Жизнь - театр

462 подписчика

Последние комментарии

  • Alexandr Shishkan
    Настороженное отношение части поляков к СССР существовало ещё тогда, в книге есть очень интересный эпизод (глава 34),...Четыре танкиста и собака
  • Николай Берлизов
    Неплохой в целом материал.  Вот только интересно, почему из поста в пост об этом великолепном фильме гаденькая сентен...Четыре танкиста и собака
  • Татьяна Толстова
    🐕 Очаровательные у нас друзья!Лучший собачий фотограф 2019

Звезды Голливуда. Кэтрин Хепберн

Я долго думала, кого мне представить в этот раз, а потом поняла, что надо рассказать еще об одной легендарной паре среди звезд Голливуда. Итак. Это будут Кэтрин Хепберн и Спенсер Трейси.Кэтрин Хепберн родилась 12 мая 1907 года в городе Хартфорд, штат Коннектикут. Ее мать, Кэтрин Марта Хоутон, происходила из знаменитого семейства, владевшего крупнейшим стекольным заводом.

Отец ее, Томас, был известным хирургом и новатором в лечении венерических болезней; мать, была суфражисткой и проповедницей права женщин на аборты. У них родилось шестеро детей. Каждому из их шести детей дали девичью фамилию матери для их вторых имен. Её мама, закончив Брин-Мар по специальности История и Политология, позже получила степень магистра по химии и физике. Долгое время она возглавляла Национальную ассоциацию женщин-избирателей Коннектикута, выступая за предоставление избирательных прав женщинам. Замужество и рождение 6 детей не помешало ей занимать активную жизненную позицию. В 1920 году эту неординарную женщину выдвигали в Сенат США. Но рождение младшей дочери в 42 года, не позволило ей принять предложение. Родители Кэтрин были среди тех, кто пропагандировал контроль над рождаемостью, право на контрацепцию, просвещение в области сексуального здоровья. Они настаивали на уважении прав детей, позволяя своим детям свободно высказываться по любым вопросам. 
Кэтрин (крайняя слева) с мамой, сестрами Мэрион и Маргарэт, братьями Томасом, Ричардом и Робертом. Справа мама Кэтрин с младшей дочерью.

Как я уже говорила Хепбёрны были богаты. По обычаю того времени обеспеченные семьи, кроме основного дома, должны были владеть солидным жильем на морском побережье. В 1912 году семья Хепбёрн нашла в крошечном сообществе Фенуик, который отделился от городка Старый Сайбрук, идеальный коттедж.Огромный викторианский дом стоял между Золотым прудом и проливом Лонг-Айленд на участке, площадью 1,21 га, среди таких же приличных и дорогих летних домов.
Фенуик так понравился семье Хепбёрн, что они купили трехэтажный коттедж, заплатив за него 2,4 тысячи долларов (огромные, по тем временам, деньги). Сюда, в свой любимый загородный дом, они стремились приезжать, как только выдавалась возможность. Здесь проводили все праздники, и жили летом. Родители Кэтрин считали, что детям нужно прививать не только страсть к учебе, познанию мира, но и любовь к спорту. В любое время года дети плавали либо в проливе, либо в пруду, если на Лонг-Айленде были волны.Кстати, тут Кэтрин уже далеко за 70...
Тогда же, в своем беззаботном и счастливом детстве, Кэтрин, единственная девочка среди четырех детей семейства (младшие сестры родятся, когда она будет уже подростком), наслаждалась ролью всеобщей любимицы и папиной принцессы. Ей позволялось всё! В какой-то момент, Кэтрин обрезала волосы, стала называть себя Джимми, и требовать таких же прав и развлечений, которые в те времена были доступны только мальчишкам. Конный спорт, теннис, гольф, плавание - у неё получалось всё.

Кэтрин была очень близка со своим братом Томом, и в 14 лет перенесла настоящую трагедию. Фиктивную дату рождения она взяла в память брата Тома, который трагически погиб, упав со стропил их дома в Нью-Йорке (на сайте IMbD правда говорится о том, что он погиб в результате несчастного случая, пытаясь устроить шутку с повешанием, трюк, которому научил его отец). В любом случае это была трагическая случайность, а Кэтрин была первой, кто обнаружил бездыханное тело мальчика...

     Это несчастье коренным образом изменило Кэтрин. (Кстати, ее дед по матери и брат отца Чарли совершили самоубийство, но в семье не принято было говорить об этих трагедиях и Кэтрин как-то сказала о родителях: «Ничего не было сделано в этом отношении и они (родители) просто не верили в стенания о чем либо».) Она стала замкнутой, не общалась со сверстниками и большую часть времени обучалась на дому. И еще много лет после этого Кэтрин использовала дату рождения брата, 8 ноября, как свою собственную.
На фото справа Кэтрин с отцом в Фенуике.

