На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Жизнь - театр

1 186 подписчиков

Свежие комментарии

  • Юлия Уханова
    Прекрасные животные. Классные фото.Животные в фотогр...
  • Светлана Митленко
    Вот уж т очно. Она вперед нам всем фору даст и не поморщится!Это сплошные эмоции
  • Светлана Митленко
    Да что уж тут сделаешь. Надо продолжать жить и радоваться маленьким радостям, а не ждать большого рога изобилия. Пото...Это сплошные эмоции

Снесенный Петербург

Снесенный ПетербургСнос исторических зданий в Санкт-Петербурге

Когда речь заходит об «уникальности», «неповторимости» и прочей архитектуре Санкт-Петербурга, важно не свалиться в пафосный нуар. Да, центр города построен великими архитекторами и инженерами, но особенность местного климата априори предполагает, что всё не вечно под луной.

Другое дело, новодел почему-то выглядит просто кошмарно, а попытки вписать в исторические районы стиль, который окрестили в городе «стаканизмом», попытками и не выглядят. Кажется, не только со вкусом туго, но и строительное лобби имеет весомые преференции.

Так, недавно в Санкт-Петербурге глава Следственного комитета Александр Бастрыкин лично вмешался в дело о фактически снесенном городском памятнике — доме Салтыковой. Почему питерские власти отдают центр города девелоперам и строителям так легко, ведь новострой реально уродует северную столицу?Особняк Салтыковой построил в 1852—1857 годах архитектор Гаральд Боссе для княгини Елизаветы Салтыковой (урожденной графини Строгановой). Согласно историческим данным, в западном флигеле (большая часть которого сейчас снесена) находились личные покои княгини, в северном флигеле — комнаты её сына Николая. Портрет хозяйки особняка в исполнении Карла Брюллова хранится в Русском музее. На нем светлейшая княгиня изображена в обстановке своего аристократического дома. По некоторым данным, в 1860-х в доме жила будущая сестра милосердия баронесса Юлия Вревская.
В советское время в здании располагались научные заведения.

Красиво было на бумаге

Начнем с уже легендарного визита главы Следкома по проблемному адресу — Большая Морская, 51. Градозащитники давно били тревогу: в самом центре города фактически разбирают флигели здания графини Салтыковой. Процесс пошел еще в 2020 году, когда Смольный, цитируем его официальный сайт, дал добро: «Правительством Санкт-Петербурга одобрено заключение соглашения с ООО «Северная Земельная Компания» о приспособлении под современное использование особняка ХIX века по адресу: улица Большая Морская, 51А.

В планах инвестора в течение четырех лет провести реставрационные работы объекта культурного наследия регионального значения «Дом Салтыковой Е.П.» и создать гостиницу высшей категории с номерным фондом 44 номера. Концепцию реконструкции разработало петербургское архитектурное бюро «Студия 44» под руководством Никиты Явейна.

На данный момент здание находится в аварийном состоянии. При реализации проекта инвестор выполнит требования по восстановлению архитектурного облика здания с сохранением исторического фасада, внутренней планировки исторической части здания с восстановлением лепнины, каминов, лестниц и иных элементов.

Соглашением предусмотрено перечисление в бюджет Санкт-Петербурга более 63 млн рублей. Планируемый объем инвестиций инвестора составит порядка 950 млн рублей». https://m.asninfo.ru/news/91494-peterburgskiy-osobnyak-xix-v...

Казалось бы — красота. И городу выгода, и объект исторического наследия вроде как будет сохранен-восстановлен. Волки сыты — овцы целы, но не тут-то было. Красиво было только на бумаге. Градозащитники выявили, что флигели дома Салтыковой, построенные еще 1845 году, фактически разбираются по кирпичику. И кирпичи вывозят на тачках, а не грузовиках, чтобы не привлекать особого внимания. Но привлекли. Журналист Олег Мухин вышел в одиночный митинг по этому поводу, но на него напали неизвестные, сломав скуловую кость. Агрессоров было четверо, били руками и ногами, и, конечно, есть весомые подозрения, что не обошлось без участия силовой службы застройщика. Полиция, насколько известно, отрабатывает именно эту версию.

