Жизнь - театр

792 подписчика

Свежие комментарии

  • Светлана Митленко
    Аха! Прочитала Вашу "беседу". Вы же танком буровите))))) Просто Вы оба смотрели на эту статью совершенно с разных поз...Разоблачаем. Опят...
  • Александр Семенов
    Мы с ей по Роджерсу не сошлись.))))Разоблачаем. Опят...
  • Светлана Митленко
    Вот и я о том же! А где это Жанна отчитала? Что-то не видела даже? СчаЗ гляну. А с другой стороны, она бывший учитель...Разоблачаем. Опят...

Раскол церкви глазами русских художников

Церковный раскол середины XVII века – одно из самых драматических событий русской истории. Споры о том, почему это произошло, и было ли неизбежным столь яростное размежевание, ведутся до сих пор.

Без сомнения истоки Раскола уходят в Смуту. Её события потрясли совремёнников, заставив переосмыслить многие представления и ценности. При этом для каждого невозможно было помыслить, что всё произошло помимо воли Всевышнего. Скорбный вопрос “За что?” упирался в заведомо известный ответ: “За грехи наши!” Однако катастрофические масштабы бедствия нуждались в объяснениях совсем иной глубины. Сама мысль о коллективной вине, к которой пришли участники событий, потребовала не просто всенародного покаяния, а поиска средств для всеобщего излечения – нравственного и духовного обновления.Раскол церкви глазами русских художниковМилорадович Сергей Дмитриевич (1851-1943). “Чёрный собор. Восстание Соловецкого монастыря против новопечатных книг в 1666 году”. 1885. ГТГ. Холст, масло. 135-189 см.

Уроки Смутного времени. 

Смута заметно повысила градус мессианского самосознания – прежде всего у духовных подвижников. Последние всегда были на Руси. Не всегда окружение отвечало на их призывы. Однако после Смуты мысль о грядущем Страшном суде не отпускала людей.

Не случайно это была эпоха интенсивного церковного строительства: представители имущих сословий в искупление настоящих и будущих грехов спешили возвести на личные средства храмы с надеждой, что это зачтётся им на Страшном суде. Для подвижников особенно актуальной стала завершающая часть знаменитой формулы старца Филофея: “Четвёртому Риму не бывать”. Это значило, что если русские люди, забыв уроки Смуты, продолжат грешить, то неминуемо последует новое наказание Господне, на этот раз бесповоротное, ведь терпение Господа нашего не беспредельно. И тогда рухнет последнее православное царство, в котором только и могла существовать во всей полноте и чистоте истинная вера.Раскол церкви глазами русских художниковНикон в Спасских воротах после оставления им патриаршей кафедры в 1660 году. 

Подвижников страшили шатания человецей в вере и неспособность их соответствовать христианскому идеалу. Пережитое лихолетье размыло полутона, оставив место лишь для чёрно-белой оценки. Куда бы проповедники не обращали свой взор – от исполнения обрядов и церковных служб до нравственного состояния и поведения духовенства, везде они видели отсутствие дОлжного рвения и радения о подлинной вере. Отсутствие веры, истечение благодати – вот тот диагноз, который ставили русскому обществу подвижники. Тогда же они разработали “режим лечения”. Это снадобье, по-научному реформа, было единственным путём к спасению, исполнению высокой миссии, предначертанной Третьему Риму.

Кружок царского духовника. 

Программа реформ складывалась постепенно: первые импульсы исходили от одиночек, осмелившихся говорить о непорядках в церкви и в обществе. Прошло немного времени – и появился центр, к которому обратились взоры большинства подвижников- “кружок ревнителей благочестия”, давший название всему движёнию. Признанным лидером ревнителей (их ещё называют, боголюбцев) стал Стефан Вонифатьев – протопоп кремлёвского Благовещенского собора и духовник царя Алексея Михайловича Романова. Сила протопопа была в том, что он имел сильное влияние на государя, который вместе с наставником мечтало превращении Москвы в истинно христианское царство. Лишённый амбиций, царский духовник не злоупотреблял своим положением, был кроток и совсем не властолюбив, был чужд всякой зависти. Стремился сглаживать острые углы в спорах ревнителей и епископата о переменах в церкви.Раскол церкви глазами русских художниковВ. Г. Шыварц. Шествие на осляти.