     Кэйт получила прекрасное образование. Она окончила колледж Брин Мор в 1928 году, знала несколько языков, заработала медаль на чемпионате по фигурному катанию, была второй теннисисткой штата Миссури и одной из самых многообещающих гольфисток в стране и любила в течение всей своей жизни принимать ледяной душ. Хепберн участвовала в любительских спектаклях, которые устраивались во время летних каникул на даче. Мирное и благополучное течение своей жизни Кэтрин скрашивала и другими «достижениями». Однажды ее чуть не исключили из колледжа за курение. Мисс Хепберн - вторая ракетка штата - курила на крыше общежития... в обнаженном виде. Вместе с тем, как ни странно, ей не хватало смелости и напористости.
     Вполне может быть, что идея пойти в актрисы возникла у Кэтрин из противоречия собственной натуре. Кэтрин с ее богатым внутренним миром, прекрасным образованием и финансовым положением можно было уединиться где-нибудь в деревне и сочинять женские романы. Но Хепберн предпочла путь наибольшего сопротивления.
     После получения высшего образования (степень магистра философии и истории), в 19 лет она заявила родителям, что хочет стать актрисой. Отец вначале возражал, но затем все же выделил ей 50 долларов на поездку в Балтимор. Режиссер тамошнего театра Эдвин Кнопф поручил начинающей актрисе маленькие роли в спектаклях «Царица» и «Факельщики». Если учесть, что у нее не было ни школы, ни опыта, то играла Хепберн довольно удачно.
     По окончании сезона Кэйт отправилась в Нью-Йорк. Она начала брать уроки актерского мастерства у известного педагога Фрэнсис Робинсон-Дафф, которой ученица сразу же понравилась, ибо напоминала ей Элеонору Дузе.
     Объявившийся в Нью-Йорке Эдвин Кнопф предложил Кэтрин стать дублершей исполнительницы главной роли в спектакле «Большое озеро». Но после нескольких репетиций эту роль отдали Хепберн. Дебют она с треском провалила. И сразу же после премьеры ее уволили, но это нисколько не пошатнуло самоуверенности начинающей актрисы. Позже она иронически замечала об этом периоде своей жизни: «Единственное, чего я ужасно боялась, так это того, что стану знаменитой».
Кэйт не пала духом, и вскоре в другом театре прекрасно справилась с ролью школьницы в пьесе Клагстон «Эти дни». Увы, спектакль сняли уже через восемь дней...
     «Меня всегда увольняли. Самой судьбой мне суждено было «вспыхивать - и гаснуть». Я могла взять любую роль и прочитать ее, даже не зная, о чем в ней идет речь, - о, это я делала лучше всех! Я умела смеяться и плакать, и роли мне давали всегда, а затем - затем что-нибудь происходило. Или я теряла голос, или забывала реплики, краснела, начинала говорить слишком быстро - словом, играть я не могла. На публике я каменела».
     В 1928 году Кэтрин вышла замуж за друга юности Ладлоу Огдена Смита. Она тут же заставила своего новоиспеченного супруга расстаться с фамильным окончанием Смит, ибо не хотела, чтобы ее имя и фамилия звучали трафаретно, к тому же уже существовала довольно известная радиоисполнительница с таким именем, а Кэтрин всегда была Индивидуалисткой. Ладлоу обожал свою жену. В одном из интервью она говорила: «Я вела себя по отношению к Лэдди как абсолютная свинья. А он был сущим ангелом. Я-то раньше думала, что это я - ангел, а оказалась свиньей... Мне было страшно одной в Нью-Йорке, и в 1931 году мы купили дом. Но как только я получила «Оскара», я тут же отделалась от Лэдди. Много лет спустя, незадолго до его смерти, я попыталась хоть как-то загладить тот ужас, который навлекла на него. Он был духовно щедрым и не считал годы, проведенные со мной, ужасными. Он говорил, что я всего лишь «дико амбициозный ребенок».
     И уже в следующем году Хепберн поступает в театр «Гилд», где играет инженю в пьесах «Метеор» Бермана и «Летний месяц в деревне» Тургенева. В Стокбридже она участвует в нескольких спектаклях театра «Беркшир плэйхаус». Ее необычная внешность и манеры - и ее уникальный голос Новой Англии - поначалу отпугнул некоторых зрителей, но ее душевное исполнение наивной, импульсивной молодой актрисы, пытающейся завоевать Бродвей, покорило их. Наконец в бродвейской постановке ее утверждают на главную роль - энергичной, волевой, бесстрашной царицы амазонок Антиопы в спектакле по пьесе Джулиана Томпсона «Муж воительницы».
     Премьера состоялась в марте 1932 года в театре «Мороско» в Нью-Йорке. «Муж воительницы» имел успех, а имя Хепберн получило известность. Она почувствовала себя настоящей актрисой.
     Хепберн уехала в Голливуд и распрощалась с Ладлоу. Это было начало конца их брака. Через некоторое время они развелись на Юкатане, в Мексике, сохранив дружеские отношения. В дальнейшем Кэтрин часто обращалась за помощью к бывшему мужу.
     Голливудскому продюсеру Селзнику Кэтрин совершенно не понравилась. Перед ним стояла нескладная девушка лет 25. Одетая в ничем не примечательные брюки и сандалии, она не носила грима и говорила со снобистским коннектикутским выговором. «Боже, - воскликнул Селзник, - это самое жуткое пугало, какое я когда-либо видел. Если нам понадобится кто-то на роль Эндорской ведьмы, мы возьмем ее». Однако Джордж Кьюкор думал иначе. Просмотрев пробы, он почувствовал невыразимую прелесть, нечто завораживающее в том, как она ставила стакан на пол. Кьюкор рекомендовал Хепберн на главную роль в нашумевшем предприятии Селзника «Билль о разводе». Ее партнером стал Джон Бэрримор. Фильм имел шумный успех и оказался судьбоносным для Хепберн, поскольку его режиссером был Джордж Кьюкор, который стал ее ближайшим другом и ментором, а впоследствии снял ее во многих фильмах. Вот как вспоминал Кьюкор первую пробу Хепберн: «Она не походила ни на кого из тех, кого мне раньше доводилось видеть или слышать. Проба взволновала меня, хотя ее игра была далеко не совершенной, тем не менее, я подумал: «Эта девочка очень интересна».
     На данном этапе своей деятельности сама Кэтрин Хепберн была прагматична, как нью-йоркская фондовая биржа. На студии уже знали, что если эта актриса заприметит какую-нибудь роль, то лучше отдать ее по-хорошему. Не то, что бы она была скандальной, но уж больно хлесткой на язык. Не секрет, что многие побаивались Кэтрин, хотя она продолжала считать себя наивной и пугливой.
     В 1933 году Кэтрин сыграла в фильме «Утренняя слава». Роль Эвы Лавлейс приносит ей первого «Оскара». Кэтрин было приятно получить награду. Тем не менее, на церемонию награждения Хепрёрн не пойдёт, как пропустит и вручение всех своих последующих Оскаров. 
А следующую картину - «Маленькие женщины» Хепберн называет среди самых любимых, да и фильм назван лучшим фильмом года, а Хепберн получила премию Венецианского кинофестиваля.
     Так Кэтрин стала кинозвездой всего за полтора года. Теперь круг ее общения составляли сплошь знаменитости. Хепберн не искала дружбы, скорее наоборот, кто-то видел в ней старшую сестру, кто-то бесплатного психоаналитика, кто-то тонкого и умного собеседника. Кэтрин не разочаровывала никого, разве что себя. Чтобы развеять меланхолию существовали диванные вечеринки Джорджа Кьюкора.
     Далее Хепберн с блеском справляется и с ролью Марии Стюарт в фильме «Мария Шотландская» (1935). А в промежутке между съемками возвращается на Бродвей, чтобы выступить в сентиментальной пьесе «Озеро» и удостоиться уничижительной реплики известной писательницы и критика Дороти Паркер, которая заявила, что «диапазон эмоций Хепберн от «а» до «б».  Спектаклю была суждена недолгая жизнь...

Безмятежную жизнь в старинном семейном коттедже нарушило страшное наводнение 1938 года. Утром семейство Хепбёрн, как всегда искупалось в проливе. Отец Кэтрин уехал на работу. Младшие сестры были на учебе. В доме оставались Кейт с мамой и братом Робертом. Ураган обрушился на берег внезапно. По воспоминаниям Роберта Хепбёрна: "старый черепичный громадный викторианский монстр - их дом - просто стал уплывать в море". Роб выбрался через окно, вытянул мать, помог выбраться Кейт. Добравшись до берега, они с тоской смотрели на свой старый коттедж, стоящий в проливе.
Эти фотографии сделаны на следующий день после урагана. Хепбёрны шутили, что шторм оставил им самое главное: ванную и унитаз. Значит можно жить.
В месиве, оставшемся от их дома, они найдут 83 серебряные ложки, которые пощадило море, и огромный серебряный сервиз их матери. Хепбёрны тут же начнут проектировать свой новый дом в Фенуике, используя для визуализации проекта костяшки уцелевшего домино.Менее чем через год коттедж будет возведен. 10 спален, семь ванн и гараж для четырех автомобилей. Огромная гостиная, столовая и кухня. Почти 700 кв. метров. Постройка обойдется семье Хепбёрн в сумму от 275 000 до 300 000 долларов. Это не просто большие деньги для того времени. Это неприлично большая сумма, которую можно было заплатить только за их личный "рай".

