Жизнь - театр

475 подписчиков

Последние комментарии

  • Светлана Митленко
    Вот это и есть истинные священники православной веры!Священник, который "случайно" усыновил 10 детей
  • Светлана Митленко
    Безусловно! Хороший руководитель именно тот, который может положиться на свой коллектив, а не постоянно вмешиваться в...25 гениальных цитат Сергея Капицы
  • Гордей
    незабвенный Сергей Петрович! рад был повидать Вас25 гениальных цитат Сергея Капицы

Кто есть кто в «Трех мушкетерах»

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus

Александр Дюма (отец) всю жизнь утверждал, что пишет исторические романы. В подтверждение он ссылался на некие источники — хроники, мемуары, таинственно пропавшие рукописи. Однако почти все эти источники были плодом бурного воображения романиста.

Так, «Воспоминания г-на д’Артаньяна, капитан-лейтенанта первой роты королевских мушкетеров» — это всего лишь бульварный роман плодовитого писателя XVII века Гасьена де Куртиля де Сандра.

Мемуаров Атоса, графа де ла Фер, которые Дюма якобы разыскал в Королевской библиотеке, никогда не существовало в природе.

Явных анахронизмов у Дюма не мало. Он ошибочно упоминает луидоры, которые начали чеканить уже после событий в «Трех мушкетерах». Он не учитывает, что Лилль в 1630-х годах был не французским, а испанским владением и вряд ли миледи и лилльский палач могли так свободно общаться. Еще он заставляет мушкетеров покупать вино бутылками — хотя стеклянные бутылки вошли в обиход много позже.

В трилогии о мушкетерах хватает хронологических неувязок, а реальные исторические фигуры переписаны порой до неузнаваемости. Разбираемся, как там все было на самом деле.

Мушкетеры

О д’Артаньяне мы знаем не только из романа де Сандра, но и из более надежных исторических источников. На самом деле нашего героя звали Шарль де Батц Кастельмор. Фамилию д’Артаньян он взял у своей матушки. У Дюма он вечно бунтует против кардиналов Ришелье и Мазарини и по факту ведет себя как государственный изменник. В жизни это был хвастливый, тщеславный, полуграмотный, но отчаянно храбрый вояка, верой и правдой служивший кардиналу Мазарини и Людовику XIV.

Гасконское происхождение д’Артаньяна сомнению не подвергается — его родовой дом до сих пор показывают туристам недалеко от Люльяка.Замок Кастельмор

Но, в отличие от героя Дюма, реальный д’Артаньян вообще не был дворянином. Титул незаконно присвоил себе его дед, женившись на благородной девушке. Войдя «в случай», капитан-лейтенант королевских мушкетеров завел себе герб и стал называть себя графом д’Артаньяном. Спорить с ним никто не решился.

Один из самых известных подвигов реального д’Артаньяна — арест главного коррупционера эпохи Николя Фуке. Суперинтендант финансов наворовал столько, что стал самым влиятельным олигархом своего времени. Взбешенный его амбициями Людовик XIV приказал его арестовать. Но военные отказывались один за другим — все боялись мести Фуке. Решился на это только д’Артаньян. Собрав 40 головорезов, он попытался арестовать Фуке на улице Нанта, но тот ускользнул, сел в свою карету и скрылся. После шумной погони мушкетеры все-таки нагнали коррупционера и отвезли его в тюрьму. Пять лет, пока шел суд, Фуке сидел в Бастилии, а охраняли его люди д’Артаньяна.

«Король-солнце» проникся теплыми чувствами к нашему герою, и карьера его была обеспечена. После гибели д’Артаньяна под Маастрихтом (к тому времени он уже был в чине полевого маршала) Людовик XIV писал королеве: «Мадам, я потерял д’Артаньяна, которому в высшей степени доверял и который годился для любой службы».

Д’Артаньян был убит пулей в голову (по свидетельству лорда Алингтона) при осаде Маастрихта 25 июня 1673 года, в ходе ожесточённого боя за одно из укреплений, в безрассудной атаке по открытой местности, организованной молодым герцогом Монмутом.
Несмотря на его добрую славу, незаконность присвоения д’Артаньяном графского титула при жизни не вызывала сомнений, и после смерти д’Артаньяна претензии его семьи на дворянство и титулы оспаривались через суд, но Людовик XIV велел прекратить какие бы то ни было преследования и оставить в покое семью своего слуги. Памятник д’Артаньяну в Маастрихте

Атос, Портос и Арамис — реальные имена, однако сами герои созданы бурной фантазией Дюма-отца. В некоторых деталях писатель был предельно точен. Кроме того, считается, что автор наделил всех своих мушкетеров чертами близких ему людей, и в результате получилось неожиданное сочетание.

