Тем более, что сразу раскусил диссидента и юдолфилаФильм "Офицеры". Реальные авторы и прототипы

Теперь немного о персонах

Фильм "Офицеры". Реальные авторы и прототипыПисатель Борис Васильев

Васильев человек не бесталанный, но, как говориться, попал в плохую компанию Его Зоря играла при нем ту же роль, что Боннер при Сахарове. В те годы все антисоветчики старались уехать, прихватив наиболее ценный, для Запада, багаж. В те годы их кумиром был Солженицын, «самиздат» по ночам печатал его «архипелаг», многие мечтали о подобном триумфе и если бы Васильев отличился с экранизацией раньше, то Нобевлеским лауреатом был бы он. А Гречко стал бы, как минимум, презираемым отставником, потерявшим бдительность. Но, не срослось…

Фильм "Офицеры". Реальные авторы и прототипыВасилий Лановой был не так прост и прямолинеен, как его герои. Его антисемитизм был скрыт до поры, но креп от роли к роли. Как он должен был относиться к Васильеву, если тот, хотел, чтобы именно его типаж - лицо Павки Корчагина претерпевало бы все радости арестанта в руках кровавой гэбни в период предвоенных чисток. Поэтому и отказывался от роли. А его внутреннее состояние можно при этом представить – отказываться нельзя, играть – тоже. Спустя годы, уже в наше время, он высказал свое мнение о подобных случаях в своей жизни. После чего Иосиф Кобзон обещал, что ни один порядочный человек не подаст ему руки.

Фильм "Офицеры". Реальные авторы и прототипыГеоргий Юматов был советским человеком и политическую интригу или не замечал, или делал вид, что не видит. Васильев не желал его видеть в фильме, но он уже ничем не руководил, а учитывая давление консультантов Министерства обороны, вообще уже не имел своего мнения. Как появился в фильме Юматов, я расскажу в конце. 

А пока о главной героине

В фильме есть эпизод атаки немецких танков на санитарный эшелон, где врачом была Люба Трофимова. Раскрывая образ её прототипа в фильме «Офицеры» Валентины Юматовой, я показал эпизод из её жизни, если и не совпадающий в деталях, то абсолютно аналогичный в плане трагизма и героического поведения таких женщин в экстремальных ситуациях. Таким эпизодом был выход Валентины с детьми из Белостокского котла.Фильм "Офицеры". Реальные авторы и прототипыВолковыск в июне 1941 года

Для перехода от предисловия к теме повествования, привожу еще четыре цитаты из книги Д. Егорова «Июнь 1941. Разгром Западного фронта»

«…В июне 1941 года Приграничное сражение Западного фронта закончилось страшной катастрофой, которая едва не привела к проигрышу всей войны. В Белостокском котле погибли три наших армии, безвозвратные потери превысили 300 тысяч человек, сотни самолетов, тысячи единиц бронетехники.»

«…Козаков со взводом полковой школы 24-го кавполка был оставлен в городе для приема пополнения и формирования 2-го эшелона дивизии. Организовать эвакуацию семей начсостава генерал Е.С. Зыбин поручил полковнику Калюжному…»

«…В Волковыске полковник Козаков останавливает все машины, идущие с людьми в военной форме, и пытается создавать рубеж обороны на восточном берегу реки Россь. Город охвачен пожарами. Отмобилизовать 2-й эшелон дивизии Козаков не смог, зенитчики не прибыли».

«…Семьи начсостава эвакуировать не удалось. Они были отправлены на машинах утром 22 июня под командованием командира хозвзвода 24-го полка, но на шоссе около Слонима на них налетела авиация… Оставшиеся в живых вернулись обратно в Волковыск.»Фильм "Офицеры". Реальные авторы и прототипыЗамечу «налетела авиация» относится к колонне машин с женщинами и детьми. То есть все остальные военные объекты были поражены или уничтожены, поскольку помешать этому приведенная в негодность и разгромленная авиация ЗОВО уже не могла. Это и есть результат диверсий и саботажа, о которых отмечалось выше. Не случись этого предательства, может и не потребовалось бы столько жертв, лишений и героизма. Пройдет всего несколько часов после того, как немецкие пикировщики расстреляют машины с детьми и тем же вечером 22 июня у себя в кабинете застрелится командующий ВВС Западного Особого военного округа.