Со времён падения Константинополя (1453) было принято с большим подозрением смотреть на попавшее под власть нехристей-турок греческое духовенство, отказывать ему в чистоте православия. Духовник же царя (Стефан Вонифатьев), напротив, привечал поднаторевших в спорах с католиками, униатами и протестантами выходцев с Востока. Его не смущало, что их богословские знания были получены в школах и коллегиумах иезуитов. Так протопоп Стефан хотел разрушить стену, которую воздвигли его предшественники между русской церковью и Вселенской. Его величество Алексей Михайлович был кровно заинтересован в наведении порядка и выстраивании системы единообразия, как в церкви, так и в государстве, за что столь энергично и горячо ратовали ревнители. Раскол церкви глазами русских художниковЦарь Алексей Михайлович и патриарх Никон. Худ. И.Г. Машков. 1993 год

Кроме того, молодому царю была по сердцу роль второго Константина Великого, которое ему сулило греческое духовенство. Греческое духовенство умело играло на тщеславии Тишайшего, призывая его вызволить Константинополь от османского “пленения”. От речей таких льстивых голова царя шла кругом. Он ощущал себя защитником всего православия, строителем единого и единственного православного царства.Раскол церкви глазами русских художниковЦарь и патриарх в книжной переписной мастерской.

Но такой проект требовал преодоления сложившихся религиозных различий, ведь в понимании русских людей единство недостижимо без единообразия. А поскольку обряды РПЦ нельзя было распространить на иные церкви, следовало поступить наоборот, восприняв греческую обрядность, службы и чины. Грекофильские воззрения, позволявшие преодолеть изоляцию, в которой оказалась московская церковь, были близки Алексею Михайловичу. И протопоп Аввакум, и патриарх Никон ощущали себя новыми апостолами. Непреклонность, фанатизм – вот те черты, которые привнесли в противостояние его главные участники. Поэтому закономерно, что склонный к примирению духовник Стефан, обременённый к тому же годами, оказался на вторых ролях.Раскол церкви глазами русских художниковЦерковный собор 1654 года. Патриарх Никон представляет новые богослужебные тексты. Худ. А.Д. Кившенко. 1880 год.
Столичное духовенство придерживалось грекофильских взглядов и расположены “реабилитировать” греческую церковь. В то время, как провинциальное духовенство сильно раздражалось снисходительностью к грекам, считало, что только русская церковь сохранила истинное благочестие. И, значит, нуждается не в заимствованиях (ибо заимствовать не у кого), а лишь в исправлениях того, что было “испакощено” чуждым влиянием. Здесь и кроется причина раскола русской православной церкви. До поры до времени задачи нравственного и религиозного обновления общества после Смуты отодвигали все эти расхождения на второй план.Раскол церкви глазами русских художниковВасилий Григорьевич Перов. "Пустосвят. Спор о вере". 1881.

Боголюбцы ратовали за исполнение служб без всяких послаблений; за нравственное обновление духовенства, которое своим поведение и отношением к пастырскому долгу должно быть примером для мирян; за оздоровление верующих, которые под руководством добрых пастырей смогут навсегда отказаться от греховных поступков и языческих наклонностей. Превыше всего боголюбцы ставили Божественное слово и церковную службу. Отсюда решительное неприятие ими многоголосия (одновременного совершения разных частей богослужения (венчание, например, и отпевание) с целью сократить время службы), ведь в этой какофонии терялись благолепие происходящего и смысл произнесённого.Раскол церкви глазами русских художниковИванов С.В. Во времена раскола.

