Светлана Митленко предлагает Вам запомнить сайт «Жизнь - театр»
Вы хотите запомнить сайт «Жизнь - театр»?
Да Нет
×
Прогноз погоды

Шекспир "весь мир - театр" сказал. Он явно в цирке не бывал

Великие истории любви. Вольтер и Эмилии дю Шатле.

развернуть

 

Великие истории любви. Вольтер и Эмилии дю Шатле.

 

История любви двух известнейших людей своего времени — Вольтера (1694–1778) и Эмилии дю Шатле (1706–1749), связавшая влюблённых на долгие годы, изменила их жизни с того самого дня, когда они встретились.

Великие истории любви. Вольтер и Эмилии дю Шатле.

Великий, гениальный Вольтер (его настоящее имя Мари Франсуа Аруэ), французский философ, поэт, писатель, историк, романист, просветитель, ещё при жизни заслужил широкую известность. Его боготворили, перед ним преклонялись, словно перед святым, а слово мыслителя было истиной не только для простых людей, но и для знатных особ, министров и даже самого короля. Впоследствии и российская императрица Екатерина II состояла с ним в переписке, которой очень дорожила.
Историки и биографы гения всерьёз отмечают, что, возможно, и не было бы того Вольтера, какого мы знаем, не встреть он на своём пути незаурядную женщину того времени — блистательную, оригинальную, «божественную Эмилию», маркизу дю Шатле. Она была не только его другом, искренним советчиком, любовницей и спасительницей, но и женщиной, вдохновившей великого писателя и философа на труды и литературные подвиги.Великие истории любви. Вольтер и Эмилии дю Шатле.

Габриэль-Эмилия дю Шатле (настоящее имя Габриэль-Эмилия ле Тонелье де Бретёй) во Франции больше известна как писательница. Но помимо литературы она занималась философией, физикой, математикой. Она переводила на французский язык труды Ньютона, решала сложнейшие геометрические задачи и среди современников слыла достаточно необычной женщиной. Разумеется, её ум и оригинальность привлекали мужчин. А свободные нравы позволяли Эмилии вступать в любовные отношения с приглянувшимися ей кавалерами. Из всех поклонников она выбирала мужчин знатных и влиятельных. Маркиз де Гебриан и герцог Ришельё были среди её самых известных любовников.
В 1725 году девятнадцатилетняя девушка вышла замуж за маркиза дю Шатле, а спустя несколько лет, родив двоих детей, покинула мужа и решила жить отдельно. Маркиз не возражал: его вполне устраивала жизнь, когда он мог изредка навещать супругу, дабы не вызывать пересудов в высшем свете. Остальное время он проводил с другими женщинами и к многочисленным любовным интригам жены относился равнодушно.
Говорили, что маркиза вовсе не была красавицей. Одни утверждали, что она была крепкого телосложения, коренаста, слегка грубовата, женским занятиям предпочитала мужские — любила ездить верхом, играла в карты и пила вино. Завистливые дамы подмечали её «некрасивые ноги и грубые, с обветренной кожей, руки». Другие же отмечали её стройность, очарование и пылкий, острый ум, который заставлял восхищаться маркизой, несмотря на все недостатки внешности.
Эмилия обожала роскошь, светские вечера и балы, где зачастую, являясь самой импозантной фигурой среди гостей, развлекала их не только своими высказываниями, но и прекрасным пением. Маркиза владела потрясающим голосом. Именно его сначала услышал Вольтер, а затем и увидел его обладательницу. Их встреча была необычна.Великие истории любви. Вольтер и Эмилии дю Шатле.