Когда, расстреляв колонну, пикировщики улетели и люди поднялись из кюветов и придорожной ржи, стали видны последствия налета – десятки убитых и разбитые машины. Двигаться вперед было уже невозможно. Дело осложнялось и тем, что среди убитых оказались беременная жена и ребенок сопровождавшего офицера, того самого командира хозвзвода 24-го полка. Увидев, лежавших во ржи своих близких, он ушел в сторону фронта, со словами: «Добирайтесь, как хотите, я пошел воевать». После чего колонна из оставшихся машинах была вынуждена развернуться и ехать обратно в сторону Волковыска. Забегая вперед, скажу, что многие из них пережили оккупацию и даже партизанили в тех местах, а после освобождения вернулись домой, по большей части – в Москву.

Однако две женщины – Валентина Юматова и Таисия Артамонова со своими детьми приняли другое решение и направились пешком в противоположную сторону. Сначала они шли с отступающими войсками, точнее, с разрозненными группами, которые офицеры старались на ходу превратить в боеспособные подразделения. Направление движения постоянно менялось, поскольку, натыкаясь на заслоны врага, боевое охранение вступало с ними в перестрелки, а основная колонна искала другое место прорыва. Идти с тремя детьми было трудно – сын был грудным, приёмному не было и 4-х и только 10-летняя дочь могла передвигаться самостоятельно. Солдаты помогали, делились и сухарями, и портянками, которые использовались, как пеленки.

Но долго идти с отступающими войсками было невозможно, и через двое суток они отстали. К тому же по дорогам попадались немецкие разъезды и большую часть пути приходилось идти лесами и петлять, избегая встречи уже не только с немцами, но с дезертирами, а также с добрыми поляками. Еще по ходу движения колонны, до бомбежки, в селах, за любую услугу требовали отдать им чемодан с вещами, откровенно говоря, что вам это уже не понадобится. К сожалению, они оказались правы, к концу пути весь багаж составил небольшой чемодан, документы и карманный Вальтер, который Валентина, как и многие жены офицеров, носила с собой в отсутствие мужа.

На четвертые сутки силы кончились и последний привал имел все предпосылки стать реально последним, но в этот момент на шоссе в попутном направлении появился одинокий грузовик. У каждого смелого и настойчивого есть свой ангел-хранитель и в самые отчаянные минуты жизни он приходит помощь. В виде человека, случая или возможности – того единственного шанса, воспользовавшись которым, мы преодолеваем то, что еще за минуту казалось невозможным.

На это раз он появился в виде капитана НКВД. Исполняя специальное задание, он категорически не должен был останавливаться, и уж тем более, не имел права кого-то везти. Но при виде двух женщин, окруженных детьми, он не смог не остановиться. Кузов был набит ящиками,  кроме самого  капитана там сидел связанной диверсант в полевой форме рядового РККА и сопровождающий боец. «Меня за это расстреляют» сказал капитан и скомандовал – залезайте, а боец подал руку. Воспользовавшись отсутствием внимания, диверсант выпрыгнул из кузова и побежал к ближайшему лесу. Догнавший его капитан попытался взять живым, но сила была не на его стороне, сбитый с ног, он лежа дважды выстрелил во врага и вернулся к машине без сил и с бледным лицом. Капитан был боевой, но вот так, в упор человека он убил впервые.