Далеко не всё духовенство было в восторге от планов ревнителей веры, и на то имелись свои причины: ощущая себя пророками, боголюбцы осмелились обличать даже епископат. Это было уже непозволительное забвение церковной иерархии. В этом случае принять программу ревнителей означало признать их правоту! Были и другие соображёния, чтобы отвергнуть инициативу боголюбцев: их идея плохо увязывалась с рутиной русской жизни. Миряне требовали снисходительности: привычка грешить (пьянствовать, например, или прелюбодействовать), а потом получать прощение у духовника была им ближе безгрешной жизни, к которой призывали ревнители. Священников, отважившихся служить единогласно, прихожане упрекали: “Долго поёшь!” – и уходили в те храмы, где практиковалось многоголосие. Благосостояние белого духовенства напрямую зависело от прихода, от подаяния. Тем более, что и им самим долгая служба была в тягость.Раскол церкви глазами русских художниковПатриарх Никон с братией Воскресенского Ново-Иерусалимского, одного из трёх, основанных им монастырей. 1660 год.

Первое столкновение между ревнителями и архиереями произошло в 1649 году. Патриарх Иосиф отказался поддерживать ревнителей, и те обратились за помощью к константинопольскому патриарху, который их поддержал. Московский патриарх вынужден был принять решение патриарха константинопольского, но не спешил его исполнять. Тогда-то и стало ясно, что реформы веры по плану ревнителей возможны при новом патриархе. Кандидатов в патриархи было несколько, но главным стал “собиный друг” царя – Никон. В 1649 году он уже занимал второе место в иерархии Московского патриархата, возглавив Новгородскую митрополию. Раскол церкви глазами русских художниковЦарь Алексей Михайлович и Никон, архиепископ Новгородский, у гроба чудотворца Филиппа, митрополита Московского. Худ. А.Д. Литовченко. 1886 год. Война за веру 

В этом же году по его приглашению из Киево-Печерской лавры прибыла группа монахов, сведущая в греческом и латинском языках. Монахи привезли с собой много церковной литературы, изданной в типографиях Венеции и Кракова. Они немешкотно начали вразумлять местные кадры о неправильности московских церковных книг, а их исправление - дело богоугодное. Сам ректор Киево-Могилянской академии, Пётр Могила, в своё время окончил Львовскую братскую школу, под руководством иезуитов, и был ярым сторонником польской культуры. Разумеется такое положение дел не вызвало одобрения у ревнителей – они считали православие киевское изгаженным влиянием иезуитов. В головах боголюбцов возникло замешательство - недоумевали оне: кем и когда были испорчены книги – Москва не знала царей-еретиков, ни какая ересь в Москве не побеждала. Ревнители поспособствовали тому, что бы Никон стал патриархом, но выдвинули ему условие – воплотить в жизнь планы ревнителей. Следует отметить, что в своей епархии Никон утвердил единогласие, был строг, взыскателен и энергичен, подавая тем самым надежду ревнителям. Никон потребовал для себя чрезвычайных полномочий (принимать участие в государственных делах, например; получил, подобно патриарху Филарету, родному деду царя Алексея Михайловича, титул “великий государь”). В руках Никона сосредоточилась огромная власть. Простым монахом служил он в русских северных монастырях, прошёл суровую школу управления у тамошних игуменов – абсолютное послушание старшему. Стать патриархом Никон смог только после смерти Иосифа в 1652 году.Раскол церкви глазами русских художниковСергей Милорадович. Земской Собор

Поднявшись на верхнюю ступень церковной иерархии патриарх начал, требовать полного повиновения себе. В 1653 году он разослал по церквам “Память” о замене земных поклонов на молитве на поясные и двоеперстное крестное знамение троеперстным. Так началась церковная реформа, приведшая к Расколу. Недавние соратники Никона по “кружку ревнителей благочестия” решительно опротестовали изменения в уставе. За Аввакума Петрова и Иоанна Неронова заступился царь Алексей Тишайший. Другим не повезло: их расстригли и разослали по дальним северным монастырям. Дальше – больше: Никон провёл реформы, взяв за основу устав, принятый Вселенской (Константинопольской) патриархии, велел исправить русские богослужебные книги, взяв за образец новогреческие оригиналы. Ревнители взялись за перо, адресуя свои послания не только духовенству, но и мирянам. Так постепенно богословские споры оказались достоянием улицы.Раскол церкви глазами русских художниковКирилл Киселёв. "Раскол".