А вот карьера Хепберн вошла в пике. Сначала фиаско в театре, затем фиаско в кино, причем сразу несколько провальных картин подряд. Во многом это было связано с её скандальным и провокационным поведением. У актрисы были сложные отношения с прессой, она часто откровенно хамила репортерам. "Когда её спросили, есть ли у неё дети, она ответила: "Да у меня их пять: два белых и три цветных"! Кейт не скрывала, что является атеисткой. Она носила мужские костюмы, совершала мальчишеские выходки и не заботилась о своей репутации. И это всё в консервативной Америке тридцатых! 

Отношения с публикой тоже не заладились. Хепбёрн не давала поклонникам автографы, грубила, если у неё просили фотографию. Такое поведение принесло ей прозвище "высокомерная Кэтрин". При этом, несмотря на провальные киноленты, в 1935 году она получает номинацию на Оскар за фильм «Элис Адамс» (1935). Владельцы кинотеатров начали шарахаться от ее имени как от чумы. В своем падении она опередила и Марлен Дитрих, и Джоан Кроуфорд.
     Кэтрин надеялась сыграть Скарлетт О'Хара в голливудской экранизации романа «Унесенные ветром». Но роль она не получила. Не получив роль Скарлетт, хотя была одной из главных претенденток, она не затаит обиды на весь мир и даже позднее будет подружкой невесты на свадьбе Вивьен Ли и Лоуренса Оливье.    В это время известный драматург Фил Бэрри специально для нее написал пьесу «Филадельфийская история». Характер главной героини Трейси Лорд очень напоминал взрывной характер самой Хепберн; даже речь Трейси была похожа на ее манеру говорить - бурный поток слов, постоянная ирония, шутки. Кэтрин попросила Бэрри прислать ей пьесу; первый акт она одобрила, второй - тоже, а третий попросила переписать. Драматург сделал все, как хотела актриса, и Хепберн с труппой «Гилд» и режиссером Робертом Синклером приступили к репетициям.
Кадр из фильма

   Премьера «Филадельфийской истории» состоялась в феврале 1939 года в Нью-Хэйвене, после чего пьеса пошла на Бродвее. Зрительский успех был ошеломляющим. Хорошо приняла спектакль и строгая нью-йоркская критика. Даже Брукс Аткинсон нашел слова признания: «Это странная, всегда возбужденная маленькая женщина со строгой красотой и металлическим голосом; выстроить для которой роль всегда очень непросто. Но сегодня в центральной партии пьесы мистера Бэрри она выступает как женщина, которая, наконец, нашла свою радость, - и нашла ее в театре. Нет никакой двусмысленности в поведении ее героини. Актриса обладает утонченным вкусом, она удивительно живая и свободна в выражении чувств».
     Спектакль прошел на Бродвее 415 раз, на гастролях в США его показали еще 254 раза. «Филадельфийская история» принесла более чем миллионный доход и спасла «Гилд» от разорения; сама же Хепберн, которой принадлежала четверть дохода, значительно улучшила свое финансовое положение.
     Вскоре многие кинокомпании готовы были выложить любые деньги за право экранизации «Филадельфийской истории». Выяснилось, что этими правами владеет... Хепберн. Она перехитрила всех. С помощью эксцентричного миллиардера Говарда Хьюза, с которым у нее был мимолетный роман (настолько мимолетный, что он даже сделал ей предложение), Хепберн купила права на экранизацию «Филадельфийской истории». Фильм по нашумевшей пьесе вышел в 1940 году. Кэтрин за роль Трейси Лорд получила премию нью-йоркских кинокритиков.
     Часто играя сильных независимых женщин с собственным умом, Кэтрин и в жизни была такой же. Она не придавала абсолютно никакого значения одежде и носила широкие брюки вместо платьев. Это в 1940-х годах - когда в моде были женственные сексапильные красотки в облегающих нарядах! Как уже говорилось, Кэтрин Хепберн почти не наносила косметику, избегала давать интервью и практически не появлялась на публике. Киностудия неоднократно пыталась повлиять на нее, но тщетно. Однажды костюмеры даже спрятали ее брюки - а она ходила вокруг студии в нижнем белье до тех пор, пока они не были возвращены. Она не любила прессу и всегда старалась избежать столкновения с ней. Однажды она практически счастливо избежала случайности быть обезглавленной винтом самолета, когда торопилась убежать от журналистов в аэропорту.
     Она была одной из немногих звезд Голливуда, которая не делала никаких попыток подыграть публике, маскируя собственную личность и приукрашивая жизнь, что приводило часто к осуждению. Многие находили ее надменной и неуживчивой. Этот ее отказ принять роль голливудской «небожительницы» и играть по неписаным правилам привел к тому, что общественное мнение довольно быстро отвернулось от нее. Но она была также печально известна своими жесткими отповедями тем, кто пытался ее оскорбить и говорила: «Враги настолько интересней».
     Хепберн не отличалась классической голливудской красотой, ее красота была скорее аристократической (а чему удивляться, если она происходила из королевского рода?), что еще больше подчеркивалось ее властным, почти мужским характером. В телевизионной автобиографии Хепберн говорит: «В какой-то степени я прожила свою жизнь как мужчина, ибо всегда принимала решения сама. И хотя страх мне был ведом, как и всем нам, я обуздывала его и продолжала идти вперед».
Работать с ней было нелегко, это признавали даже великие Джон Форд, Хауард Хоукс, Элиа Казан и Джон Хьюстон (режиссеры). В отличие от большинства других звезд, она могла потребовать исправить уже отрепетированную мизансцену, переснять не понравившийся ей эпизод и даже заменить партнера. Кэтрин во всем стремилась достичь совершенства.
     Хепберн - актриса широкого диапазона, способная на мгновенные перевоплощения. Но лучше всего ей удавались роли в комедии, причем в комедии софистической, построенной на остроумии диалога. Именно к таким картинам относится «Женщина года» (1942), за которую она получила номинацию на Оскар, в которой впервые ее партнером был Спенсер Трейси.
Кадр из фильма

