Жизнь - театр

946 подписчиков

Свежие комментарии

  • Светлана Митленко
    Пожалуйста Верочка! Сама влюблена в свою страну!Природа России 64
  • Светлана Митленко
    Ну точно, что Ангелы крыльями прикрывали. Редчайший случай и замечательная жизнь!Такие разведчики ...
  • Светлана Митленко
    Надеюсь еще не раз порадовать. По-крайней мере еще одна тема готова, а над другой работаю.Лето и арбалеты.....

Игорь Всеволодович Можейко он же Кир Булычев

Сказочник эпохи великой страны и светлого будущего, которое не наступило.Игорь Всеволодович Можейко он же Кир БулычевПомните телефильм «Гостья из будущего». 

Даже не знаю, есть ли сейчас у современных детей мания пересматривать по много раз одно и то же кино среди обилия контента? А мы просматривали. Испытываешь приступ лёгкой и светлой печали во время трогательной финальной сцены фильма, где девочка из будущего Алиса Селезнёва прощалась со своими новыми друзьями - школьниками из 1984 года.

Имя, а точнее, псевдоним этого волшебника, сумевшего добавить в наше детство ярких красок - Кир Булычев, и приключения Алисы Селезнёвой, девочки из конца 21 века, отнюдь не ограничиваются поисками миелофона в Москве 1980-х.

Да, настоящее имя этого замечательного писателя не Кир Булычев, а Игорь Всеволодович Можейко. Причём литературная деятельность для него всегда была хобби, которое он совмещал с основной работой. И не где-нибудь, а в Институте востоковедения при Академии наук СССР. Родился писатель и ученый в Москве, в 1934 г. вблизи Чистых прудов, и при первой же возможности переехал на романтический Арбат.
Отец его принадлежал к литовским дворянам, но вовремя сумел порвать с ними и репрессиям не подвергался. Мама писателя Мария Булычева работала на карандашной фабрике.

Изначально Можейко назвался Кириллом Булычевым. Однако при печати имя часто сокращали до «Кир.» и в конце концов новая форма прижилась. Кстати, жену писателя зовут Кира Сошинская. Она тоже писательница и художник. Ей принадлежат иллюстрации некоторых произведений мужа.Игорь Всеволодович Можейко он же Кир БулычевИгорь Можейко и его жена

С середины 1960-х — научный сотрудник Института востоковедения АН; автор многих монографий, научно-популярных и научно-художественных книг; доктор исторических наук.  В научном мире он известен трудами по истории Юго-Восточной Азии. В 1981 году защитил докторскую диссертацию по теме «Буддийская сангха и государство в Бирме».

Как он сам говорил в интервью, «не могу быть вольным художником, мне нужно ходить в определённое время на работу, быть в коллективе, решать важные задачи». Как я понимаю, писательство он рассматривал как отдушину от повседневности и за это ценил. И видимо, подсознательно боялся, что, если писательство станет для него основной работой, эта отдушина превратится в повседневность.Игорь Всеволодович Можейко он же Кир БулычевВпрочем, работу свою он любил. После школы он окончил Московский институт иностранных языков имени Мориса Тореза, два года проработал в Бирме, ныне Мьянма, переводчиком и корреспондентом, после чего поступил уже в аспирантуру Института востоковедения, где всю жизнь и трудился.

У него много монографий о Бирме и других азиатских странах, хватает и статей в разных научно-популярных журналах, таких как «Вокруг света» и «Азия и Африка сегодня». Казалось бы, перед нами типичный учёный, точнее тот образ, какой любят создавать в разных кинофильмах: чудак, погружённый в узкую научную область, ничем более не интересующийся и оторванный от реальной жизни. Но как этот образ далёк от Игоря Всеволодовича. Он ведь и картины писал, и стихи, у него вышло несколько сборников. Но, конечно, известность он приобрёл как писатель-фантаст.

Свой первый фантастический рассказ он написал и опубликовал, будучи аспирантом. В 1960 году молодого аспиранта знакомая матери привела в журнал «Вокруг света», который в 60-е был чудесным изданием, и работали там замечательные люди. Именно здесь увидел свет первый очерк о Бирме. Спустя пять лет в этом же чудесном журнале был опубликован рассказ Игоря Можейко «Долг гостеприимства», официально именовавшийся переводом с бирманского языка, и автором значился некто Маун Сейн Джи. В последний момент он не решился подписывать рассказ своим собственным именем, так как опасался, что подобное легкомысленное, как ему тогда казалось, увлечение, повредит его серьёзной научной карьере. Так сначала возник бирманский писатель Маун Сейн Джи, чьи произведения он якобы переводил.

