Светлана Митленко предлагает Вам запомнить сайт «Жизнь - театр»
Вы хотите запомнить сайт «Жизнь - театр»?
Да Нет
×
Прогноз погоды

Шекспир "весь мир - театр" сказал. Он явно в цирке не бывал

Великие истории любви. Ундина и цесаревич

развернуть

Недавно я коснулась темы Александра I. И там была речь о его брате Константине, который отрекся от престола. Вот тут я и хочу вспомнить историю из-за чего было это отречение.

Константин Павлович, второй сын императора Павла I, отрекся от престола ради неравного брака с Жанеттой Грудзинской. Юная полячка покорила цесаревича своими танцами, русаличьей внешностью и удивительным для окружающих равнодушием к роскоши.

Великие истории любви. Ундина и цесаревичПортрет Иоанны Антоновны Лович. 1877. Ксилография

Графиня Жанетта Антоновна Грудзинская после вступления в брак получившая титул Её Светлость княгиня Лович.

Даже в советское время, когда восстание декабристов и особенно подвиг их жен были излюбленной темой отечественных историков, и многие знали, что поводом для мятежа послужил отказ наследника российского престола Константина Павловича от короны, мало кто обсуждал причину поступка несостоявшегося императора Константина I.

В 1801 году, после гибели отца и с воцарением старшего брата Александра I, 22-летний Константин стал наследником престола. Это следовало из павловского закона 1797 года и было всем известно. Однако в тексте присяги Александру I он упомянут не был. Вместо этого присяга приносилась, в нарушение павловского закона, «Императору Александру Павловичу <…> и Его <…> Наследнику, который назначен будет». Причиной опущения имени Константина была надежда Александра I на потомство в браке с Луизой Марией Августой Баденской, и такой абстрактной формулировкой исключалась необходимость повторной присяги на случай, если у него родится сын. При этом сам Константин царствовать не хотел и прибавлял: «Меня задушат, как задушили отца».

И все-таки провозглашенный, но так и несостоявшийся российский император Константин Павлович не хотел и не мог руководить государством. Но в качестве причины отказа от престола предпочел назвать свой морганатический брак с польской графиней Грудзинской. Хотя Положение об императорской фамилии не лишало Константина Павловича прав на трон; оно лишь создавало препятствия наследованию престола детьми монарха от неравного брака.

Это отречение было оформлено в виде манифеста Александра I от 16 (28) августа 1823 года, который следовало огласить после его кончины. В силу этого решения наследником престола становился следующий брат, великий князь Николай Павлович. В конце августа 1823 г. манифест в конверте с собственноручной надписью государя: «Хранить в Успенском соборе с государственными актами, до востребования моего, а в случае моей кончины открыть московскому епархиальному архиерею и московскому генерал-губернатору, в Успенском соборе, прежде всякого другого действия» был передан московскому архиепископу Филарету. Копии хранились в Государственном Совете, Сенате и Синоде. О содержимом конверта знали только Филарет, князь А. Н. Голицын и граф А. А. Аракчеев.

Николай был в курсе этих планов как минимум с 1819 года, однако о существовании манифеста не знал до момента его обнародования после смерти Александра I.

Но обо всем по порядку. Константин Павлович внешне походил на своего отца - императора Павла I. Тот же крутой лоб, вздернутый нос и голубые глаза навыкате. От отца он унаследовал и свой буйный, неукротимый нрав. С самого детства его отличали приступы ярости. Он мог прийти в гнев из-за какого-нибудь малозначимого пустяка. Особой страстью его были издевательства над животными.Великие истории любви. Ундина и цесаревичПортрет юного великого князя кисти Боровиковского