     В 1941 году прекрасный актер и неотразимый мужчина Спенсер Трейси был приглашен на главную мужскую роль «Женщина года» Его мало интересовало, что именно ему придется играть. Он влетел на студию для того, чтобы узнать, кто она, эта «Женщина года». Узнал... и не поверил своим ушам. «Как? Вы хотите, чтобы я с ней снимался? Она же непонятно какого пола, все время в брюках ходит. И поговаривают даже, что она не делает маникюр! Хотя, не подумайте ничего, я сам не проверял. Вы серьезно думаете, что Кэтрин Хепберн «Женщина года»? А вы уверены в том, что она вообще женщина?».
Кэтрин Хепберн, была не просто женщиной, это была целая эпоха в истории голливудского кинематографа. В 1933 году, когда Фред Астер еще только стучался в двери студии РКО, Рита Хэйуорт танцевала в паре с отцом, а Мэрилин Монро исполнилось семь лет, Кэтрин Хепберн вручали первого «Оскара». Спустя 34 года, в 1967 году, когда Монро уже не было в живых, Хэйуорт и Астер сошли с дистанции, Кэтрин Хепберн опять получала «Оскара». Такова эпоха Кэтрин Хепберн в Голливуде.
Картина «Женщина года» получила широкий резонанс в обществе. Скромные домохозяйки воспылали желанием покорить мир. А Хепберн свыклась с ролью рупора общественности. 19 мая 1947 года она выступила в поддержку американских коммунистов. Впоследствии Хепберн трактовала этот поступок как шаг в защиту актеров, уволенных по политическим соображениям.
     Кэтрин и Трейси составили прекрасный дуэт и сыграли в дальнейшем вместе в девяти картинах: «Женщина года», «Хранитель огня», «Без любви», «Море травы», «Состоят в браке», «Ребро Адама», «Пэт и Майк», «Кабинетный гарнитур», «Угадай, кто придет к обеду?».
     Творческий метод Хепберн был противоположен тому, что исповедовал Спенсер (он предпочитал все делать с первого дубля). Кэтрин работала скрупулезно, аналитически подходя к роли. Так, перед началом съемок фильма «Лев зимой» она настолько тщательно изучила все материалы об Элеоноре Аквитанской, что вполне могла бы написать на эту тему диссертацию на звание магистра. Ей нравилось репетировать, пробовать в нескольких дублях различные варианты.
Трейси стал ее партнером не только в кино, но и в жизни. Этот звездный роман длился почти тридцать лет. Он - самый популярный киногерой Америки, бабник и запойный пьяница, она - актриса со вздорным характером, истеричка и нимфоманка. Кэтрин Хепберн и Спенсер Трейси красовались на первых полосах газет, а журналисты с помощью нехитрого фотомонтажа подклеивали к ним еще одну дамочку - Луизу Тредвелл, законную жену Трейси, с которой он и не думал разводиться. В те годы в Голливуде уже вошел в силу этический кодекс, согласно которому актер и актриса не могли лежать в одной кровати, даже если по ходу фильма они играли мужа и жену. Еще круче этот кодекс соблюдался в жизни. Конечно, роман Хепберн с Трейси был в Голливуде секретом Полишинеля. Тем не менее, влюбленные никогда не афишировали своей близости. Целых 27 лет, вплоть до кончины Трейси в 1967 году. Скрытная, не любившая паблисити и массмедиа Хепберн заговорила о своих отношениях с Трейси только после смерти его жены Луизы в 1983 году. Она описала их в своих мемуарах, ставших бестселлером; она рассказала о них в автобиографическом телефильме. У Хепберн до Трейси были романы и с миллиардером Говардом Хьюзом, были в ее жизни бродвейский продюсер Лелонд Хэйворд и колосс американского кино - режиссер Джон Форд. После Трейси у нее уже никого не было. Он исчерпал до дна ее любовный источник: «Меня спрашивали, что такого было в Спенсе, что заставило меня прожить с ним почти тридцать лет, - пишет в своей книге Хепберн. - Ответить на этот вопрос мне не представляется возможным. Честное слово, я не знаю. Могу лишь сказать, что никогда не могла оставить его. Он жил - и я была всецело его. Я хотела, чтобы он был счастлив - был защищен ото всех невзгод - был окружен комфортом. Мне нравилось ждать его, слушать его, кормить его, беседовать с ним, работать для него...»
     В конце 1940-х годов Хепберн решила попробовать себя в шекспировском репертуаре. За постановку пьесы «Как вам это понравится» взялся Майкл Бентхолл, возглавлявший «Олд Вик». Все 148 представлений в нью-йоркском театре «Корт» прошли при аншлагах. Кэтрин получала истинное наслаждение от работы над этим спектаклем.
После Нью-Йорка труппа совершила продолжительные гастроли по Соединенным Штатам. Актеры хорошо заработали и понравились как публике, так и критикам.
     Из всех фильмов, в которых Кэйт к тому времени снялась, а их уже было 28, - ни один не отнял у нее столько физических сил, сколько «Африканская королева» (1951), в котором она играла старую деву. Частые переезды, непривычный климат, тяжелые условия съемок на натуре, необходимость приспосабливаться к неординарному Хамфри Богарту, а также к постоянным капризам Джона Хьюстона, - все это изматывало, но работа была отмечена очередной номинацией на Оскар. Четверть века спустя актриса написала веселую книгу «На съемках «Африканской королевы», или как я поехала в Африку с Богартом, Бэколл и Хьюстоном и чуть не сошла с ума».
     Она продолжала играть на сцене. Хепберн с большим успехом играла в «Миллионерше» (1952) Бернарда Шоу. Спектакль вновь поставил Бентхолл. Она отыграла 9 недель в Лондоне, а после летнего перерыва еще 10 недель - в Нью-Йорке.
Следует отметить, что 1950-е годы прошли для Хепберн под знаком Шекспира. В 1955 году она играла на сцене «Олд Вика» в «Венецианском купце», «Укрощении строптивой» и в «Мере за меру». В течение 6 месяцев Кэтрин вместе с театром гастролировала в Австралии. Гастроли были очень интересными и прошли с огромным успехом. Позже актриса сыграла в спектаклях «Много шума из ничего» (1957), «Двенадцатая ночь» и «Антоний и Клеопатра» (1960).
 Сцена из "Антония и Клеопатры".