Справедливости ради надо сказать, что переводами Игорь Всеволодович тоже занимался, причём переводил классиков мировой научной фантастики таких как Хайнлайна, Азимова, Саймака, а также Борхеса, Сименона и многих других. И уже потом появился Кир Булычев, имя которого было переделанным в мужское именем жены писателя, а фамилия является девичьей фамилией его матери.Игорь Всеволодович Можейко он же Кир БулычевЛишь в 1982 году, получив Государственную премию за сценарии к фильму «Через тернии к звездам» и мультфильму «Тайна третьей планеты», Булычев был вынужден раскрыть карты, о чем стало известно коллегам и начальству. Начальство немного обеспокоилось таким совмещением двух видов деятельности одним из своих сотрудников, о чем было доложено руководителю института Примакову, да-да, тому самому, который в 1990-е несколько месяцев был вторым по значимости чиновником в России. На вопрос начальника Булычева Евгений Максимович спросил: «А свои служебные обязанности он выполняет?» «Да!» - последовал ответ. «Ну, пусть выполняет и дальше», - с улыбкой сказал Примаков. Так что опасения Булычева не оправдались.

Как киносценарист Булычев был, кстати, очень востребован. Помните советский сериал, состоящий из короткометражек «Этот фантастический мир»? Многие эпизоды сняты по сценариям и рассказам Булычева. Кроме «Через тернии к звездам» были еще полнометражные фильмы «Шанс», «Комета», а также фильмы из цикла про Алису «Лиловый шар» и «Остров ржавого генерала». Такого ажиотажа, как «Гостья из будущего», они не вызвали, но популярность в свое время имели. Ну и яркий красочный мультфильм «Тайна третьей планеты» просто нельзя не упомянуть.Игорь Всеволодович Можейко он же Кир БулычевСам подход к написанию книг, какой был у Булычёва, более характерен для западной фантастики, в частности, для таких популярных авторов, как Гарри Гаррисон или Эдгар Берроуз. Как известно, эти писатели создавали цикл произведений, объединенных главными героями и вымышленным миром. Подобные вселенные и начал создавать Булычёв, одним из первых, если не самым первым в российской литературе.

«Великий Гусляр», «Доктор Павлыш», «Интергалактическая полиция», «Река Хронос» - это неполный список булычевских циклов, но самый известный цикл, по которому все Булычёва знают - это «Приключения Алисы».

Главная героиня - девочка из конца 21 века Алиса Игоревна Селезнёва, переживающая невероятные приключения в разных точках, как пространства, так и времени. Ее имя и отчество совпадают с дочерью Булычёва. Вспомним и слова Игоря Всеволодовича о постепенном возникновении идеи сказочного цикла о девочке из будущего Алисе Селезнёвой (добрая сотня сказок этого цикла вышла в свет полутора десятками детских книг — замечательных и обожаемых детьми, а также их родителями):
«…В нашей семье родилась дочка. Её назвали Алисой. Алиса росла, и вот она научилась читать. И тогда я подумал: а что же она будет читать?.. Нашим детям жить в двадцать первом веке, летать к звёздам, открывать новые планеты, но что они будут читать, когда узнают всё про Бабу Ягу и Кащея? Может, они ничего не будут читать? Будут смотреть видео, жевать „сникерс“ и обойдутся без книжек? С этим я не согласился и решил попробовать написать повести для детей, которые станут взрослыми в будущем веке».

При этом сам писатель всегда раздражался, когда его просили сравнить героиню с дочерью: да разные они совершенно, и Наташа Гусева, сыгравшая Алису в «Гостье из будущего», похожа на героиню гораздо больше, отвечал он.Игорь Всеволодович Можейко он же Кир БулычевНесколько раз он порывался закончить цикл, так как ему героиня, надоедала, как в своё время Конан Дойлю надоедал Шерлок Холмс, а Агате Кристи Эркюль Пуаро. Но вновь и вновь он возвращался к Алисе и тому прекрасному далёко, в котором она жила, потому что она была нужна многочисленной детской аудитории.

На фантастике Булычева выросло несколько поколений советской и российской детворы, и лишать самых преданных читателей любимой героини было бы неправильно.

Детской фантастикой Булычев не ограничивался. Кроме уже упомянутого фильма «Через тернии к звездам», к разряду серьезной, «взрослой» фантастики можно отнести циклы «Река Хронос», уже упоминавшийся мной, «Театр теней» и мрачноватую антиутопию «Любимец», в чем-то продолжающую идеи уэллсовских «Машины времени» и «Войны миров».

Возможно, эту сторону своего творчества ревновал к успеху алисовского цикла, мечтая о лаврах братьев Стругацких, мастеров серьезной социальной фантастики, которых считал своими любимыми писателями.

Но так уж сложилось в советской литературе, что Стругацкие заняли свою нишу, а Булычев свою. Писать для детей, да так, чтобы юных читателей невозможно было от книги оттащить - тоже нужен талант. А Булычевым зачитывались. В детских библиотеках очереди за его книгами выстраивались, а в книжных магазинах их купить было невозможно.

