Жизнь - театр

607 подписчиков

Свежие комментарии

  • Fleck 1
    потрясающеФиналисты конкурс...
  • Алексей Андреевич
    не земля живая а ноосфера, вы вообще этого хохла читали?10 самых разрушит...
  • Алексей Андреевич
    красиво....Финалисты конкурс...

Любимая, я пришел за тобой

Любимая, я пришел за тобой

***

"Мама, мне нужно уехать на пару недель. Пожелай мне удачи". - "Мальчик мой, - на глаза женщины навернулись слезы, -да ведь она забыла тебя давно!" Карен вздрогнул:"Я должен сам убедиться".

***

Утром Карена отвезли в больницу. У него обнаружили сотрясение головного мозга и трещину в грудной клетке. На все вопросы Карен упрямо отвечал, что упал.

***

Вернувшийся красавец-дембель произвел настоящий фурор среди невест и их мамаш, напился согласно обычаю и пару дней похвалялся морпеховской доблестью, хотя так и не сказал толком, где служил и чем занимался. Впрочем, он и про "Героя России" ничего не сказал, и про косой шрам, пересекший спину...

***

Я стояла на рынке и решала сложнейший в своей жизни вопрос: купить джинсы или билет на "Отпетых мошенников". Сложность заключалась в том, что сказать дома. Мои размышления прервал радостный возглас: "Данка' Какая большая стала! Вика, гляди. Она и красится уже'. Я хотела обидеться и уже грозно развернулась, но тут слова буквально застряли у меня в горле. На меня весело глядел Карен. Я посмотрела на его спутницу и окончательно обалдела от удивления -рядом стояла необычайно красивая женщина с пышной рыжей гривой и держала за руку девочку лет десяти.

Совершенно не ожидая от себя такой глупости, я, тем не менее, спросила:

"Значит, она все-таки вышла за тебя замуж?".Любимая, я пришел за тобой

ПРЫЖОК В БЕЗДНУ

Он хотел стать гимнастом, причем знаменитым на весь мир. Мотался в город на тренировки каждый день за семь километров. Ездил автостопом, иногда возвращался домой пешком заполночь. Потом отец купил ему велосипед. Но Карен все равно выдыхался. "Ты эдак всю жизнь проваландаешься," - усмехался отец, разглядывая дневник, пестрящий двойками и тройками.

Карен молчал. Он готовился сдать на кандидата в мастера спорта, первый взрослый у него уже был. Отец предупредил сына, что, если он не получит кандидатский, с гимнастикой может распрощаться. "А то получится, - рассуждал отец, - и в спорте ноль, и в жизни неуч. Мне опора к старости нужна, а не идиот, умеющий на голове скакать'.

Тренировки в последний месяц были особенно изнурительными. Мать стала опасаться, что он заснет и свалится где-нибудь по дороге. И это случилось. Велосипед на полной скорости въехал прямо в открытый люк. Карен спал и проснулся, когда летел носом вперед. Тело среагировало моментально, мягко спружинило на руки, толчок через голову, и вот он стоит на ногах, а велосипед торчит из люка с бешено крутящимся задним колесом.

Любимая, я пришел за тобой

ПРИВЕТ, ПЕППИ!

"Ну ты даешь!" - восхищенно сказал кто-то за спиной. Он обернулся, еще ничего не соображая, и - пропал. В классе пятом, болея ангиной, он от нечего делать читал "Пеппи - длинный чулок". Книга ему очень понравилась, а бесшабашная девчонка осела в мыслях прочно.

А теперь живая Пеппи восхищенно смотрела на него. Она была именно такой -рыжей, зеленоглазой, с широким улыбчивым ртом и веснушками. Только эта Пеппи была взрослой. Карен обалдело на нее пялился. По содранным ладоням сочилась кровь, но Карен этого не замечал. "Мальчик, - у нее широко распахнулись глаза, - у тебя же кровь!". Она тут же нырнула в "Опель", припаркованный у обочины. Не обращая внимания на его слабые протесты, девушка осторожно смазала ему ладони иодом.