    После серии шекспировских ролей на сцене Хепберн решила вернуться в кино. В Лондоне она снялась в фильме по пьесе Теннесси Уильямса «Внезапно, прошлым летом» (1960). Эта работа оказалась для нее трудной по многим причинам. В первую очередь съемки потребовала долгой разлуки с Трейси. Кроме того, Кэтрин не нравилась организация дела. Да и роль матери-злодейки, миссис Венейбл, была ей не по душе. Однако Хепберн, проявив завидный профессионализм, справилась со своей задачей, легко переиграв в фильме своих партнеров - Элизабет Тейлор и Монтгомери Клифта.
     Теннесси Уильямс пришел в такой восторг от актерского мастерства Хепберн, что следующую пьесу «Ночь игуаны» написал специально для нее. Но актриса посчитала, что роль Мэксин Фолк ей не подходит. Правда, потом Кэтрин с блеском сыграет Аманду Уингфилд в английском телефильме по пьесе Уильямса «Стеклянный зверинец». «Кэйт - это актриса, о которой мечтает каждый драматург, - утверждал Уильямс. - У нее текст звучит намного лучше, чем он написан: утонченность ее ума и чувства позволяет высветить все те смысловые оттенки, которые заложены в каждой произносимой ею фразе».
     В 1962 году Хепберн создала образ Мэри Тайрон в фильме по пьесе Юджина О'Нила «Долгий день уходит в ночь». Критики единодушно признали за ней талант трагической актрисы. Она удостоилась очередной премии американской киноакадемии. Исполнитель главной мужской роли Ральф Ричардсон сказал Хепберн: «Видит Бог - вы безумно привлекательная женщина!»
     Она была цельной натурой, как каноническая скала Гибралтара. Ее партнер по четырем романтическим комедиям Кэри Грант говорил: «Кэтрин самая честная женщина, которую мне доводилось встречать». Да, честность и прямота были для Хепберн религией. А в Бога эта дочь хирурга и суфражистки не верила. «Я атеистка, и все тут, - писала она в автобиографии «Я». - Я верю лишь в то, что в мире должна быть доброта друг к другу и мы должны делать для людей все, что в наших силах». У ее ног был весь мир, но она сама меняла спустившуюся покрышку своего автомобиля. Некоторые принимали это за снобизм и гонор. Ее даже величали «Екатериной заносчивой». Но сама она говорила так: «Я не заносчива. Просто в моей голове здравый смысл, а в сердце - любовь к свободе и отсутствие страха». К тому же она была бунтаркой и ненавидела все посредственное.
     Хепберн получила за роль жены крупного издателя в антирасистском фильме Крамера «Угадай, кто придет к обеду?» 10 номинацию и 2-ю статуэтку премии Оскар как Лучшая актриса. Это была последняя картина Спенсера Трейси. 10 июня 1967 года его сердце внезапно остановилось. Спенсер Трейси умер ночью. По ее словам, он встал среди ночи, чтобы выпить стакан молока. Так как он был нездоров, она последовала за ним на кухню, но прежде чем она дошла, она услышала звук разбиваемого стекла и глухой звук падения. Она обнаружила Трейси уже мертвым на полу...Она никогда не смотрела этот фильм... не смогла.
     В письме Президенту Кино Академии, на тот момент Грегори Пеку, она утверждала, что чувства к недавно скончавшемуся ее давнему любовнику и партнеру Спенсеру Трейси были отчасти причиной тому, что она выиграла свой Оскар за эту роль. Она также призналась Пеку, что характер героини она скопировала со своей матери.
     Кэтрин тяжело переживала смерть любимого человека. «Когда он находился на склоне жизни - последние шесть или семь лет, - я фактически отошла от дел только для того, чтобы быть рядом с ним, чтобы он был избавлен от волнений и не чувствовал себя одиноким, - вспоминает Хепберн. - Я была счастлива тем, что могу сделать это. Я рисовала, писала, пребывала в покое и в надежде на то, что он будет жить вечно. Так что же это было? Спенсер казался мне абсолютно абсолютным. Он действительно нравился мне - до глубины души». Она не присутствовала на похоронах любимого из-за чувства уважения к его семье.
     В это трудное время ее поддержал английский актер и друг Питер О'Тул, уговоривший актрису сняться в историческом фильме «Лев зимой» по пьесе Джеймса Голдмена. В свою очередь он даже назвал свою дочь именем Кетрин в ее честь. Хепберн блистательно сыграла королеву Элеонору Аквитанскую. За роль Элеоноры актриса получила 3-й Оскар и премию Британской киноакадемии. Фильм показал стареющую актрису полностью владеющей своим непостижимым талантом. По словам Энтони Харди, режиссера фильма, она хранила свой Оскар в бумажном пакете в шкафу в течение многих лет после того, как он привез его к ней.
     Одной из самых ярких театральных работ Хепберн стала роль Коко Шанель в мюзикле Элена Джея Лернера «Коко». Мюзикл был совершенно новой формой для актрисы. На прослушивании она спела так, что все, в том числе и продюсер спектакля Фредерик Бриссон, пришли в восторг. Бродвейская премьера побила все рекорды по выручке - 35000 долларов! Критики сравнивали игру Хепберн с Ниагарским водопадом, писали также, что актриса создала «чудовищный образ монстра, в которого, однако, все почему-то влюблены». Во время одного из представлений «Коко» произошел эпизод, ярко характеризующий натуру Кэйт: рабочие сцены забыли опустить мост, по которому должна была пройти актриса, однако она не растерялась - прыгнула и, пролетев по сцене четыре фута, приземлилась и даже не покачнулась - и это на высоких каблуках!
     Большим успехом пользовался и другой бродвейский спектакль с ее участием - «Вестсайдский вальс» (1981). За обе роли она была выдвинута на премию Тони, но награда ей не досталась. Давно предвкушаемое партнерство Хепберн и Джона Уэйна принесло неутешительные результаты, так как «Рустер Кокберн» (1975) получился похожим на разбавленный водой фильм «Африканская королева».
     В 1982 году Хепберн получила 4-го по счету Оскара за участие в фильме «На Золотом пруду». Главные герои, супружеская пара (Генри Фонда и Кэтрин Хепберн), которым за пятьдесят, слишком сосредоточены на начинающемся старении. В роли их дочери снялась Джейн Фонда. Кэтрин с удовольствием вспоминает об этом проекте: «Хэнк и я были в нужном - зрелом - возрасте, поэтому нам не нужно было «играть» старость. Она наваливается на человека неожиданно. Внезапно вы чувствуете, что ваша весна ушла. Ваша весна в смысле подвижности. Теперь - старушкой - вы не вскакиваете со стула. Вы «поднимаетесь». То есть совершаете абсолютно иное действие».
    12 номинаций на Оскар и 4 победы в категории Лучшая Актриса, и по сей день является рекордом для любой актрисы, который вряд ли будет повторен в ближайшее время. Показательно, что Хепберн ни разу не участвовала в церемониях вручения Оскаров и лично не принимала заветно-победных бесполых статуэток. Кэтрин была женщиной с характером. На склоне лет, вспоминая о начальных годах своей карьеры, говорила: «Я родилась в богатой семье. У меня были деньги. Я не была бедняжкой. Я не знаю, что получилось бы из меня, если бы мне пришлось, перебравшись в Нью-Йорк, зарабатывать на жизнь в качестве официантки или еще кого-нибудь. У меня были все преимущества, и я оказалась удачливой. Я должна была быть такой».
     Работа Хепберн на телевидении сводилась в основном к длинным драмам. Она получила номинации «Эмми» за «Стеклянный зверинец» по Теннесси Уильямсу (1973), «Зеленая кукуруза» (1979), которую поставил ее давнишний друг и коллега Джордж Кьюкор. Она получила «Эмми» за фильм «Любовь среди руин» (Love Among the Ruins, 1975), также поставленный Кьюкором, и с Лоренсом Оливье. С этого момента она снималась в звездных ролях на ТВ, включая такие фильмы, как: «Здесь спала Лора Лэнсинг» (1988), «Человек с верхнего этажа» (1992) и «Это не может быть любовью» (1994). Она продолжала сниматься в характерных ролях, причем даже в 1990-х годах, когда ей было далеко за восемьдесят.