Этот капитан НКВД выполнял специальное задание. Он ехал позади отступающих войск, и взрывал все объекты инфраструктуры, будь то дизель-электростанция или водонапорная башня, производственный цех или административное здание. Некоторые объекты уже были заминированы, а те, что не успели минировались самим капитаном - ящики в кузове его машины оказались взрывчаткой. Останавливаясь на окраине какого-нибудь села, они с шофером отлучались на полчаса, после чего приходили обратно, машина трогалась, а сзади гремели взрывы. Вот почему любые попутчики были ему категорически запрещены. И тем не менее, непреодолимые для женщин и детей километры, они проехали именно на этой машине.Фильм "Офицеры". Реальные авторы и прототипыМинск в июне 1941 года

По этой же причине капитан высадил их задолго до того, как на дороге появились солдаты охранения и оставшийся, еще немалый и опасный путь до Минска они преодолели сами. Минск лежал в руинах. И там, уже в комендатуре Минска случайно повстречали его снова, бесконечно обрадованного, что они все же дошли.Фильм "Офицеры". Реальные авторы и прототипыМинск в июле 1941 года

В самом начале говорилось, что Валентина Юматова была единственной из жен комсостава 36 кавдивизии, кто, выйдя из Белостокского котла избежал смерти или оккупации и фактически это так и было. Эвакуация в тех условиях не предполагала билетов, а были некие пропуска, на которых кроме личных данных ставился пункт назначения, - тот город, в котором тебя могли принять, чтобы люди не меняли направления эвакуации. И это сыграло злую шутку с её попутчицей. Если Валентина, конечным пунктом эвакуации указала Мичуринск, где в то время жила мать Георгия Юматова, то Таисия Артамонова вписала город, который был оккупирован через три дня после того, как она туда добралась. Она выжила, но её муж техник-интендант 2 ранга Александр Артамонов, разделил участь тех, кто принял бой утром 22 июня 1941 года и «пропал без вести», навеки оставшись со своими боевыми товарищами в лесах под Белостоком.Фильм "Офицеры". Реальные авторы и прототипыВалентина Юматова 1934 год

После Мичуринска был путь на Ташкент, потом обратно в Москву, куда вернулись из эвакуации осенью 1944 года. Как вдова погибшего офицера и москвичка, потерявшая жильё, Валентина получила пенсию на детей и ордер на 9-и метровую комнату в даче №42 на Новопесчаной улице недалеко от метро Сокол, краю бывшего кладбища героев первой Мировой войны. 

И о том, как Георгий Юматов стал генералом Трофимовым 

Приемного сына, Гену Валентине пришлось отдать его тетке и не только по причине родства - его сиротская пенсия спасала от голода. Работы не было, в родительской квартире жили посторонние люди. Да что там квартира… Война перепахала не только живых, но и мертвых: на Ваганьковском кладбище не нашлось родных могил, они были срыты и найти их за новыми захоронениями не представлялось возможным.

Прошло много лет и к генералу Андрею Гречко обратился с просьбой молодой офицер. Это и был тот самый Геннадий, сын Петра Юматова. После некоторых формальностей, лейтенант уехал служить в ГСВГ. И служил там все те годы, пока будущий министр командовал сначала ГСВГ, потом и войсками Варшавского договора. Его служба закончилась, когда Гречко уехал в Москву на повышение. После чего Геннадий Петрович, как специалист по авиационным двигателям устроился на завод инженером. Завод тот был у метро "Динамо", в шаговой доступности от ул. Черняховского, где жил Георгий Юматов, где они нередко и проводили время, как было тогда принято. Когда артист пожаловался брату, что есть неплохая роль, но ему она не светит, ушлый Георгий, прослуживший не одну пятилетку под крылом Гречко моментально решил этот вопрос. Выходов на самого маршала у него, конечно уже не было, а вот в окружении, среди офицеров Генштаба, естественно, были. Возможно даже и среди консультантов фильма.

Роль генерала Трофимова, скорее всего тоже составная и если в первой части Юматов играл своего дядю Петра, то вторая, генеральская жизнь скорее всего списана с сослуживца маршала, генерала Родимцева.

https://cont.ws/@aleksruis/2280665

https://cont.ws/@aleksruis/2281158

https://vk.com/@322537776-belostokskii-kotelokonchanie

https://zen.yandex.ru/media/moscowstories/hodynka-zagadki-fi...

 

Картина дня

наверх