В 1796 году 17-летнего Константина по настоянию матери Марии Федоровны (урожденной Софии Марии Вюртембергской) и всевластной бабушки Екатерины II (Софии Августы Фредерики Ангальт-Цербстской), как полагалось, женили на немецкой принцессе Юлианне Генриетте Ульрике Саксен-Кобург-Заальфельдской. При крещении она приняла имя Анны Федоровны. О счастливой семейной жизни с таким человеком, каким был второй сын Павла I, речь идти просто не могла. Новоявленная Анна Федоровна не смогла укротить неистового царевича. Этот брак стал для нее настоящей пыткой.
Константин, подобно своему жесткому и гневливому отцу, страдал резкими перепадами настроения. Минуты нежности сменялись припадками ярости. Известен случай, когда царевич посадил жену в огромную вазу и стрелял по ней. Любил ли Константин Павлович свою первую супругу? Вряд ли. Утонченная красивая брюнетка, которую при русском дворе прозвали «вечерней звездой», была не во вкусе царевича. Любить-то он ее не любил. Зато как ревновал! Константин, который не пропускал хорошеньких женщин, следил за каждым шагом супруги. Она буквально не могла свободно выйти из дворца.Великие истории любви. Ундина и цесаревичНеизвестный художник Портрет Великой княгини Анны Федоровны, жены Великого князя Константина Павловича

Постепенно целью жизни Анны Федоровны стало избавление от жестокого и непредсказуемого супруга. Сделать это было нелегко. Ей удалось вернуться в родной Кобург лишь в 1801 году, после того как убили императора Павла I. Новый царь Александр I благоволил жене брата и согласился отпустить ее домой навестить заболевшую мать. Больше жена Константина в Россию не вернулась.
Теперь ее целью стало добиться развода от мужа. Супруг не был против: он только попросил жену письменно подтвердить свое решение. Против расторжения брака была Мария Федоровна. Зная страсть сына к женщинам нецарской крови, она боялась, что морганатический брак Константина с дамой сомнительного происхождения нанесет ущерб репутации дома Романовых.

Вспоминая эту историю, отметим, что летом великий князь Константин по большей части жил в Стрельне, подаренной ему некогда отцом, и рьяно занимался военными экзерцициями с расположенными вокруг Стрельны полками. Местное население волком выло от дикой пушечной пальбы, которую по приказу цесаревича Константина открывали с одиннадцати до двенадцати часов ночи.File:Gornostaev AM Palace-in-Strelna 1847.jpg«Дворец в Стрельне». Серия «Виды Петербурга и Москвы»,,А.М.Горностаев

Шли годы. Романов не особо тяготился отсутствием жены. Он, правда, предпринял вялую попытку примирения. Но она ни к чему не привела. В 1808 году у Константина родился сын Павел от француженки Жозефины Фридрихе.

Страстью Константина была военная служба. К гражданским делам он не стремился по причине отсутствия всякой склонности к ним. И все-таки как брату российского императора ему придется заняться нелюбимым делом: третьего мая 1815 года большая часть Великого герцогства Варшавского была присоединена "на вечные времена" к Российской империи в качестве Царства Польского. Константин Павлович, оставаясь генерал-инспектором кавалерии, стал главнокомандующим польского войска, превратившись в своего рода вице-короля Польши. Хотя в действительности всеми делами вершили первый наместник Царства Польского князь Иосиф Зайончек (Józef Zajączek) и граф Николай Николаевич Новосильцев (фаворит русского царя).Великие истории любви. Ундина и цесаревичИ.Зайончек Новосильцев

После окончания наполеоновских войн в Варшаву вновь устремились крупные магнаты и мелкие шляхтичи, паны-легионеры, служившие у Бонапарта, но испросившие прощение у царя Александра. Былой блеск вновь вернулся в столицу Польши. На одном из балов Константин Павлович обратил внимание на грациозно танцевавшую девушку, которой была Жанетта Грудзинская. С отличной фигуркой, небольшого роста панночка, по словам современников, напоминала нимфу, которая скользила по земле, ее не касаясь. Светские остряки полушутя-полусерьезно говорили, что, танцуя гавот, юная графиня проскользнула в сердце Константина.Великие истории любви. Ундина и цесаревичСлуживший в то время в Варшаве князь Петр Андреевич Вяземский так описал 20-летнюю барышню: "Она не была красавицей, но была красивее всякой красавицы. Белокурые, струистые и густые кудри ее, голубые выразительные глаза, улыбка умная и приветливая, голос мягкий, звучный, стан гибкий и какая-то облекающая ее нравственная свежесть и чистота. Она была Ундина. Все соединилось в ней и придавало ей совершенно отдельную и привлекающую внимание физиономию в кругу подруг и сверстниц ее".