     Когда актрису спрашивали о секрете ее успеха, она отвечала так: «Вы хотите, чтобы я рассказала о том необъяснимом, что заставляет людей смеяться и плакать?.. А я понятия не имею о том, что делаю, до тех пор, пока не забываю какую-нибудь реплику - только тогда и соображаю, что я на сцене. Спенсер всегда говорил мне: «Выучи реплики - и вперед!» Также считали и Ларри Оливье, и Джон Гилгуд. Из всех талантов игра стоит на последнем месте. Жизнь - вот что важно. Рождение, Любовь, Боль. И потом Смерть. А игра - это ожидание торта с заварным кремом. Вот так».
     В последние годы легендарную актрису преследуют недуги: донимает артрит, болезнь Паркинсона, а также неизлечимая инфекция глаз, которую она приобрела в Венеции, во время сцены, когда она падает в канал (вода оказалась очень грязной), снимаясь в фильме «Лето» (1955). Кроме того, она перенесла операцию по протезированию бедра. Хепберн, не на шутку напуганная проблемами со здоровьем, продала свой дом в центре Манхэттена, который купила еще в 1932 году, и перебралась поближе к природе, в коннектикутский Одд-Сэйбрук, где живет тихо и скромно.
     12 мая 1997 года, в день ее 90-летия, в крупнейшем городе США сад на площади имени Дага Хаммаршельда, находящийся около ООН, был переименован в «Сад Кэтрин Хепберн».
     В 1999 году она была признана самой легендарной актрисой американского кино. В топе 1999 года «50 Величайших звезд экрана» она стоит под № 1!
     Кэтрин Хепберн ушла из жизни 29 июня 2003 года, в возрасте 96 лет она мирно умерла в своем старом доме. Смерть, наконец и навеки, воссоединила ее со Спенсером Трейси, большим артистом и большой любовью звезды. Актриса завещала не служить по ней мемориальной службы. В своей телевизионной биографии «Кетрин Хепберн: Все обо мне», снятой, когда ей было 85 лет Кэтрин шутила: «Скажу, чтобы убрать слухи. Нет, я не болею Паркинсоном. Я унаследовала тряску головы от своего деда Хепберна, Я обнаружила, что виски помогают остановить тряску. Проблема в том, что если вы неосторожны, это останавливает остальную часть тела тоже. Моя голова просто качается, но я обещаю Вам, что она не упадет!», а в финальном кадре Хепберн произносит: «Я не боюсь смерти. Она, наверное, прекрасна, как длительный сон. Но, глядя правде в лицо, надо признать - в счет идет лишь то, как ты прожила свою жизнь».
     1 июля 2003 года театральный Бродвей погасил огни. В знак траура по Кэтрин Хепберн. Так было много лет назад на лондонском Вест-Энде, когда закатилась звезда Вивьен Ли...
Актриса была похоронена на семейном участке кладбища Седар-Хилл в Хартфорде. Актриса имеет звезду на голливулской Алее Славы    Она была одной из самых неординарных и величайших звезд Голливуда. Непобедимая рекордсменка премии Оскар - 4 победы как Лучшая Актриса - происходила из знатного рода, корни которого восходят к французским (Луи VII) и английским (Генри II) королям. Она была прямым потомком британского короля Джона через одного из его внебрачных детей.
     Кетрин Хепберн действительно настоящая рекордсменка в истории Оскара. С ней могут сравниться лишь Бетт Дэвис (10 номинаций, 2 статуэтки как Лучшая актриса), и Джек Николсон (12 номинаций, 2 победы в номинации Лучший Актер и одна награда как Лучший Актер Второго плана). Правда, Мерил Стрип превзошла ее по количеству номинаций, когда в 2002 году получила 13 (15 номинаций на Оскар на 2009 год, 1 статуэтка как Лучшая Актриса и 1 как Актриса Второго Плана). Тем не менее, Хепберн царит на небосклоне с 4 Оскарами. И как ни странно, она не завоевала ни одного Золотого глобуса.
     В списке Американского института Кинематографии от июля 2002 года «Топ 100 лучших любовных историй» 6 фильмов с участием Хепберн включены в перечень: «Африканская королева» (1951) под № 14, «На эолотом пруду» (1981) - № 22, «Филадельфийская история» (1940) - № 44, «Воспитание Крошки» (1938) - № 51, «Угадай, кто придет к обеду» (1967) - № 58, «Женщина года» (1942)- № 74.
                                                                      Мелочи и высказывания:
     В июне 2004 года прошел двухдневный аукцион имущества и личных вещей Кетрин Хепберн для коллекционеров. Были выставлены ее мебель, ювелирные изделия (включая зделия из платины, алмазов и сапфиров, подаренные ей Говардом Хьюзом), документы (личные чеки, телеграммы, свидетельство о рождении, письма, конракты на фильмы, сценарии с ее пометками), а также сертификаты номинаций на премии Академии. Среди других лотов были одежда, которае включала в себя и ее необычное свадебное платье с Лудлоу Огденом Смитом из белого бархата с золотой вышивкой, проданное за $ 27,000. Кроме того, в доме было много картин, гламурных портретов, написанных самой актрисой, стекла и бронзовых скульптур. Продавались и другие ее награды, кроме самих статуеток «Оскаров», которые не были выставлены на продажу по контрактным причинам. Бронзовая скульптура «Ангел на воде» ушла за $ 90,000, а картина «Завтрак в постель и автопортрет в Брисбене, Австралия» за $33,000, примерно в 40 раз выше выставленной цены. Самым популярным и дорогостоящим лотом был бронзовый бюст Спенсера Трейси, выполненной самой Кетрин, изображая его по фильму «Угадай, кто пришел к обеду» (1967) и был продан за $316,000, по сравнению с оценкой его в $ 3000 - $ 5000.
     Ее роман с Говардом Хьюзом был изображен в фильме «Авиатор» (2004), где ее сыграла Кейт Бланшетт, а Говарда Хьюза - Леонардо ДиКаприо. Когда Кейт получила Оскар в категории Лучшая женская роль второго плана, то таким образом сделала Кетрин Хепберн первой актрисой, чье экранное воплощение завоевало Оскар.
     Она была поклонницей Джона Гилберта и Греты Гарбо.
     Из современных актеров она выражала восхищение Харрисону Форду, Джону Траволте, Мелани Гриффит (но предрекала ей быстрый сход со сцены) и Джулии Робертс (которую она считала следующей большой актрисой) и очень любила Ванессу Редгрейв, об игре которой говорила «...с трепетом смотрела и слушала». В то же время испытывала презрение к Мэрил Стрип, Арнольду Шварцнеггеру, Сильвестору Сталлоне и особенно к Вуди Алену.
     Один из ее близких друзей канадский художник и портретист Майфэени Павелич скончался 11 мая 2007 года, не дожив 1 день до столетия со дня рождения Кетрин Хепберн.
     Страдала пирофобией (страх перед огнем).
     «Мой отец хирург и уролог и секс профессионально изучал всю жизнь. Прежде чем он умер в возрасте 82 лет, он сказал мне, что он не пришел к каким-либо выводам о нем вообще».
     «Жизнь трудна. В конце-концов она убьет Вас».
     «Если Вы хотите пожертвовать восхищением многих мужчин, на критику одного, тогда вперед, выходите замуж».
     «Если вы всегда делаете то, что вас интересует, по крайнер мере одному человеку это приятно».
     «Разве это удовольствие старость? Очень страшное заблуждение. Все равно, что говорить: я предпочитаю водить старый автомобиль с плоскими шинами».
     В 1993 году: «И меня любили и я любила. Это такая большая разница».
     Тогда же: «Отсутствие работы уничтожает людей».
     «Мне кажется, что теперь я точно знаю, что означает фраза: «Я люблю тебя». Она означает: я ставлю тебя, твои интересы, твой комфорт выше своих собственных интересов и комфорта, потому что люблю тебя».
     В 1993 году. О Кэрри Гранте. «Он является функциональной личностью».
     О Марлоне Брандо. «Я не думаю, совсем, что он ограниченный актер, я думаю, он очень талантливый актер. Хотя, боюсь, он может быть ограниченным человеком».
     О Хамфри Богарте. «Богарт был как Хенри Фонда - горд и счастлив, что был актером. Он был настоящим мужчиной, в нем ничего не было от женственности. Он знал и был натуральным аристократом, больше чем кто другой».Когда искала фото актрисы, то обнаружила великолепный материал о доме Кэтрин Хепберн и завтра вам его покажу, сюда этот материал просто не поместился.
Еще я хочу привести замечательную статью, которая достойна, чтоб ее прочли.