Мушкетер, который стал прототипом Атоса, Арман де Силлег д’Атос д’Отевьель (Дотюбьель), не был потомственным дворянином – его отец происходил из купеческого рода, получившего дворянство, а мать была дочерью торговца, выборного присяжного заседателя. Капитан-лейтенант королевских мушкетеров де Тревиль приходился троюродным дядей реальному Атосу, что и помогло ему попасть в роту мушкетеров. Однако его личные заслуги это вполне оправдывали: он слыл храбрецом и хорошим солдатом. И погиб он тоже, как настоящий мушкетер, – со шпагой в руках. Настоящий Атос не дожил до своего литературного возраста и умер в 28 лет. Однажды гвардейцы кардинала напали на одного из лучших мушкетеров королевской гвардии – Шарля д’Артаньяна, и мушкетеры вовремя подоспели ему на помощь (иногда даже пишут, что кардинал послал вместо своих людей наемных убийц). В этой схватке и был смертельно ранен Арман д’Атос.Руины замка, на родине Атоса

Реальный Атос подарил своему книжному двойнику свое имя, а вот в характере графа де Ла Фер современники писателя увидели сходство с наставником Дюма и воспитателем его сына, писателем Адольфом де Левеном. Все, кто был с ним лично знаком, отмечали его холодность в общении, но вместе с тем надежность и преданность в дружбе. К тому же, он действительно являлся дворянином по происхождению – Левен был графом, сыном шведского эмигранта. Адольф Левен - вероятный прототип Атоса

А вот звали книжного Атоса не Арман и не Адольф – в пьесе «Юность мушкетеров» жена (та самая миледи Винтер) называет его Оливье. Сеньория Ла Фер действительно фигурирует в исторических хрониках, однако титул графа де Ла Фер к настоящему Атосу отношения не имеет.

Прототип Портоса – Исаак де Порто – происходил из рода беарнских дворян-протестантов. Его дед бежал в Наварру из католической Португалии, где евреи и приверженцы его веры подвергались гонениям, и стал распорядителем обедов при Наваррском дворе – отсюда и гастрономические пристрастия Портоса из романа Дюма. Исаак был младшим из троих сыновей, и рассчитывать на наследство ему не приходилось, поэтому он выбрал путь военной службы. Был ли он на самом деле мушкетером – неизвестно. В 1642 г. он числился в реестре полка королевской гвардии как гвардеец роты капитана Александра дез Эссара, поддерживающей приятельские отношения с мушкетерами.

Исаак де Порто был храбрым воином и оставил службу только после того, как полученные в боях ранения больше не позволяли находиться в строю. После 1650 г. он занимал должность хранителя боеприпасов гвардии в крепости Наварранс и дожил до 95 лет. Его надгробие в часовне Сен-Сакреман церкви Святого Мартина в городе По сохранилось по сей день.

В образе книжного Портоса писатель воплотил некоторые черты характера своего отца, генерала эпохи Наполеоновских войн, который славился не только своими военными подвигами, но и веселым нравом.Генерал Тома — Александр Дюма

Прототипом Арамиса стал уроженец Беарна Анри д’Арамиц, происходивший из старинного дворянского рода. Его дед был протестантом и принимал участие в религиозных войнах во Франции, а отец принял католицизм и служил в роте королевских мушкетеров. После увольнения из гвардии он стал светским аббатом беарнского аббатства Арамиц, поэтому набожность книжного Арамиса тоже была вполне объяснимой – его прототип воспитывался в католическом духе и сам с юных лет увлекался вопросами богословия. При этом он отлично фехтовал и ездил верхом.
Как и прототип Атоса, реальный Арамис приходился родственником де Тревилю – он был его двоюродным братом. В роте мушкетеров он прослужил около 8 лет, затем вернулся на родину и обзавелся семьей, став отцом троих детей. После смерти своего отца он тоже вступил в сан светского аббата. Считается, что Александр Дюма наделил Арамиса чертами своего деда – аристократа, модника и ловеласа.