Жанетту не зря сравнивали с ундиной (русалкой). Ассоциацию с волшебным существом вызывала манера этой очаровательной женщины двигаться. Одна из современниц описывала ее так: «В ней было врожденное изящество и особенно бросающаяся в глаза грациозность поступи в танцах; поэт сказал бы о ней: "Это нимфа, порхающая над землей, не прикасаясь к ней стопами".
Константин Павлович жил в Варшаве, где он до поры до времени отлично проводил время. «Разгульная жизнь, торжества, пиры, вино и карты - все это было в духе времени тогдашней военной молодежи», - вспоминал о том времени свидетель.

Великий князь стал постоянным гостем в доме матери Жанетты Грудзинской — госпожи Брониц, жившей в Варшаве с тремя дочерьми от первого брака (собственно с Жанеттой, Жозефиной и Антуанеттой). Их отец, небогатый помещик Антоний Грудзинский (Antoni Grudziński), не принадлежал к знаменитым и родовитым польским магнатам. Графский титул был пожалован фамилии Грудзинских в 1786 году прусским королем — лет за пять до появления на свет Жанетты (Иоанны) Антоновны Грудзинской (Joanna Grudzińska). Родовые поместья семьи находились в Познанском воеводстве, отошедшем после первого раздела Польши к Пруссии.

Отец будущей метрессы наследника российского престола учился в Берлине и в военной академии в Штутгарте, потом служил в армии Наполеона; выйдя в отставку, он поселился в своем родовом поместье. Грудзинский женился на известной в свое время красавице 17-летней Марианне Дерповской. Причиной семейных несчастий Грудзинского стал литовский граф Брониц. Из-за ревности Антония супруги сначала разъехались, а потом разошлись. Пани Грудзинская уехала в Варшаву, отдав дочерей на воспитание в лучший в городе пансион французской эмигрантки Воше, а сама вышла замуж за сердцееда графа Броница.

Вскоре супруги спустили большую часть состояния новоявленной графини Брониц, поскольку у графа такового давно уже не было. С приходом в Польшу в 1806 году французских войск графа назначили гофмаршалом. В этой должности он принимал в королевском замке свиту Наполеона и впоследствии настолько отличился своим умением устраивать с большим вкусом разного рода увеселения, что уже при создании Варшавского герцогства остался на своей должности. Правда, бережливому саксонскому королю не очень нравилась расточительность гофмаршала Броница.

В пансионе мадам Воше, под руководством умного и высокообразованного педагога аббата Малерба, юная Жанетта получила твердые религиозные убеждения, но без ханжества и фанатизма. Свое образование девушка завершила в Париже, где ее наставницей оказалась не менее талантливая воспитательница мисс Коллинз. В конце 1815 года Жанетта вернулась в Варшаву, где и состоялось ее знакомство с Константином Павловичем. Окружающие быстро смекнули, что сын русского царя неровно дышит к юной особе, чей такт и осмотрительность не давали пищи злоязычным варшавским кумушкам.

"Она, — писала в своих мемуарах о взаимоотношениях Жанетты с Константином графиня А. Потоцкая, — оставалась простой, скромной, сдержанной, принимая только его любовь и пренебрегая всем остальным; на ней никогда не видели ни украшений, ни драгоценностей больше, чем на ее сестрах". Свидетельство тем более ценное, что графиня Потоцкая в своих воспоминаниях весьма язвительно отзывалась о поведении и уме матери Жанетты.Великие истории любви. Ундина и цесаревичПоначалу брат императора держался самоуверенно. Он сделал девице непристойное предложение. Полячка, со свойственной ей одной спокойной уверенностью, отказала. Как ни странно, начальник польского войска (некоторые за глаза именовали Константина «сатрапом Польши») не обиделся и не загорелся жаждой мести. Наоборот - преисполнился уважения к высоконравственной и неприступной красавице. Злые языки говорили: Жанетта пустила в ход весь свой ум и кокетство, чтобы женить на себе брата царя.