                                                                                     Статья ЕЛЕНЫ ЦЫМБАЛ «Это называется ЛЮБОВЬ».
                                                                                                                                  «Я люблю тебя. Что это начит?
     Мы употребляем это выражение всуе. ЛЮБОВЬ никак не связана с тем, что вы ожидаете получить, а исключительно с тем, что вы надеетесь дать, то есть - сполна.
     Взамен вы можете получить что угодно. Но это никак не связано с тем, что вы даете. Вы любите, а потому не можете не давать. Если судьба вам улыбнется, можете рассчитывать на ответную любовь. Это жутко приятно, но такой исход не обязателен.
     В реальной жизни это требует полной самоотдачи. И это включает в себя все - и ваше доброе, и ваше дурное. Я знаю, что без дурного тут не обойтись».
     Эти слова - отрывок не из красивого любовного романа, а из мемуаров реальной женщины - великой актрисы, интеллектуалки, человека, символа - Кэтрин Хэпберн. В них - не только признание в любви, но и жизненная позиция, если хотите - характер той, кого в Америке давно называют "Вечная Хэпберн". Вечная, как мир, привычная, как статуя Свободы, самая знаменитая из голливудских звезд, королева Бродвея, "железная леди кинематографа", чье участие в 52-х фильмах принесло ей 12 номинаций на "Оскар" и четыре - мировой рекорд - заветных статуэтки. За ее очень долгую (96 лет) совсем недавно прервавшуюся жизнь было написано немало книг - о ее фильмах, о ее жизни, о ее любви. Любви, которая навсегда останется в Голливуде символом на редкость нескандальных и гармоничных взаимоотношений.
     Роман Кэтрин Хэпберн и Спенсера Трейси был необычным - в нем не было "нерва", жгучей, сжигающей шекспировской страсти. Зато было нечто другое: внимание, понимание, поддержка, самоотречение и самопожертвование - без громких фраз. Была ЛЮБОВЬ - та, о которой спустя много лет, пережившая Спенсера Кэтрин напишет такие простые и красивые слова.
Хэпберн и Трейси встретились в 1942 году на съемках "Женщины года". 33-летняя Кэтрин пережила к тому времени взлет и падение, брак и легкие увлечения, всеобщее восхищение и неприятие. Она шла по жизни легко, не оглядываясь назад, и оставаясь счастливой, что бы ни произошло. Этому научили ее родители. "Мы были счастливой семьей. Мои родители никогда не ограничивали нашу свободу. Просто какие-то вещи было делать позволительно, какие-то - нет, потому что они могли навредить другому". Семья Кэтрин всю жизнь была ее крепким тылом, поколебать веру в прочность которого не смогли ни ураган, уничтоживший "родовое гнездо" - дом в Фенвике, ни нелепая смерть ее брата Тома, которого 14-летняя Кейт однажды нашла повесившимся. "У нас никогда не было трагедий. Моя мать пережила самоубийство своего отца, раннюю смерть матери, гибель сына, но никогда не стенала по этому поводу. Она не хотела, чтобы в нашем доме появилась атмосфера грусти".
     Результаты такого воспитания оказались поразительными: Кейт, ее братья и сестры выросли абсолютно уверенными в себе людьми, любящими жизнь и принимающими ее такой, какая она есть. Именно это помогло Хэпберн стать знаменитостью. В 20-е годы на Бродвее, где вознамерилась блистать начинающая актриса, пробиться в "звезды" было почти невозможно. Тем более, что Кэтрин никак не укладывалась в типаж: она была красива, но иначе, чем это было принято, она одевалась не "секси", а по-мужски. Даже будучи начинающей, она спорила с режиссерами, легко "ставила на место" зазнавшихся партнеров, могла отдать продюсеру все сбережения до копейки, чтобы тот только закрыл неудачный спектакль с ее участием. А главное - ни одно язвительное замечание не смогло поколебать ее несокрушимую веру в себя. "Я была безумной эгоисткой - в работе, в отношениях с мужчинами. Мой муж Ладди любил меня - в моем понимании этого слова. Смысл его жизни был во мне, а смысл моей жизни тогда сводился к тому, чтобы стать кинозвездой. Даже после нашего развода Ладди всегда оставался моей палочкой-выручалочкой. До встречи со Спенсером".
     Слава киноактрисы Кэтрин Хэпберн началась в 1931 году, после выхода "Билля о разводе". К середине 30-х она стала признанной "звездой" киностудии РКО, обладательницей "Оскара" за фильм "Ранняя слава", как вдруг череда неудачных комедий сделала ее - вместе с Гарбо, Дитрих, Кроуфорд и другими - "кассовой отравой". Фильмы с ее участием не хотели брать, работы не было ни в кино, ни на Бродвее. Любой другой потерял бы голову от неудач, и отошел от кинобизнеса. Но бойцовский характер Хэпберн дал о себе знать. Она не отчаивалась. На помощь актрисе пришли друзья - Филипп Барри, написавший пьесу, в которой можно было блеснуть, Говард Хьюз, купивший права на постановку этой пьесы. Покоренный умом и талантом Кэтрин, Луис Майер, глава крупнейшей голливудской киностудии "МГМ", дал ей возможность выбирать себе режиссера и партнеров. В "Филадельфийской истории" ими стали Кэри Грант и Джеймс Стюарт. В свой следующий проект - "Женщину года" Кэтрин захотела пригласить Спенсера Трейси.