Гораздо больше известно про Жана-Армана дю Пейре, графа де Тревиля, первого командира д’Артаньяна. Портрет графа де Тревиля, до 1954 г. хранившийся в замке Труавиль.Замок Шато д'Элисабеа в Труа-Виле, © Jibi44

Он тоже был с юго-запада Франции (только не из Гаскони, а из Беарна) и свою роту мушкетеров предпочитал комплектовать из земляков-южан — на манер этнической мафии. Анри д’Арамиц и Арман д’Атос были его кузенами, а Исаака де Порто рекомендовал его шурин. Д’Артаньян тоже попал в роту «по блату».

Тревиль оказался замешанным в заговоре кавалера Сен-Мара, после раскрытия которого он был по настоянию кардинала Ришелье отстранён от должности и изгнан (1642). Однако сразу же после смерти Ришелье в ноябре того же года Тревиль был возвращён на свой пост. В следующем 1643 году умирает сам Людовик XIII, и регентша Анна Австрийская, стремясь привязать к себе Тревиля, возвела его в графское достоинство. Однако Тревиль очень скоро оказался во враждебных отношениях с всемогущим первым министром кардиналом Мазарини, который сначала попытался заполучить его пост для своего племянника Манчини, а когда это не удалось — распустил роту мушкетёров под предлогом экономии (1646). Тревиль удалился на родину и, не примкнув к Фронде, стал губернатором провинции Фуа. Между 1660 и 1663 годами он построил себе замок в Элисабеа в Труа-Виле, где и умер в 1672 году.

Ришелье

Кардинал Ришелье тоже не был таким монструозным тираном, каким изобразил его Дюма. Он действительно оттеснил от власти слабовольного Людовика XIII, однако под его руководством Франция стала величайшей державой мира. Кардинал не просто бросал людей в Бастилию, он истреблял заговоры, которые плели при дворе все кому не лень: и жена короля, и его брат Гастон Орлеанский, и его мать Мария Медичи.

Романтическая версия — ее любил сам Дюма — гласит, что в молодости Ришелье влюбился в юную Анну Австрийскую. Она пообещала отдаться ему, если он пропляшет перед ней сарабанду в шутовском костюме с колпаком и колокольчиками. Влюбленный кардинал согласился, но попросил, чтобы это безобразие происходило тет-а-тет. Однако легкомысленная королева пригласила друзей и спрятала их за занавеску. В разгар своей пляски кардинал услышал их смех, в гневе оборвал свои колокольчики, убежал и с тех пор стал заядлым врагом Анны Австрийской.Жан де Сен-Иньи. Портрет Анны Австрийской

На самом деле все было куда серьезнее. Франция воевала с Испанией за территории — это была затяжная война, ее начал Людовик XIII, а продолжил его сын Людовик XIV. Анна Австрийская вовсю переписывалась со своим братом, испанским королем, и поддерживала отношения с врагами через испанского посла во Франции. Ришелье делал все, чтобы помешать королеве вмешиваться в военные действия.

Государственными интересами Франции, а вовсе не ревностью объясняется и его вражда с Бекингемом. Премьер-министр английского короля открыто поддержал мятеж французских гугенотов в Ла-Рошели, выслав им на помощь военный флот. «Англичанка гадила» французам всеми способами. Естественно, что Ришелье всячески старался предотвратить любые контакты между французской королевой и Бекингемом.Кардинал Ришельё во время осады Ла-Рошели. Картина Анри Мотте, XIX век© youtube.com

Миледи

На самом деле легендарные «подвески» — это никакие не подвески, а наконечники на шнурки. В одежде того времени шнурки использовались вместо пуговиц, а их концы украшали золотом, серебром и драгоценными камнями. Это был аксессуар типа «унисекс».

В «Мемуарах» придворного и философа Франсуа де Ларошфуко упоминается история о романтическом увлечении королевы герцогом Бекингемом. После единственного свидания в беседке она подарила ему украшенные бриллиантами наконечники на шнурки. Об этом узнала шпионка кардинала, и Ришелье затеял интригу, чтобы опорочить Анну Австрийскую в глазах Людовика XIII.

На самом деле Ришелье волновали отнюдь не похождения Анны Австрийской. Все понимали, что королева не может не изменять мужу, и относились к этому спокойно. Людовик XIII проводил дни и ночи со своими миньонами, а женщинами откровенно не интересовался. Ребенка он жене сделать не мог, а трону был нужен наследник. По одной версии, Ришелье сам приводил к Анне Австрийской любовников, чтобы она все-таки смогла зачать сына. По другой — он пытался ей заделать ребенка сам.