В 1819 году Константин Павлович приехал в Петербург. В покои матушки он внес некий предмет, бережно прижимая его к груди под шинелью. Как оказалось, то был портрет Жанетты, который сын хотел показать Марии Федоровне, которая была решительно против развода сына с нелюбимой женой. Как ни странно, родственники одобрили этот морганатический брак Константина. Дело в том, что они заметили: полячка благотворно влияет на неуправляемого царевича. Грудзинская каким-то прямо-таки мистическим образом умела усмирять вспышки гнева Константина.
Наконец, в марте 1820 года последовало решение Синода о разводе великого князя.Великие истории любви. Ундина и цесаревичПортрет Иоанны Грудзинской, неизвестный художник

И после пяти лет ухаживаний, 12 (24) мая 1820 года без всякой торжественной помпы, почти тайно, Константин Павлович сочетался браком с графиней Жанеттой Грудзинской. Сначала они повенчались по православному обряду в церкви Королевского замка, а затем по ритуалу римско-католической церкви в часовне (по-польски каплица — kaplica) этого же дворца. На церемонии присутствовали только четыре свидетеля; даже служащие великого князя узнали о событии лишь на следующий день. Однако варшавяне прослышали о бракосочетании гораздо раньше и поджидали молодых на обратном пути к Бельведерскому дворцу — резиденции великого князя Константина Павловича.Великие истории любви. Ундина и цесаревичБельведерский дворец в Варшаве

В июне 1820 года император Александр издал указ, согласно которому "возлюбленному брату нашему великому князю Константину Павловичу" в Мазовецком воеводстве было пожаловано огромное имение Лович, состоящее из нескольких десятков деревень и фольварков. Другим императорским указом супруга цесаревича была возведена в княжеское достоинство Царства Польского под именем княгини Лович. Титул великой княгини давался только принцессам по крови.

Первое время молодожены буквально светились счастьем, но вскоре между ними словно черная кошка пробежала. Как потом выяснилось, "черной кошкой" оказалась бывшая любовница цесаревича Жозефина Фридрихс. Константин навязал законной супруге общество своей многолетней пассии, имевшей от Константина Павловича внебрачного сына — Павла Константиновича Александрова (мальчик получил фамилию по крестному отцу Александру I). У Жанетты с Константином общих детей не было.Великие истории любви. Ундина и цесаревичЖозефина Фридерихс с сыном П. А. Александровым в мундире Польского уланского полка. 1816 г.

Когда прибывший с визитом в Варшаву император Александр разобрался в причинах разлада между супругами, то он немедленно, несмотря на возражения Константина, ссылавшегося на польскую конституцию, распорядился выслать Жозефину. Великие истории любви. Ундина и цесаревичПавел Константинович Александров (1808—1857), сын вел кн. Константина Павловича от Жозефины Фридрихс.

Графиня София Шуазель Гуфье в своих мемуарах упоминает высказывание о Жаннете Александра I: «Это ангел, у нее редкий характер, мой брат весьма счастлив».
Шуазель Гуфье добавляет, что в 1824 г., в день рождения великого князя Константина Павловича, Александр I собственноручно вручил княгине Лович орден святой Екатерины – знак кавалерственной дамы русского Двора. Мемуаристка ошиблась, поскольку император Александр пожаловал ей орден св. Екатерины 1-й ст. 27 апреля 1825 г.
Великий князь Михаил Павлович и его супруга относились к ней чрезвычайно хорошо. Она пользовалась уважением и расположением и великого князя Николая Павловича (в будущем императора Николая I) , и его супруги. Сама императрица-мать, по-видимому, не сочувствовавшая браку своего сына не с принцессой царствующего дома, впоследствии относилась к ней очень хорошо и, оставляя ей по завещанию некоторые драгоценности, писала, что оставляет их "своей дорогой невестке". Впрочем, такое положение создалось для супруги цесаревича не сразу, в Петербург ее не приглашали — и она оказалась там уже после смерти мужа.