Вольтеру было всего 24 года, когда состоялась триумфальная премьера его трагедии «Эдип». Вольтера сравнивали с Корнелем и Расином. Общественность пребывала от него в совершенном восторге. Вольтера принимали при дворе. Поэт торжествовал: «Я получил признание общества как писатель, значительная личность, которая значительна не потому, что имеет череду предков аристократической крови».
Увы, вскоре восторги писателя сменились глубочайшим разочарованием: значительная личность и талантливый писатель был бит палками. Не слишком сильно, но унизительно. Били лакеи по приказанию некоего де Рогана. Этот де Роган, дурак и пустомеля, вздумал указать Вольтеру на его низкое происхождение. Вольтер, разумеется, в долгу не остался и поднял чванливого идиота насмех. И тогда шевалье де Роган приказал слугам избить Вольтера. Никто из друзей-аристократов не пожелал поддержать литератора. Они не находили в поступке Рогана никакого нарушения политеса. Тогда как идея Вольтера вызвать обидчика на дуэль казалась им в высшей степени нелепой — ведь де Роган дворянин, а Вольтер — нет.
Оставаться дольше в этой стране, «где происхождение значит больше чем ум, талант и совесть», было невыносимо. Вольтер отправился в Англию. Там, в Англии, он изучал Джона Локка и Сэмюэля Кларка, свел дружбу с Александром Поупом и Джонатаном Свифтом, восхищался толерантностью английского двора и всем английским народом. В особенности его представителями женского пола. Кажется, Вольтер вовсе не скучал по родине. Однако в письме своему другу де'Аржантайлю писал: "Я не желаю возвращаться, и никакие обстоятельства не понуждают меня к тому. Но почему-то чувствую: надо ехать. Это какая-то метафизика!"Великие истории любви. Вольтер и Эмилии дю Шатле.

Это была судьба. Позже, составляя «Философский словарь», Вольтер так определил понятие «судьба»: «Каждое событие в настоящем рождается из прошлого и является отцом будущего. Эта вечная цепь не может быть ни прервана, ни запутана — неизбежная судьба является законом природы».
Известно, что за свободомыслие и смелые высказывания в адрес высокопоставленных чинов, которые сочли некоторые признания мыслителя крайне оскорбительными и унизившими их достоинство, в 1733 году Вольтера ждала Бастилия. Пытаясь скрыться от заключения, он был вынужден бежать из столицы и поселиться в Руане, где вёл жизнь отшельника. Однажды, проведя несколько дней в доме, Вольтер всё же решил прогуляться. На улице стояла глубокая ночь, и писатель мог смело отойти от убежища на некоторое расстояние.
Возвращаясь с прогулки, он увидел около своего дома несколько людей, вооружённых палками. Понимая, что не сможет справиться с разбойниками, Вольтер испугался. И вдруг в этот самый момент откуда-то из темноты, верхом на коне выехала женщина и остановилась прямо у дома философа. Дорогой наряд и драгоценности говорили о богатстве и знатности дамы. Собравшиеся у дома Вольтера мужчины бросили палки и разбежались. А он, ничего не понимая, только и смог, что низко поклониться своей спасительнице. Она подошла к нему и быстро рассказала, что знает о нём всё и приехала забрать его в свой замок. Она представилась маркизой Эмилией дю Шатле.Великие истории любви. Вольтер и Эмилии дю Шатле.

Вольтеру ничего не оставалось, как согласиться на столь необычное предложение странной маркизы. Он поселился в замке Сирей, который потом назвал «земным раем», а спустя несколько месяцев написал: «Маркиза для меня значит теперь больше, чем отец, брат или сын. У меня только одно желание — жить затерянным в горах Сирея». Писателю в то время было тридцать девять лет, Эмилии — двадцать семь.
Действительно, намерения у Эмилии дю Шатле были самые благородные. Однако она умолчала о том, что незадолго до этого согласилась служить отечеству — пообещала министру, именуемому хранителем печати, что отныне из-под пера Вольтера не выйдет ничего такого, что могло бы смутить власти. А если ему и вздумается написать что-нибудь эдакое, то она лично проследит за тем, чтобы рукопись не покинула пределы его секретера. И в парижских салонах невоздержанный на язык поэт больше не появится. Она увезет его в Сирей.Великие истории любви. Вольтер и Эмилии дю Шатле.

Именно в замке маркизы Вольтер создал большую часть своих шедевров. Он прожил долгие годы вместе с добрейшей и необыкновенной женщиной. Они любили друг друга. Хотя многие и отмечали, что великий человек никого не мог любить сильно и самозабвенно, тем не менее чувство к Эмилии не погасло и после её смерти. «Она немножко пастушка, — однажды признался Вольтер, — но пастушка в бриллиантах и в огромном кринолине».Великие истории любви. Вольтер и Эмилии дю Шатле.

Маркиза дю Шатле искренне радовалась взлётам своего гениального любовника, переживала его неудачи, тревожилась за судьбу Вольтера и всячески помогала ему в творчестве. В том, что сохранилось большинство произведений писателя, в то время запрещённых к изданию, мы обязаны именно Эмилии.Великие истории любви. Вольтер и Эмилии дю Шатле.