Всех на Мойку

Тем удивительнее, что городская прокуратура не усмотрела каких-либо нарушений закона при фактическом сносе архитектурного памятника. Тут серьезные вопросы к ней, не говоря уж про администрацию города. Глава Следкома, между тем, навестил пострадавшего журналиста Мухина. А также 24 августа прямиком отправился на скандальный объект. По некоторым данным, силовое сопровождение было доверено не местной полиции, а командировочным чекистам. Александр Бастрыкин без лишних церемоний забрал на Мойку (там размещается Управление СК по Санкт-Петербургу) директора объекта Антона Плютова. Дальше уже на стройку подтянулась полиция, которая зачем-то начала задерживать рабочих. Уж они-то точно ни при чем в сложившейся ситуации. Дальше следователи настоятельно пригласили на Мойку предполагаемого инвестора — известного в Петербурге бизнесмена, заслуженного строителя РФ и мецената Виктора Тырышкина. Забавно, что он, по мнению компетентных органов, является непосредственным хозяином ООО «Северная земельная компания» - а ведь в ЕГРЮЛ он таковым совсем не значится. Тем не менее Тырышкин явился на Мойку по первому сигналу, и даже рассказал журналистам «Фонтанки», что «Александра Ивановича (Бастрыкина) очень волнует состояние города, наши объекты — это небольшая часть того, с чем он работает. Ну и несмотря на то, что в нашем понимании нарушений нет, мы должны были сесть с людьми, как поступаем обычно, людей мы не боимся. Сесть с людьми, объяснить, что и как мы собираемся делать, услышать все замечания, учесть все рекомендации и после этого делать работу. А мы стали делать работу чисто по документам». Тырышкин также пояснил, что работы в доме Салтыковой будут приостановлены. Надолго ли?

«Омоложение» памятников

Понятно, что за последние тридцать лет в Санкт-Петербурге в центре города загублены многие памятники архитектуры. В исторических районах, где застройка с царских времен являла собой продуманный и стройный архитектурный план, стали появляться уродливые сооружения из стекла и бетона, вносящие явную дисгармонию в «старый Питер». Такие явления были даже в бедненькие 1990-е — при мэре Анатолии Собчаке и губернаторе Владимире Яковлеве. Но надо отметить, в последнее время такие случаи участились. В разы. Вспомнить хотя бы скандальный снос здания Манежа лейб-гвадии Финляндского полка на Васильевском острове. Это здание на 9 лет старше дома Салтыковой. Напомним, по городскому закону запрещено сносить дореволюционные здания, однако застройщики и петербургские власти обходят этот момент просто — если была какая-то хоть минимальная перестройка (да просто ремонт) дома в советское время, его годы основания смещаются к «омоложению». Так произошло с Манежем в очень престижном районе. К адресам варварского сноса старинного и не очень Петербурга мы еще вернемся ниже, а пока отметим одну из причин, почему памятники пошли под бульдозер активней. Раньше в Санкт-Петербурге традиционно было мощное градозащитное движение — если уж башню «Газпрома» из центра удалось выдавить на окраину — это о чем-то да говорит. Представители движения выслушивались не только на уровне Смольного. Однако в последние годы Всероссийское общество охраны памятников истории и культуры претерпело изрядную чистку.

Политолог Владимир Большеков говорит: «Историк и краевед Александр Марголис во главе общества был заменен на Антона Иванова, весьма лояльного Смольному. Отсюда, похоже, происходит маскировка внимания общественности от наглых сносов в историческом Петербурге. Хотя надо отдать должное известным людям, вроде режиссера Сокурова, которые на свой страх и риск бьют тревогу».

Да, Александр Сокуров сказал следующее: «Иногда мне казалось, что городская община может быть сильнее, умнее и патриотичнее, чем чиновный люд, лукавство целей и методов которого уж очень хорошо по истории России нам известно. Вот это правда: до бога высоко, до царя далеко. Я ошибся. Я проиграл. Как гражданин России, как житель города сообщаю о своем поражении».

Эти слова именно про градозащитный вопрос. В начале 2022 года по каким-то причинам, подозрительно понятным, Смольный запретил Совету по сохранению культурного наследия при правительстве Петербурга собираться чаще раза в год. Члены Совета - Михаил Мильчик, Александр Сокуров, Александр Кобак и Александр Кононов - предложили восстановить регулярные заседания и обсудить на них сразу несколько проблемных локаций: здание ВНИИБа, завод «Красный треугольник» и строительство железнодорожного терминала на Московском вокзале. Вице-губернатор Николай Линченко заявил, что потребности в обсуждении этих вопросов нет. Это «нет» звучало категорически.