В разгар остроты полемики между патриархом и ревнителями произошло охлаждение между патриархом Никоном и царём Алексеем Михайловичем. Из-за этих отношений Никон усилил репрессии против ревнителей: в 1656 году в Успенском соборе Кремля была провозглашена анафема на тех, кто крестится двумя перстами, всех их отлучили от церкви. Началось физическое устранение инакомыслящих. Архиереи, противники Никона, испугались и в срочном порядке приняли реформу. В 1658 году разногласия между царём и патриархом достигли апогея: Никон оставил патриаршую кафедру в Москве (уверен был, что царь будет уговаривать его святейшество “не робить тако”, а его величество взяли и согласились с этим) и удалился в основанный им Воскресенский Ново-Иерусалимский монастырь. На созванном вскоре соборе митрополиты присудили лишить его патриаршества и священства. Но Никон, будучи отличным полемистом и хорошим богословом, сумел добиться, чтобы судили его только равные ему по сану, т. е. патриархи других восточных церквей. Приезд этих патриархов растянулся на восемь лет, а приверженцев старой веры продолжали преследовать. Сопротивление староверов новой вере приравнивалось бунту против государя.Раскол церкви глазами русских художниковВасилий Суриков. "Боярыня Морозова". 1887.

Разорвав отношения с Никоном, царь не отказался от его реформ, на что надеялись приверженцы старины: царь видел в этих переменах путь к тому, чему как раз противостоял Никон, - к власти “царства” над “священством”. После опалы Никона Аввакум мог рассчитывать на царскую милость, но при важном условии – примкнуть к реформированной церкви или хотя бы не критиковать её. Однако… как раз этого протопоп (высший сан в белом духовенстве) делать не собирался. В конце концов, Никон в декабре 1665 года допустил промах, который стал финальным и привёл его к бесповоротному разрыву с царём: вознамерился напрямую, в обход его величества, обратиться к патриарху константинопольскому Дионисию, дабы патриарх стал арбитром в его споре с Алексеем Михайловичем. С этой целью Никон отправил своего человека с посольством гетмана Ивана Брюховецкого. Тайного человека изловили, и на дыбе он показал на патриарха. Такого “вынесения сора из избы и жалоб на собя” Алексей Тишайший стерпеть не мог.Раскол церкви глазами русских художниковРепрессии против старообрядцев

В 1666 году в Москву приехали антиохийский, Макарий, и александрийский, Паисий, патриархи, а также представитель константинопольского патриарха. Они были вызваны в Москву, дабы судить Никона и, попутно, для осуждения лидеров раскола. На собор доставили лидеров противников реформы Никона, в том числе протопопов Аввакума Петрова и Иоанна Неверова. Это был самый большой, в досиноидальный период, истории русской православной церкви. На соборе отлучили лидеров старообрядчества от церкви, осудили и лишили сана патриарха Никона, а также осудили решения Стоглавого собора 1551 года, решениями которого жила русская церковь. Была отринута вся православная старина, которой столь гордились русские люди. В итоге, чувства и вера многих русских людей были унижены и оскорблены. Такое не могло пройти без последствий. Превратив сторонников старой веры в преступников и предав их карающим органам, собор сделал ещё один трагический шаг в усиление раскола. Шаг этот уже не оставил никаких путей для компромисса, для поиска согласия – одна вражда и рознь.Раскол церкви глазами русских художниковХуд. С.Д. Милорадович. Суд над патриархом Никоном. 1906 год