Впрочем, в советских книжных вообще царил непонятный мне дефицит массовой литературы. Ну да это тема другого разговора. А что касается книг Булычева… Да, они написаны простым языком. Но дети должны понимать, где черное, где белое, где добро и зло. И должны верить, что добро в итоге победит.

Хочу рассказать как именнол появился после фантастических рассказов  роман «Последняя война», в котором появился первый относительно постоянный герой, что автор позволял себе крайне редко.

Предыстория такова: в 1967 году журнал «Вокруг света» отправил писателя в «круиз» по весьма прохладному Северному морскому пути на сухогрузе «Сегежа». В Карском море корабль сломал винт и, выбившись из графика и всех сроков, притащился к Диксону, где и застрял весьма надолго. Рейс был внутренний, спокойный. Работники спецслужб (например, КГБ) в подобных «круизах» не доставали. Кир Булычёв делил каюту, предназначенную для какой-то важной персоны, с художником, командированным в Арктику, чтобы запечатлеть доблестный труд советских моряков, и оказавшимся человеком скучным. Игорь Всеволодович Можейко он же Кир БулычевОбложка книги «Последняя война»

Иные моряки были чудесными ребятами, но уж очень пьющими, порой чрезмерно — и по поводу холодов, и по поводу сломанного винта. Булычёв подружился с корабельным врачом, Славой Павлышом. Этому способствовали неспешные беседы во время исследования пустынных окрестностей Диксона и Хатанги. И вот ощущение арктических просторов, дающих мало шансов выжить человеку, ощущение сплочённой корабельной команды, характера моряков, ситуаций на борту перетекло в первый фантастический роман как-то само собой.

Другая «постоянная тема» писателя — городок Великий Гусляр, тоже имеющий свой прототип, географический. И тоже на уровне ассоциаций, не более. Как-то поехал Кир Булычёв с друзьями в Вологду, а оттуда в Великий Устюг, оставивший просто неизгладимое впечатление. Городок буквально очаровал писателя. И надо же такому случиться, на одной из улиц (именно в момент пребывания писателя в городе) произошёл провал — кусок мостовой «ушёл» вниз, в какой-то древний ход. Игорь Всеволодович Можейко он же Кир БулычевОбложка книги «Чудеса в Гусляре»

И Булычёву пригрезился Великий Гусляр… Зелёный дворик, окружённый двухэтажными домишками; за могучим столом люди в майках «забивают козла» (кстати, в 68 рассказах и повестях о Великом Гусляре его персонажи тоже частенько играют в домино), провизор в аптеке, странный лохматый весёлый гражданин с воздушным змеем подмышкой, старик, с которым писатель разговорился в столовой и который утверждал, что в Устюге под каждой улицей подземные ходы и клады… Так в жизни писателя родился центр действия. И так начали складываться вымышленные биографии жителей. А написан первый гуслярский рассказ был в Болгарии, в городке Боровец, под звон колокольчиков возвращающихся с альпийских лугов овец. Булычёв, находившийся в горах по приглашению друзей, сочинил фантастический рассказ для журнала «Космос». Так что первая гуслярская история увидела свет на болгарском языке. Кстати, имена литературных персонажей Кир Булычёв извлёк из «Адресной книги города Вологды» за 1913 год, подаренной ему умнейшей и обаятельной Еленой Сергеевной, бывшим директором вологодского музея. Так «родились» Корнелий Удалов вместе с женой Ксенией, старик Ложкин, Саша Грубин и профессор Минц. Игорь Всеволодович Можейко он же Кир БулычевВ сборнике научной фантастики 1972 г. псевдоним написан ещё с точкой.

Псевдоним писателя появился примерно в ту самую «динозавровую» пору, почти одновременно с первым фантастическим рассказом «Когда вымерли динозавры», опубликованным в журнале «Искатель».

В предисловии к одной из книг Булычёва есть очень правильные слова: «…Настоящая фантастика интересна читателю лишь тогда, когда она рассказывает о наших с вами проблемах, когда она актуальна. Это, в первую очередь, характерно для фантастики отечественной, у истоков которой стоят Гоголь, Алексей Толстой, Михаил Булгаков, которые обращались к чувствам и мыслям своих современников. Это совсем не отрицает общей направленности научно-фантастической литературы наших дней в Будущее.

Кир Булычёв
Кир Булычёв

Фантастика старается дать ответы на вопросы:

 — Как мы живём?..
 — Зачем живём?..
 — Что с нами происходит?..

И на вытекающий из этого кардинальный вопрос:

 — Что с нами будет?

В отличие от сказки, условные персонажи которой действуют в условиях сказочной обстановки, хорошая фантастика, делая фантастическое допущение, создавая фантастический антураж, населяет фильм (или книгу) реальными героями — узнаваемыми и близкими читателю.