Хроника разбора

Теперь приведем только свежие примеры «снесенного Петербурга». За последние тридцать лет их было без преувеличения несколько тысяч, но сейчас про прошлый год лишь. Обидно за снос (в правительстве города это эвфемистично называют - разбор) здания бани на Гаванской улице — знаковое место для ленинградца со стажем. Теперь на этом месте очередной «стаканизм». Но достается и «сталинизму» - разобрали сталинку 1940 года на Полюстровском проспекте, где был хладокомбинат — богатый и уникальный декор не остановил. Под Пушкиным ликвидировали дореволюционный дом на Славянской улице — вместо него будет «муравейник». Пострадало даже творение архитектора с именем Ноя Троцкого (на его счету здание ФСБ на Литейном и эпический Дом Советов в Московском районе) на Васильевском острове - снесена четырехэтажная школа 1936 года постройки. На этот престижный кусок успешно нацелился Горный университет с его знаменитым ректором. На Карповке был снесен недостроенный интеротель «Петроград» - крайне любопытный проект ЛенНИИпроекта 1980-х, который представлял вкусную и стильную архитектуру позднего СССР.  На Фарфоровой улице снесли производственный корпус пивоваренного завода «Вена»  - весьма оригинальное сооружение с солодовней конца 19 века, которое искренно жалко. БылоСтало
На этом месте теперь будет паркинг. На проспекте Обуховской обороны демонтировали трехэтажное здание Невского завода — это памятник, может, и неофициальный, промышленного Петербурга. Будет опять-таки жилой дом. Весьма исторически обидно за здание Товарищества автомобильно-омнибусного сообщения 1908 года, располагавшегося у Балтийского вокзала. Его пытались разрушить еще в 2018 году — но комитет по охране памятников высказался против. Не помогло. Любопытна история сноса дома начала 20 века в Урюпинском переулке — сам Смольный признал, что пресловутый разбор начался незаконно, но раз, мол, начали, не прекращать же теперь. Что тоже похоже на схему. А еще жальче, пожалуй, исчезновения общежития 1933 года на Обводном канале — это конструктивизм, ступенчатый фасад, таких домов в городе на Неве уже наперечет. Декабрь 2021 годАпрель 2021 год
Пригород Парголово лишился усадебного дома на Приозерском шоссе. Деревянный дворец усадьбы Осиновая Роща был построен в 1830 году по проекту архитектора Викентия Беретти.

Здание «Винного городка» было построено в 1806 году. До 2019-го оно входило в реестр объектов культурного наследия. Во время перестройки в конце XIX века КГИОП решил, что дом потерял историческую ценность.

Обращение в Следком, сообщила пресс-служба комитета, 27 мая отправили депутаты муниципальных образований и Заксобрания Петербурга. Они заявили о сносе построенных в XIX — начале XX веках зданий, указав, что объекты, вероятно, демонтируют объекты в интересах строительного бизнеса.

Изучать обращение депутатов и разбираться в ситуации, согласно сообщению пресс-службы, председатель СК будет лично. По результатам проверки будет принято процессуальное решение. Даже если по историческим местам пройдутся только подчиненные Бастрыкина, то итоги такой проверки очевидны.  Во-первых, будет  дана оценка действиям или бездействиям по сохранению культурного наследия администрации Петербурга и, в частности, КГИОП. Во-вторых жители Северной столицы смогут пройти по следам Бастрыкина и создать своего рода экскурсионный маршрут по местам былой архитектурной славы. 

Первый объект, который назвали депутаты, манеж лейб-гвардии Финляндского полка на Васильевском острове. Строительная техника начала разрушать его фасады 8 апреля, уже 13 апреля здание было полностью разрушено. Между тем, объект являлся памятником классицизма, здание было построено в XIX веке.Здание манежа лейб-гвардии Финляндского полка начали сносить в апреле. Фото: скриншот GoogleMaps

Следующий объект в списке депутатов —  здание «Винного городка» на Васильевском острове. Объект был построен в 1806 году, до 2019-го постройка входила в реестр объектов культурного наследия. Техника начала работать на участке 12 февраля, демонтаж завершился 5 мая.Последние годы здание находилось в очень плохом состоянии. Фото: скриншот GoogleMaps

Третий памятник — торговые бани Екимовой, точнее, то, что от них осталось. Дореволюционная постройка датируется 1948 годом. Здание огородили забором 14 апреля, уже 15 апреля начались работы по сносу. К 19 апреля здание было частично разрушено. На Петроградской стороне снесли здание бывших бань Екимовой. Фото: Мойка78

А вот те здания, которые находятся под угрозой. В частности, корпуса Производственного комплекса общества русских аккумуляторных заводов «Тюдор», Дома Лапина на углу Рижского проспекта и переулка Лодыгина.Производственный комплекс общества русских аккумуляторных заводов «Тюдор» могут снести. Фото: скриншот GoogleMaps

Дом Лапина могут снести под строительство ЖК. Фото: скриншот GoogleMaps

По этому маршруту вслед за главой СК Бастрыкиным могут прогуляться все желающие петербуржцы. Впрочем, в Петербурге достаточно и других развалин, которые прежде были памятниками архитектуры.

... Перечислять еще можно долго, это лишь часть последних сносов, которые касаются не только царской эпохи Санкт-Петербурга. Ленинград тоже теряет свои памятники. Они, как пел Александр Розенбаум, про «город свой мастеровой» - «День гудком зовет, Кировский завод — он своим дворцам корень».

Да, с чего мы и начали — в пафосный нуар впадать не обязательно — некоторые дома кончили свой век по объективным причинам. Однако не секрет, что многие и многие исторические здания разных эпох Петербурга-Петрограда-Ленинграда можно было сохранить — не оказалось желания. Не пойман — не вор, однако ряд чиновников Смольного вышли из топ-менеджеров строительных компаний, считая губернатора, и девелоперов. Совпадение? Или идут по проторенному пути московскими градоначальниками?

Картина дня

наверх