     Спенсеру же к тому времени было 42 года, и он одним из лучших актеров, работавших с "МГМ". Ирландец по происхождению, он был с детства наделен двумя трудно "ладившими" друг с другом чертами характера: ироничностью и глубоким трагическим восприятием мира. В ранней юности это проявлялось как поиск себя в профессии, необходимой людям. Трейси хотел быть сначала пастором, потом - врачом, и даже окончательный выбор - кино - никогда не казался ему правильным. Хотя играл он людей, как две капли воды похожих на себя: основательных, непосредственных, простых, ироничных - таких как Сантьяго в "Старике и море". Его герои были воплощением Добра и Правды - если учесть, конечно, что правда иногда бывает горькой.
     Ко всем моральным проблемам, преследовавшем Спенсера с рождения, в середине 20-х годов прибавилась подлинная трагедия. Его жена Луиза Тредвелл родила глухонемого сына и, бросив мужа и сцену, сосредоточилась на ребенке. Трейси же доконца так и не смог принять тот факт, что ЕГО ребенок мог родиться неполноценным. Он отошел от семьи, завел любовную интригу на стороне, стал жить отдельно, начал пить... К моменту знакомства с Хэпберн он был очень одинок и очень несчастен.
     Перед началом съемок Кэтрин то и дело приставала к режиссеру с вопросом: "Джо, мы со Спенсером такие разные. Блестнем ли мы в паре?" Примерно то же волновало и Трейси, никогда прежде не снимавшегося с такой "неженственной" актрисой. Но дуэт получился великолепным. Они хорошо смотрелись вместе: кипящая, бьющая через край энергия женщины уравновешивалась мудрым спокойствием мужчины, ее едкая насмешливость - его мягким юмором. Но никто и представить себе не мог, что эта экранная пара станет "парой" в жизни.
     "Когда я полюбила Спенсера? Не помню. Кажется, еще в самом начале съемок я поняла, что он - неотразим. Вот так - неотразим. От моего вечного эгоизма даже следа не осталось". Поскольку Трейси давно жил отдельно от жены, Кэтрин переехала к нему. С тех пор они почти не разлучались. Речь о браке не шла с самого начала: жена Трейси была католичкой и развод бы для нее неприемлем. А Спенсер, всю жизнь страдавший из-за того, что оставил семью с глухим ребенком, пребывал в вечной нерешительности. Не волновал этот вопрос только Кэтрин. "Он был мой. Он был рядом. Остальное мне было все равно".
     Любовь к Трейси полностью изменила Кэтрин. Отныне в ее жизни все происходило так, как хотел Спенсер. "Еда - мы ели то, что нравилось ему. Делали то, что нравилось ему. Жили такой жизнью, какая нравилась ему. Ему не нравилось то или это - я исправляла то или это. Это могло быть даже чертой характера, которую я в себе любила или высоко ценила. Но это не играло роли - я исправляла ее. Одна мысль о том, что я доставляю ему удовольствие, уже доставляла удовольствие мне".
     Для США послевоенных лет связь знаменитейшей актрисы с такого же ранга женатым актером была сенсацией. Скандалы делали и из куда менее заметных интрижек. Но Трейси и Хэпберн быстро оставили в покое. Они не стремились эпатировать публику. Никогда не появлялись вместе на приемах. Не фотографировались в домашней обстановке. Их роман был тайной, о которой знала вся Америка - знала, но не подавала виду, что ей что-то известно.
     Но, несмотря на "крепкий тыл" - женщину, всегда бывшую рядом, Спенсер по-прежнему казался одиноким. А Кэтрин и не пыталась "лезть в душу", раздираемую сомнениями и противоречиями. Она только старалась по мере сил облегчить ему жизнь: окружала комфортом, поддерживала, заражала уверенностью и не мешала жить. На склоне лет, когда Трейси стал совсем больным, она бросила работу, чтобы только всегда быть рядом - чтобы он был избавлен от волнений и не чувствовал себя одиноким. Она развлекала, утешала, была единственным близким человеком, хотя кроме оставленной жены у Спенсера были брат Кэрролл и дочь Сьюзи. С последней Кэтрин подружилась после смерти Трейси. Тот скончался 10 июня 1967 года. Ему было 67 лет.
     Кэтрин пережила его на 37 лет. Вскоре после похорон Трейси она вернулась в кино и сыграла свою лучшую роль - королеву Алиеонору Аквитанскую в фильме "Лев зимой" - женщину, потерявшую любовь всей жизни, но продолжающую излучать мужество и жизнелюбие. На съемках этой картины мимоходом она очаровала 30-летнего Энтони Хопкинса, который и сейчас, столько лет спустя, вспоминает о ней с нежностью. "Кэтрин - фантастическая женщина. Именно она втянула меня в кино. Она сказала: ты должен попробовать, Тони, а я ни в чем не мог ей отказать. Я тогда безумно завидовал покойному Трейси - просто идти по жизни рядом с такой женщиной казалось мне величайшим счастьем".
     Но место Спенсера Трейси так и осталось вакантным. В жизни Хэпбенрн больше не было мужчин. Не потому, что она считала это предательством по отношению к Спенсеру - просто она умела обходиться без них. "Мужчина должен быть женатым. Нужно, чтобы о нем кто-то заботиться. Женщина же может позаботиться о себе сама".
     В 1986 году на свет появился фильм "Спенсер Трейси: дань уважения от Кэтрин Хэпберн". А в 1991 году женщина, признанная лучшей американской актрисой столетия, написала искрящиеся юмором мемуары о своей жизни и любви. Главу о Спенсере Трейси она закончила так:
     "Понятия не имею, какие чувства Спенс испытывал ко мне. Я могу сказать одно: мне думается, что если бы я ему не нравилась, он бы за меня не держался. Вот так просто. Он никогда не заговаривал об этом, я - тоже. Мы просто рука об руку прошли по жизни двадцать семь лет, и весь этот путь я была абсолютно счастливой".

Популярное

))}
Loading...
наверх