В музее Московской Духовной Академии среди полотен Васнецова, Поленова, Нестерова находится небольшая живописная работа, иллюстрирующая одну из страниц русской церковной истории, - “Суд над патриархом Никоном”. Это работа Сергея Дмитриевича Милорадовича; его работы экспонируются в ГТГ, в ГРМ, в ГМИИ и в некоторых других музеях.Раскол церкви глазами русских художниковМилорадович С.Д. Путешествие Аввакума по Сибири. 1898.Раскол церкви глазами русских художниковБоярыня Морозова посещает протопопа Аввакума в темнице. Литография XIX века

Если вначале конфликт возник на религиозной почве, то после Большого Московского собора такое явление, как раскол, приобрело социальное измерение. Для XVII, Бунташного, века (Смута в начале века, восстание Болотникова, Соляной и Медный бунты, восстание Степана Разина, Церковный раскол) были характерны бесконечные войны, усиление налогового гнёта, произвол и вымогательство чиновников всех рангов, рост феодальных повинностей.Раскол церкви глазами русских художниковЭ.Э.Лисснер. Начало боя войска Ивана Болотникова с царскими войсками у деревни Нижние Котлы под МосквойРаскол церкви глазами русских художниковЛисснер Э.Э. "Соляной бунт в Москве", 1938 г. . Соляной бунт (Московское восстание 1648 года) - одно из крупнейших городских восстаний периода царствования Алексея Михайловича. Раскол церкви глазами русских художниковЭрнест Лисснер "Медный бунт"Раскол церкви глазами русских художниковИзображение расправы воеводы Мещеринова с участниками Соловецкого восстания 1668—1676 гг...Раскол церкви глазами русских художников "Степан Разин", Суриков, 1906Раскол церкви глазами русских художниковСтепан Разин. Картина С. Кириллова, 1985–1988

Копившееся годами народное недовольство нашло выход в идеологии Раскола. Социальный протест со временем устремился в предложенное лидерами раскола духовное русло с совсем иным, нежели открытый бунт, типом противостояния. Не сопоставимо боле тяжёлые петровские реформы привели к бунтам на порядок слабее, чем городские волнения середины XVII века (Соляной и Медный бунты): энергия социального протеста была израсходована первым поколением раскольников, а затем приняла характер не борьбы, а бегства из “царства Антихриста”, явившегося в облике царя Петра.Раскол церкви глазами русских художниковОскудение веры стало одним из последствий Раскола: старообрядцами становились люди искренне верующие, что далеко не всегда можно сказать о тех, кто остался в лоне официальной церкви. Ведь старообрядчество – это не спокойная жизнь и карьера в рамках господствующей церкви, а вечные гонения и двойная подать. Провал программы оцерковления, за которую ратовали ревнители благочестия, должен был привести к торжеству противоположной тенденции – обмирщению, следствием чего и стало падение градуса религиозности. И в этом отношении все боголюбцы были изначально обречены на поражёние: они противились ветрам времени, дующим в России в сторону просвещения и секуляризации.Раскол церкви глазами русских художниковРаскол ослабил позиции церкви в обществе и в государстве. Церковь вынуждена была вновь искать помощи и защиту у государя. Реформа и раскол, падение Никона, упразднение патриаршества и учреждение синода окончательное оформление абсолютизма – всё это были звенья одной цепи.Раскол церкви глазами русских художниковМонахи Соловецкого монастыря отказались совершать религиозные обряды по новым книгам. Царь в 1666 года отправил в обитель настоятеля ярославского Спасского монастыря, архимандрита Сергия, который должен был разобраться с ситуацией “на месте” и заставить соловецких монахов принять реформу. Владыка Сергий также привёз повеление Большого московского собора покориться высшей церковной власти. Сторонники старых обрядов и правил упорствуют… Владыка Сергий прибыл в обитель в сопровождении вооружённых стрельцов, которых в стены монастыря не пустили, а с самим архимандритом и его спутниками был проведён диспут, ярко изображённый на картине художника Сергея Милорадовича “Чёрный собор. …” (1885). В феврале 1666 году “Чёрный собор” постановил бить челом царю, дабы отменил проведение церковной реформы патриарха Никона, и обещали до конца живота своего стоять за старую веру. Ещё в 1657 году в святую обитель из Москвы доставили обновлённые служебные книги, которые братия так и оставила запечатанными, а службы вели по-старому. Не вняли старцы и постановлению Московского собора (1667) предать анафеме старообрядчество. В 1668 царь, осерчав зелО на соловецких старцов, послал стрельцов усмирять мятежный монастырь. Следует напомнить читателям, что на Руси все монастыри прежде всего были хорошо укреплёнными крепостями, имеющим огненный запас, запас провизии, пищали затинные, пушки, самопалы, ядра, зелье (порох). Чтобы ещё сильнее укрепиться духом, монахи побросали в воду новые книги… “Соловецкое сидение” продолжалось до 1676 года. Поморы активно снабжали насельников и монахов (425 чел.) продовольствием. В начале 1670-х годов к защитникам монастыря присоединились и участники восстания Степана Разина. Осаждённые нередко предпринимали дерзкие вылазки. Беглые донские казаки руководили возведением укреплений. В 1676 году стрельцов, как неблагонадёжных и сочувствующих монахам, заменили наёмниками, двух воевод, не справившихся с задачей, сменил воевода Иван Мещеринов. Лишь предательство монаха Феоктиста ускорило жестокое подавление мятежа в январе 1676 года. Расправа над мятежными защитниками старой веры была лютой: владыку Никанора, например, в одном исподнем на лютом морозе вывели за монастырские стены и бросили во рву. Старый человек умер к утру.Раскол церкви глазами русских художников1- “Чёрный” поп Геронтий встал на стул и учит не отступать от старых книг; 
2- владыка Сергий с двумя своими спутниками сидит напротив архимандрита Никанора; 
3- владыка Никанор стучит по столу кулаком и кричит: “Умрём за аз!” Владыка Никанор выразил желание поехать в Москву к царю и “пострадать” за всех; 
4- dействие картины происходит в церкви Преображения на Соловках, где собрался Чёрный собор; 
5- насельники и трудники монастырские пришли послушать речи монасей.