Княгиня имела благотворное влияние на супруга, она значительно сдерживала его пылкий нрав и, тактично не вмешиваясь в дело политики, делала много добра.
Константин обожал жену. Когда она болела, ночами сидел у ее постели. Когда в 1823 г. пришлось ей жить за границей для лечения, он неоднократно к ней ездил из Варшавы.
Со времени брака он жил чрезвычайно тихо, скромно, вполне по-семейному; в Бельведере, после окончания утренних парадов и смотров, время свое проводил он с женой, сыном Павлом, которого полюбила и княгиня Лович, двумя его воспитателями — французом графом Мориоллем и поляком Фавицким — и двумя-тремя приближенными генералами. Он повторял в письмах близким и своему бывшему воспитателю Лагарпу на все лады одно и то же: "Я ей обязан счастием и спокойствием… я счастлив у себя дома и главная причина — жена". Она водила его на веревочке, как легендарная красавица, подчинившая дракона, и иногда мягко выговаривала: "Константин! Надобно прежде подумать, а потом делать. Ты поступаешь наоборот!" И он послушно кивал лысой головой.Великие истории любви. Ундина и цесаревичЛ. И. Киль. Портрет великого князя Константина Павловича у камина во дворце в Варшаве, 1829—1830

Жанетта, будучи супругой великого князя, всегда вела себя достойно. Так, польские "патриоты" напрасно надеялись на протекцию своей соотечественницы: княгиня Лович деликатно дала понять ищущим протекции интриганам, что не вмешивается в дела мужа.Великие истории любви. Ундина и цесаревичKonstantin_Pavlovich_by_G.Dawe_(1834,_Hermitage)

Долли Фикельмон 3июля 1829 года записала в своем дневнике:
«Ужинали у Великого Князя вчетвером: он сам, княгиня Лович, Фикельмон и я. …Она кроткая и доброжелательная. В Варшаве о ней совсем иного мнения — ее упрекают в том, что не смогла оказать никакого влияния на характер Великого Князя. От нее ожидали многого. Верили, что женитьба Властелина с полькой благотворно отразится на судьбе Польши. Но она не оправдала надежд — либо из принципов, либо из-за невозможности воздействовать на волю Великого Князя. Вероятно, именно это и является причиной ее меланхолии».

Во время революции 1830 года молодая женщина проявила мужество и самоотверженную преданность супругу. 11 ноября 1830 года Константин чудом избежал судьбы своего отца — в резиденцию князя Бельведер внезапно ворвались мятежники, и Константин спасся только тем, что бежал из дворца через подземный ход. Варшава восстала против русской оккупации. Началась война. И для Константина, и для Жаннеты наступил час катастрофы.
Он был искренне возмущен поведением "неблагодарных поляков", живших под его командой лучше всех народов империи! Он возглавил карательную экспедицию против мятежников, среди которых были ближайшие родственники его Жанны.

Тем не менее, во время польской смуты она окружала цесаревича попечениями, больная, сопровождала его на театр войны. Ее горе было велико. Она решила свою судьбу и вместе с ним выехала из Варшавы в Россию, в эмиграцию.
9 мая цесаревич с женой выехал из Белостока в Слоним, куда прибыл 13 мая. К Слониму тоже, однако, стали приближаться отряды повстанцев и явился еще более грозный враг — холера; тогда цесаревич стал поспешнее удаляться с больной женой. 16 мая он выступил из Слонима по белорусскому тракту, 21 прибыл в Минск, 23 двинулся далее к Витебску, 3 июня, наконец, достиг этого города и остановился в доме губернатора князя Хованского. Государь звал брата в Петербург — цесаревич отклонил это предложение. Двигались медленно, делая частые дневки, ввиду крайней слабости княгини Лович.