Если прежде Вольтер был равнодушен к музыке, то пение Эмилии пробудило в нем страстного меломана. Так что он даже сочинил для нее парочку недурных оперных либретто. В музыке он, как и Эмилия, более всего ценил преодоленные трудности. Математика увлекла его меньше, однако он страшно гордился тем, что научные работы его подруги издаются в солидных журналах: "Нет сомнения в том, что вы прославитесь этими великими алгебраическими вычислениями, в которые погружен ваш ум. Я бы и сам дерзнул погрузиться в них, но А+В не равняется словам «Я вас люблю». Эмилия пристрастила Вольтера к верховой езде и охоте. Он же читал ей лекции по истории философии и занимался с ней английским языком.Великие истории любви. Вольтер и Эмилии дю Шатле.

Надо заметить, что Эмилия сдержала слово, данное хранителю печати. За все 15 лет, проведенные в замке, Вольтер не написал ничего, что могло бы вызвать неудовольствие властей. Его даже вновь пригласили ко двору. В 1746 году его приняли во Французскую академию, и Людовик ХV пожаловал ему дворянство и сделал его придворным историографом.Великие истории любви. Вольтер и Эмилии дю Шатле.

Прошло долгих пятнадцать лет с той необычной встречи на тёмной улице в Руане. Увы, Эмилия изменяла ему. Соперником Вольтера оказался маркиз Сен-Ламбер, отважный вояка и совершенно бездарный стихоплет. Вольтер, которому Сен-Ламбер изрядно надоел просьбами аттестовать его глупые вирши, сам пригласил его в гости, думая потешить Эмилию. Появление молодого человека развеселило маркизу, и она предложила ему задержаться у них на некоторое время. Вольтер был благодарен подруге за то, что она взяла на себя труды выслушивать творения Сен-Ламбера, покуда не застал поэта и критикессу в положении, не оставляющем никаких сомнений в характере их отношений. Сорокадвухлетняя Эмилия увлеклась статным, красивым, но не выдающимся особым умом офицером. Сен-Ламберу было всего тридцать лет. Маркиза дю Шатле влюбилась так сильно, что, не обращая внимания на бывшего любовника, вовсю предавалась страсти в их с Вольтером доме.Великие истории любви. Вольтер и Эмилии дю Шатле.

Вольтер узнал об измене случайно. Как-то, войдя в покои маркизы, он застал там полуобнажённого Сен-Ламбера. Отрицать измену маркиза не стала, честно признавшись во всём писателю. Разгневанный и возмущённый, он выбежал из комнаты и, направившись к себе, стал собирать вещи и готовить карету. Маркиза, прибежавшая за ним, после долгих объяснений уговорила обожаемого друга не покидать Сирей. «Вы всегда заботились обо мне, — говорила Эмилия. — Признайте, что теперь вы не в силах продолжать установленный нами режим без ущерба для вашего здоровья. Так стоит ли гневаться на то, что один молодой офицер решил помочь вам?»
Обиженный любовник смягчился и… признал свою вину, ну а как иначе, если ему было 54, а сопернику всего лишь 30. А на следующее утро, прогуливаясь по саду Сирея, он давал наставления Сен-Ламберу, как необходимо любить маркизу и как дольше удержать её любовь. Стоило ему простить, и привычная жизнь опять вернулась в Сирей.
Вольтер простил. Возможно потому, что был уже немолод и не мог дать того, что получала Эмилия от бравого офицера. «Я заменил Ришельё, Сен-Ламбер выкинул меня, — признавался Вольтер. — Это естественный ход событий… так всё и идёт в этом мире».
Многие говорили о том, что писатель был столь снисходителен к измене любимой оттого, что и сам не отличался особой верностью и якобы несколько лет его связывали тайные узы с его племянницей мадам Дени. Но до сих пор неизвестно, носили ли эти отношения любовный характер, или же оставались платонической привязанностью знаменитого дяди к юной родственнице. Тем не менее Вольтер выполнял любое желание молодой особы, обожал её и осыпал дорогими подарками, а та воровала его рукописи и, продавая их, получала немалые суммы. Мадам Дени вряд ли заботили последствия её поступков.
Тем временем маркиза дю Шатле призналась писателю ещё и в том, что ждёт ребёнка. Вольтер, желая облегчить страдания любимой, придумал план, целью которого было пригласить мужа Эмилии и обыграть всё так, чтобы маркиз искренне поверил, что ребёнок — его дитя. План был осуществлён, и спустя месяц супруг маркизы уже сгорал от счастья, ожидая предстоящего отцовства…
А Эмилия, произведя на свет девочку, которая через 3 дня умрёт,  через четыре дня после родов, 10 сентября 1749 года,  скончалась. Доктор установил, что печальное событие было следствием родовой горячки.
Вольтер не видел смысла жить дальше. Он переживал, сходил с ума, упрекал себя в смерти любимой женщины. В отчаянии он писал прусскому королю: «Я только что присутствовал при смерти подруги, которую любил в течение многих счастливых лет. Эта страшная смерть отравила мою жизнь навсегда… Мы ещё в Сирее. Я не могу покинуть дом, освящённый её присутствием: я таю в слезах… Не знаю, что из меня будет, я потерял половину себя, я потерял душу, которая для меня была создана».
Вольтер был безутешен. Свидетели его горя утверждали, что он потерял голову, — то во всеуслышание клялся заточить себя в монастыре, то порывался выпить яду. Но Эмилия и тут пришла ему на помощь. Перед смертью она написала ему записку, в которой просила перед погребением снять с нее медальон. Этот медальон Эмилия носила постоянно, и Вольтер знал, что в нем хранится его портрет. Но вспомнил об этом уже во время отпевания. И не придумал ничего лучше, как на глазах у всех подойти к гробу и перерезать шнурок медальона. Супруг Эмилии, маркиз дю Шатле, попытался вырвать медальон из рук Вольтера. Он-то, в свою очередь, был уверен, что в медальоне находится его портрет. Состоялась краткая, но неприличная потасовка, в результате которой медальон упал на пол и раскрылся, явив соперникам превосходно выписанное по эмали лицо Сен-Ламбера... И Вольтеру стало легче. Он уже не был уверен в том, что нужен Эмилии на том свете, и не порывался последовать за нею. И в монастырь его больше не тянуло.
После ее смерти он прожил еще 29 лет.Великие истории любви. Вольтер и Эмилии дю Шатле.