Раскол церкви глазами русских художников

Милорадович Сергей Дмитриевич. (1851-1943).

Сын дьякона, учился в Московской духовной семинарии, где и начал заниматься рисованием. Художественное образование продолжил в Строгановском училище и в Московском училище живописи, ваяния и зодчества. Его учителями были известные художники-передвижники Василий Перов и Илларион Прянишников. Впоследствии Милорадович много времени посвятил педагогической работе. Он преподавал в Московском училище иконописи, вёл уроки рисования в Московской духовной семинарии, в Московском училище живописи, ваяния и зодчества. За “известность на художественном поприще” Сергей Дмитриевич был удостоен звания академика. Милорадович входил в Товарищество передвижных художественных выставок, был действительным членом Императорского Московского археологического общества, состоял в комиссии по ремонту и реставрации Успенского собора московского кремля.

Первая историческая картина художника демонстрировалась на Передвижной выставке 1885 года. Приобретена Павлом Третьяковым. При создании картины художник использовал подлинные архивные материалы по истории раскола русской православной церкви, произошедшей при патриархе Никоне, во время царствования Алексея Михайловича, посетил Соловецкий монастырь. Эта картина стала знаковой в творчестве Милорадовича. Во-первых, о ней заговорили в газетно-журнальных кругах. Во-вторых, выяснилось, что картину заметил и похвалил Крамской. В советское время ввиду преклонного возраста и снижения востребованности религиозной живописи отошёл от активной художественной деятельности, но продолжал преподавать в различных учебных заведениях.

https://xn--h1aagokeh.xn--p1ai/journal/38/nikonovskaya-innov...

https://xn--h1aagokeh.xn--p1ai/journal_monthi/%D1%82%D0%B5%D...

Картина дня

наверх