В 1831 году Грудзинская вместе с мужем выехали из объятого восстанием Царства Польского в Санкт-Петербург. По дороге, 15 мая в Витебске цесаревич скончался , заразившись холерой, его супруга в знак скорби обрезала знаменитые пепельные локоны и положила их в гроб под голову усопшего. От Витебска до самого Петербурга княгиня Лович прошла за гробом пешком. "Он был, конечно, — писала придворная дама, бывшая с ней, — ее последнею связью с землею, и эта связь порвалась. После такого удара ее здоровье, уже слабое, ухудшалось с каждым днем. Но ей суждено было перенести еще одно несчастье, прежде чем покинуть этот и без того для нее потускневший мир…", когда она узнала о взятии Варшавы русскими войсками, о падении Царства Польского, о гибели родных и друзей.
"Отечество, родные, супруг — все для нее исчезли".

Великие истории любви. Ундина и цесаревичПортрет Жаннеты Антоновны Грудзинской, княгини Лович.

Овдовев 15 июня 1831 г., княгиня Лович жила сначала в Гатчине, а затем в Царском Селе.
Глубоко потрясенная кровавыми событиями польской смуты и затем внезапною кончиною мужа, княгиня Лович пережила Константина Павловича всего на несколько месяцев. В годовщину начала восстания в Варшаве она умерла в Царском Селе, испив до дна еще и чашу унижений. Когда статс-секретарь Стефан Грабовский пришел к ней по делу, то в дверях ее спальни неожиданно столкнулся с генералом Курутой, "стремительно выбегавшим оттуда. Когда пан Стефан вошел, то с ужасом увидел, что княгиня лежит распростертая на полу у постели, кровать в полном беспорядке, подушки разбросаны. Курута силой отнял у княгини связку важных бумаг, которую она хранила под подушками. Бедная женщина, обессиленная этой борьбой, уже не могла двигаться", она не могла произнести ни единого слова и… умирала.
17 ноября 1831 г. ее не стало. Княгиня Лович погребена в Царском селе, в склепе католической церкви.

https://www.pravda.ru/society/family/life/11-08-2012/1124322...

http://www.liveinternet.ru/users/tanufk/post251367550/

http://www.liveinternet.ru/users/3596969/post220418740/

http://zagadki-istorii.ru/lubov-58.html

http://www.idelo.ru/403/17.html
http://www.pushkin-book.ru/?id=15


Ключевые слова: истории любви
Опубликовала Светлана Митленко , 28.11.2017 в 17:21

Комментарии

Показать предыдущие комментарии (показано %s из %s)
Ирина Хотьковская
Ирина Хотьковская 29 ноября 17, в 01:42 Жаль Ундину... Видимо, очень милой женщиной была. Как, однако, судьба переменчива: грустный финал любви. Но Жаннета - пример женской преданности... И как только ей удалось укротить такой жутковатый и необузданный нрав своего супруга! Текст скрыт развернуть
2
Светлана Митленко
Светлана Митленко Ирина Хотьковская 29 ноября 17, в 01:55 И не говори. Вот как-то сумела обуздать неистовство супруга.
И да... весьма печальная история.
Текст скрыт развернуть
2
Вера Зимина
Вера Зимина 29 ноября 17, в 19:53 Бедная женщина! Последние дни которой были так мрачно окрашены... А вот слова - неблагодарные поляки - это уже без кавычек! Ради них Александр I пошел против пожелания остальной Европы, сохранив Царство Польское, почти с полной автономией, хотя и в составе РИ. Причём на раздел ляхи сами и напросились... А вот слово "оккупация" - это точно в кавычки... И такая женщина в последние минуты выпила горькую чашу из-за вековой спеси и дури поляков! Жаль! А женщина просто ЧУДО! Укротить такой!!!! характер - это какую же душу и терпение иметь надо! Текст скрыт развернуть
2
Ирина Хотьковская
Ирина Хотьковская Вера Зимина 29 ноября 17, в 20:02 !!!Замечательно написали. Текст скрыт развернуть
2
Светлана Митленко
Светлана Митленко Вера Зимина 29 ноября 17, в 22:39 Воистину так! Текст скрыт развернуть
0
Показать новые комментарии
Показаны все комментарии: 5

Последние комментарии

Vladimir Kachesov
Елена Марченко
Елена Марченко
Елена Марченко
сергей water
сергей water
Владимир Безбадченко
Владимир Безбадченко
Ирина Хотьковская
Светлана Митленко