Через год писатель направился в Пруссию ко двору Фридриха Великого. Но обосноваться там надолго ему не удалось. Фридрих, человек грубый и жёсткий, не воспринимал большинство предложений Вольтера. А тот, не желая мириться со своим положением, спустя три года покинул Потсдам, перебравшись в Женеву.
В Париж он вернулся лишь через двадцать лет. В том же году, 30 мая 1778 года, сердце прославленного гения остановилось навсегда. Франсуа Мари Аруэ, великий Вольтер, признанный гений, пережил свою возлюбленную на двадцать девять лет, у него были другие женщины и другие романы, но Божественная Эмилия дю Шатле осталась единственной, кого он боготворил.Великие истории любви. Вольтер и Эмилии дю Шатле.

 

Великие истории любви. Вольтер и Эмилии дю Шатле.

 

Эмилия призналась однажды: «Одиночество — это счастье, когда имеешь хорошую книгу и великого друга». Она и была счастлива, эта потрясающая женщина, «божественная Эмилия», известнейшая личность своей эпохи, муза Вольтера, его вдохновительница, когда-то спасшая ему жизнь и вознёсшая его на вершину славы.
В "Библиотеке Вольтера", которую приобрела Екатерина II после смерти Вольтера, и которая находится в Российской Национальной библиотеке в Санкт-Петербурге, в бумагах Вольтера хранятся примерно триста страниц текста, написанных Эмили дю Шатле. Они до сих пор не опубликованы и ждут своего исследователя. Давно уже ждут.
Использованы материалы 100 великих историй любви


Ключевые слова: истории любви
Опубликовала Светлана Митленко , 15.11.2016 в 15:00

Комментарии

Показать предыдущие комментарии (показано %s из %s)
Μαϊα Μ
Μαϊα Μ 22 ноября 16, в 19:29 Да... Великая любовь... Текст скрыт развернуть
1
Светлана Митленко
Светлана Митленко Μαϊα Μ 22 ноября 16, в 22:02 Скорее любовь великих)))) Текст скрыт развернуть
0
Показать новые комментарии
Показаны все комментарии: 2

Последние комментарии

Vladimir Kachesov
Елена Марченко
Елена Марченко
Елена Марченко
сергей water
сергей water
Владимир Безбадченко
Владимир Безбадченко
Ирина Хотьковская
Светлана Митленко