В случае с Бекингемом кардинала пугало то, что королева, увлекшись английским премьер-министром, будет работать на Англию. Поэтому он обратился к своей английской шпионке — леди Карлайл. Она и стала для Дюма прототипом роковой и обольстительной Миледи.Ван Дейк. Леди Карлайл, 1637

Графиня Люси Карлайл, знаменитая красавица своего времени, была в то время супругой английского посла в Париже. В романе не совсем понятно, как ей удается незаметно срезать «подвески» с камзола Бекингема в разгар бала. Но это легко объясняется, если вспомнить, что леди Карлайл была одной из многочисленных любовниц герцога. Во время интимного свидания ей ничего не стоило отрезать пару шнурков и послать их Ришелье.

Кардинал тут же предложил королю попросить супругу надеть на бал подаренные им драгоценности. Только проворство Бекингема, заставившего ювелиров срочно выполнить копию наконечников и отослать ее в Париж королеве, спасло Анну Австрийскую от скандала, а может быть, и развода.

Леди Карлайл действительно долгое время была ценной шпионкой кардинала Ришелье. После его смерти она состояла при английской королеве Генриетте-Марии (сестре Людовика XIII), которая спасалась в Париже от Английской революции. В это время красавица работала тройным агентом: доносила французам на англичан, английским роялистам — на английских мятежников, а мятежникам — на роялистов.

В 1649 году шпионская карьера графини закончилась в Тауэре. Однако, посидев там некоторое время на льготных условиях — комфортная камера, разнообразный стол, французские вина и регулярные приемы гостей, — 50-летняя Люси Карлайл оказалась на свободе. Она вернулась в свое поместье и спокойно прожила там еще десять лет до своей мирной кончины. Слухи о том, что это она подослала убийцу к герцогу Бекингему, так и остались слухами.

Бекингем

Джордж Вильерс герцог Бекингем погиб в 35 лет от руки наемного убийцы. Говорят, что Анна Австрийская по нему горевала. Больше его не оплакивал никто. Если у Дюма герцог Бекингем выглядит симпатичным влюбленным кавалером, то на деле он был одним из отвратительнейших персонажей английской истории.

Красивый юноша из бедной дворянской семьи сделал карьеру через королевскую постель. Приблизивший Джорджа Вильерса к себе английский король Яков I любил его до потери пульса. Он сделал его виконтом, маркизом, графом и герцогом, осыпал драгоценностями, наделил поместьями, доверил высочайшие государственные должности, назначил его премьер-министром, передал практически всю власть в стране.

Письма короля к своему фавориту показывают, что идея гей-браков уже тогда носилась в воздухе. «Молю Бога о нашем брачном союзе на Рождество, — писал Бекингему Яков. — Да осенит тебя благословение Божье, жена моя, да пребудешь ты утешением великим своего старого отца и мужа».

Бекингем сохранил власть и влияние и при сыне Якова Карле I. Он травил своих врагов, разорял народ, запускал руку в госказну, как в свой кошелек, тратил неслыханные деньги на наряды и считался первым модником и плейбоем Европы. Будучи бисексуалом, Бекингем имел множество любовниц. Встретившись в Париже с Анной Австрийской, он решил до кучи охмурить и ее — первую красавицу Европы.Некоторые историки видят в этом тонкий политический расчет. Якобы Бекингем хотел привлечь Анну Австрийскую на сторону Англии. Увы, современники отмечают, что герцог был невероятно глуп. Скорее всего, он ухаживал за королевой просто из желания потешить свое тщеславие.

Другие же историки полагают, что никакого романа вообще не было. А история с подвесками — просто сплетня, ходившая при дворе, но не имевшая никакого реального основания. Дело в том, что упомянувший эту историю в своих «Мемуарах» Ларошфуко стал жертвой политических интриг. Отставленный от двора, больной, полуослепший бывший придворный решил в своих воспоминаниях свести счеты и с королевой, и с кардиналом. Так и родился сюжет с подвесками.

Некоторым доказательством этого служит то, что современники считали «Мемуары» Ларошфуко чистым враньем. Герцог де Сен-Симон ходил по книжным лавкам Парижа и на каждом экземпляре «Мемуаров» писал «Автор лжет!».

Вот такие они, настоящие герои, воспетые Дюма.

https://kulturologia.ru/blogs/121017/36302/

https://24smi.org/person/1249-atos.html

https://diletant.media/articles/25313868/

https://24smi.org/person/1250-portos.html

https://24smi.org/person/1251-aramis.html

Загрузка...

Популярное в

))}
Loading...
наверх