Теперь обратимся к исторической литературе.

Могу с уверенностью сказать, что любой знаменитый или хотя бы популярный исторический роман или фильм имеет дело с тем же художественным принципом, что и фантастика: воссоздание образа, интересного для читателя, живого, современного героя в фантастическом антураже.

Историки могут сколько угодно и вполне справедливо критиковать Алексея Толстого за роман «Пётр Первый», где исторический фон — язык, психология персонажей, детали быта и т. д. — воссоздан весьма условно, ради решения главной художественной задачи — лепки человеческого характера. Именно людьми, их поступками силён этот роман.

«Андрей Рублёв» Андрея Тарковского уязвим с точки зрения строгости исторической правды. Интересовало Тарковского иное: наши вечные проблемы, суть человеческих отношений.

И обратите внимание, как естественно Тарковский на одном и том же этапе своей творческой судьбы создаёт «Андрея Рублёва» и «Солярис». …Историческое произведение и произведение фантастическое дают возможность художнику, отстраняясь от воссоздания реалистического быта, обратиться к философским проблемам бытия…"Кир БулычёвКир Булычёв

Надо сказать, что Кир Булычёв долгие годы имел репутацию оптимиста. Наверное, хотелось верить, что наша жизнь всё же изменится к лучшему, и свет в конце туннеля как бы не зря (один сатирик возмущённо говорил — почему же туннель, с…, никак не кончается?)…

Скептики и всевозможные борцы за свободу иногда укоряли его, навешивая ярлычок «писателя застоя» (попробовали бы сами создать хоть один стоящий рассказ). Напрасно. Каждому — своё. Кир Булычёв оказался в итоге прав. На все сто. А скептики, покинув ряды диссидентов, органично влились в другие ряды, заняли посты президентов и принялись бороться с оппозицией. Столь же яростно. Их бы энергию да в мирное русло.

Да, очень по-разному люди понимают свободу. Часто наезжая своей личной свободой на свободы других людей — близких и далёких.

Будущий век наступил. Дети выросли — талантливые, смелые, вполне образованные, большей частью честные и справедливые — и не в последнюю очередь благодаря чудесным историям Кира Булычёва. Жаль только, что космического братства, да и самих полётов в космос почти не сложилось.

Наоборот — многое хорошее из того, что было, благополучно развалилось вместе с не очень хорошим. Что-то взрослые с этим «…до основания разрушим, а потом…» то ли перебрали, то ли перестарались. И это «потом» выходит сейчас — временами чёрт знает как выходит! Надо сказать сразу: вины великого писателя здесь нет. Он-то своё дело делал как следует, не в пример некоторым.

Итак, третье тысячелетие наступило. И новые поколения детей, хочется верить, будут с увлечением читать и перечитывать чудесные книги о космических приключениях отважной девочки Алисы — читать с увлечением, так же, как читали их мамы и папы, только собираясь вырастать, но уже устремляясь к звёздам!
Не знаю, переживут ли книги Булычева свою эпоху. Даже если новым поколениям они интересны не будут, задача художника, как мне видится, делать то, что актуально и интересно для современников, людей, которые живут с художником в одном времени и месте.Игорь Всеволодович Можейко он же Кир БулычевИ эту задачу Кир Булычев с блеском решил. Решил, подарив детям конца прошлого столетия мечту о ярком будоражащем будущем, где люди с такой же легкостью, как мы летим в самолете на другой конец страны, летят к другим планетам и даже в другие времена. Ну а то, что наступившее будущее отличается от описанного Булычевым, ну, на то она и сказка. Но сделать наш мир хоть чуть-чуть лучше и в наших силах тоже, по крайней мере, нам есть, к чему стремиться.

Псевдонимы: Минц Лев Христофорович, Ложкин Николай, Маун Сейн Джи. Около двадцати произведений Кира Булычева были экранизированы. Так что Можейко — это своего рода «Стивен Кинг» советской научной фантастики.Игорь Всеволодович Можейко он же Кир БулычевЕго произведения переведены на многие языки мира и народов бывшего СССР.
Лауреат премии фантастики «Аэлита-1997».
Скончался 5 сентября 2003 года в возрасте 69 лет. Кир Булычёв умер в начале сентября 2003 года (утром, 5-го числа), накануне открытия международного фестиваля фантастики «Звёздный мост», где его ждали, надеялись ещё раз увидеть…

 https://www.shkolazhizni.ru/biographies/articles/39656/
http://vsi.reactor.cc/post/4068056

https://cont.ws/@tavrinfopress/2256476

https://vk.com/wall-112411699_4757

https://ast.ru/news/nnn-m10-y18-kir-bulychev-interesnye-fakt...

Картина дня

наверх