Ее звали Викой, и у нее был парень. Высоченный плечистый Толик. Именно он доставал искалеченный велик из люка, прикручивал его к своему "Опелю ' на крышу. Карен попытался уйти, забрав свой велосипед. Его остановила Вика:

"Мы же все равно в Каменское едем. Ведь тебе туда?".

По дороге выяснилось, что Вика тоже живет в Каменском. "На Заречной улице. Мы переехали недавно. У вас красивый поселок. А правда, что почта была построена в 1643 году? Да? Классно! Почти четыреста лет! Ты бы мог показать мне поселок, самые интересные места?"

"Пацану в школу надо ходить', - лениво заметил Толик, и Карен впервые испытал бессильную непонятную злобу.

"Я ВЫРАСТУ. ТЫ ПОДОЖДИ"

Так началась их дружба. Она держала себя с ним на равных, хотя была старше на шесть лет и намного выше. Ходили они в крепость, на бастион, просто бродили по улицам. В его жизнь вошло что-то новое и пронзительно прекрасное. Он ни с кем не мог поделиться своей радостью. Потому что близких друзей у него в поселке не было. Только сопливая пятилетка Данка. Он как-то застал ее плачущей под брусьями после неудачного кувырка, умыл и отвел домой, и теперь она считала своим долгом докладывать ему поселковые слухи.

Однажды Данка прибежала к нему во двор: "Каренчик, скорее беги, там Толька на Вику напал...". Он не дослушал и рванул к бастиону, где обычно встречались поселковые парочки.

"Толик, давай расстанемся". - "Не понял?" - "Ты мне больше не нравишься". - "А, это из-за того лоха малолетнего, что к тебе клинья бьет!" Толик больно схватил ее за плечо, с силой развернул к себе. Вика отшвырнула его руку, и тогда он ударил. Пощечина горела, но больше жгло унижение и беспомощность. Толик стоял, тяжело дыша, и с удивлением смотрел то на свою ладонь, то на Вику. И тут кто-то влепил кулак ему под дых. Толик инстинктивно согнулся и получил удар в скулу. Резко отпрыгнув в сторону, он схватил Карена за руку и ударил локтем в лицо, обмякшее тело поддал коленом в грудь. Карен ничком упал на землю. Толик поднял его, оттащил к забору, кое-как усадив, молча сел в машину и уехал.

"Карен", - тихо позвала Вика. Кровь ручьем лилась на рубашку. Двух передних зубов не было. Вика опустилась рядом и заплакала. "Вик, - захрипел Карен, - он же ударил тебя. Ударил! Не плачь, пожалуйста!' Карен виновато заглядывал ей в лицо и вдруг заревел отчаянно и безнадежно. Тринадцатилетнему пацану разреветься гораздо легче, чем взрослому парню, но стыдно за свои слезы едва ли не больше: "Вик, не плачь, пожалуйста! Ну хочешь, я его убью? Только скажи!

От неожиданности Вика перестала плакать и оторопело уставилась на Карена: "Глупый мальчишка, - зло и одновременно с жалостью сказала она, - ну что я с тобой буду делать, скажи? Ты хороший. Но маленький совсем". "Я вырасту. Ты только подожди'.Любимая, я пришел за тобой

ЗДРАВСТВУЙ И ПРОЩАЙ

Утром Карена отвезли в больницу. У него обнаружили сотрясение мозга и трещину в грудной клетке. На все вопросы Карен упрямо отвечал, что упал. Вика пришла через неделю. "Проходи, - Карен обрадовался и не пытался этого скрыть. - Садись". - "Я не надолго. У меня через три часа самолет". Он ошарашенно смотрел на нее: "Куда?" - "К отцу" - "Надолго?" - "Навсегда".

Он замолчал и бессмысленно уставился в стену. "Ты оставишь адрес?" -"Нет. Я сама его точно не знаю. Лучше я тебе напишу". Он покачал головой, зная, что это неправда. Она не будет писать. 'Если бы я был старше, ты бы не уехала. Я бы не отпустил тебя, потому что я тебя люблю. Если тебя нет, мне больно. Если ты плачешь, мне больно. Думая о тебе, я улыбаюсь, и все вокруг тоже улыбается. Я счастлив, когда слышу твое имя, и все Вики на свете не могут быть плохими, потому что так зовут тебя".

Вика встала. "У тебя еще будет девушка", - нравоучительно сказала она и поняла, что получилось глупо. Карен усмехнулся: "Не будет". Он посмотрел ей в глаза долгим совсем не детским взглядом: "Обещай, что, когда мне исполнится двадцать один год, ты выйдешь за меня замуж". Вика смешалась. Как разговаривать с этим тринадцатилетним мужчиной? "Но я могу быть замужем к тому времени, Карен". "Можешь", - он согласился неожиданно легко. "Ну хорошо. Если я буду свободна, то обещаю, что выйду за тебя замуж".

Она протянула руку, чтобы потрепать его по голове и обратить все в шутку, но он увернулся...

ДОРОГИ, КОТОРЫЕ МЫ ВЫБИРАЕМ

А потом начал считать дни. Он ненавидел свои тринадцать лет. Как раньше на гимнастику, теперь с завидным упорством он ходил на станцию техобслуживания к отцу. К шестнадцати годам упорного мальчишку слушались практически все моторы, и отец смело доверял ему сложный ремонт. Секцию Карен оставил, но заниматься не прекращал. А потом еще увлекся борьбой.

Однако главный сюрприз родителям Карен преподнес на свое совершеннолетие, когда заявил, что идет служить. Отец давно внес нужную сумму, чтобы отмазать сына от армии, но сын решил по-своему. Парень попал в морпехи.

Пока Карен служил, родители купили ему квартиру и новенькую "девятку", сообщив в письме, что добавили к тому, что успел заработать Карен, совсем немного. Вернувшийся красавец-дембель произвел в поселке настоящий переполох среди невест и их мамаш, напился согласно обычаю и пару дней похвалялся морпеховской доблестью, хотя так и не сказал толком, где служил и чем занимался. Впрочем, он и про "Героя России" ничего не сказал, и про косой шрам, пересекший спину...Любимая, я пришел за тобойКарен устроился на работу охранником в фирму, сутки работал, а трое все писал чего-то и заклеивал в конверты. И однажды он вошел в комнату родителей неестественно возбужденный, с лихорадочно горящими глазами. 'Мама, мне нужно уехать на пару недель. Пожелай мне удачи". - "Мальчик мой, - на глаза женщины навернулись слезы, - да ведь она забыла тебя давно!" Карен вздрогнул: "Я должен сам убедиться '.

"ПОМНИШЬ ЛИ ТЫ МЕНЯ?"

Вика жила в Барнауле. Побывала замужем, развелась. Об этом написал Карену сослуживец и кореш Генка: "Она действительно красавица, Карен. Мы все думали, ты заливаешь со своей Пеппи, а увидел и обалдел. Живет на улице Тенистой, 5, в двухэтажном доме. Сплошное "евро". Работает в фирме у своего бывшего. Пеппи твоя вкалывает замом по маркетингу или что-то в этом роде... дочка Настя... четыре годика... кукла... В общем, мечтатель ты, Карен, и война тебя ничему не научила. Хотя горжусь! Я свою первую любовь и как звали-то не помню. Ну, жду, пехота. С "полундрой прорвемся!".

Генка на своем ' жигуленке" подрулил прямо к воротам. " У нее охранник Юрка, нашего призыва. В ВДВ служил. А по саду бегает кобелина кавказский. Родственник твой", - Генка беззлобно хохотнул. Продолжая балагурить, Генка подставил мощную спину, и Карен махнул через забор. "Забыл сказать, - Генка перекинул цветы и закончил: - У ее собаки зубов нет, она ее вместо декорации держит, а Юрка пиво на углу пьет". Карен пошел к дому. Негнущимися ногами протопал по крыльцу, крутанул барашек звонка. Из домофона послышалось шипение, а потом такой родной, такой близкий голос произнес: "Юра, я никого не хочу видеть сегодня. Говори всем, что меня нет". Карен помолчал, вдохнул побольше воздуха, закрыл глаза и выдохнул: "Это не Юра, это Карен".

Ссылка на первоисточник

Картина дня

))}
Loading...
наверх