Жизнь - театр

645 подписчиков

Свежие комментарии

  • Вадим
    СпасибоХудожник Владимир...
  • александр пасечник
    ...спасибо ! все чудесно !Смешные театральн...
  • Светлана Митленко
    А ну да... пока обойдешь всю эту железную роскошь - уже гулять разохочется)))) Он же не маленький!Самый старый парк...

К Сталину в Церкви весьма неоднозначное отношение

Многих шокируют заявления священников о Сталине, как о фигуре, к которой Русская православная Церковь относится по крайней мере с уважением. Между тем, тому есть определенные основания. Существует множество мифов о якобы религиозности Сталина, о его просьбе о молитвенной помощи к Церкви в годы войны, но все эти легенды вряд ли имеют под собой основания. Зато против фактов не попрешь. К Сталину в Церкви весьма неоднозначное отношение
Со ссылкой на решения ХII съезда РКП(б), Сталин издал 16 августа 1923 года циркулярное письмо № 30 «Об отношении к религиозным организациям» всем губернским комитетам РКП(б) с требованием запретить закрытие церквей «по мотивам неисполнения административных распоряжений о регистрации», а также за неуплату налогов, аресты «религиозного характера», если они не имеют связи с контрреволюционными деяниями. В циркуляре имели место предостережения от гонений на верующих. 

Хотя, конечно, не всё в сталинском отношении к Церкви было так просто и однозначно. Непримиримым богоборцем Сталин не был даже в это жестокое время. Более того, уже 6 августа 1923 года (т.е. ещё при жизни Ленина!) он подписывает постановление ЦК, которое, по сути, отменяет расстрельную ленинскую директиву 1919 года. В нём, в частности, говорится:

«Многочисленные примеры с достаточной ясностью свидетельствуют о том, как неосторожно, несерьезно, легкомысленно относятся некоторые местные организации партии и местные органы власти к такому важному вопросу, как вопрос о свободе религиозных убеждений.

Эти организации и органы власти, видимо, не понимают, что своими грубыми, бестактными действиями против верующих, представляющих громадное большинство населения, они наносят неисчислимый вред советской власти…»

Сталин приводит в письме многочисленные примеры надругательства над православными храмами и репрессий духовенства:
«Эти, и подобные им, многочисленные примеры с достаточной яркостью свидетельствуют о том, как неосторожно, несерьезно, легкомысленно относятся некоторые местные организации Партии и местные органы власти к такому важному вопросу, как вопрос о свободе религиозных убеждений. Эти организации и органы власти, видимо, не понимают, что своими грубыми, бестактными действиями против верующих, представляющих громадное большинстве населения, они наносят неисчислимый вред советской власти, грозят сорвать достижения партии в области разложения церкви и рискуют сыграть на руку контрреволюции.

ЦК постановляет:

1) воспретить закрытие церквей, молитвенных помещений… по мотивам неисполнения административных распоряжений о регистрации, а где таковое закрытие имело место – отменить немедля;

2) воспретить ликвидацию молитвенных помещений, зданий и проч. путем голосования на собраниях с участием неверующих или посторонних той группе верующих, которая заключила договор на помещение или здание;

3) воспретить ликвидацию молитвенных помещений, зданий и проч. за невзнос налогов;

4) воспретить аресты «религиозного характера», поскольку они не связаны с ярко контрреволюционными деяниями «служителей церкви» и верующих…

5) при сдаче помещений религиозным обществам и определении ставок строжайше соблюдать постановление ВЦИКа от 29/III-23 г.;

6) разъяснить членам партии, что наш успех в деле разложения церкви и искоренения религиозных предрассудков зависит не от гонений на верующих — гонения только укрепляют религиозные предрассудки, — а от тактичного отношения к верующим при терпеливой и вдумчивой критике религиозных предрассудков, при серьезном историческом освещении идеи бога, культа и религии и пр.;

7) ответственность за проведение в жизнь данной директивы возложить на секретарей губкомов, обкомов, облбюро, национальных ЦК и крайкомов лично.

ЦК вместе с тем предостерегает, что такое отношение к церкви и верующим не должно, однако, ни в какой мере ослабить бдительность наших организаций в смысле тщательного наблюдения за тем, чтобы церковь и религиозные общества не обратили религию в орудие контрреволюции.
Секретарь ЦК И. Сталин. 16/VIII-23 г.»

14 ноября 1936 года постановлением Комитета по делам искусств за глумление над Крещением Руси была запрещена пьеса Демьяна Бедного «Богатыри», поставленная в московском Камерном театре режиссёром Александром Таировым. В пьесе былинные богатыри выступали в роли жандармской охранки; Владимир Святой к концу спектакля принимал образ царя-держиморды. О том, что эта пьеса была запрещена не без указания Сталина, свидетельствует тот факт, что за несколько лет до этого (12 декабря 1930) в письме Демьяну Бедному Сталин подверг критике его уничижительные высказывания о русском народе. Сталин обращал внимание на то, что Бедный фактически изображает Россию как «сосуд мерзости и запустения», представляет «лень и стремление сидеть на печке, как национальную черту русских». Сталин назвал подобные высказывания Демьяна Бедного «клеветой на наш народ».

А вот окончательно Сталин отменит страшную ленинскую антицерковную директиву только 11 ноября 1939 года, оформив эту отмену решением Политбюро, адресованным лично руководителю НКВД Лаврентию Берии. В нём сказано:

«По отношению к религии, служителям русской православной церкви и православноверующим ЦК постановляет:

1). Признать нецелесообразной впредь практику органов НКВД СССР в части арестов служителей русской православной церкви, преследования верующих.

2). Указание товарища Ульянова (Ленина) от 1 мая 1919 года за N 13666-2 «О борьбе с попами и религией», адресованное пред. ВЧК товарищу Дзержинскому, и все соответствующие инструкции ВЧК-ОГПУ-НКВД, касающиеся преследования служителей русской православной церкви и православноверующих, ‑ отменить.

3). НКВД СССР провести ревизию осужденных граждан по делам, связанным с богослужительной деятельностью. Освободить из-под стражи и заменить наказание на не связанное с лишением свободы осужденным по указанным мотивам, если деятельность этих граждан не нанесла вреда советской власти.

4). По вопросу о судьбе верующих, принадлежащих иным конфессиям и находящихся под стражей и в тюрьмах, ЦК вынесет решение дополнительно».

При этом объяснить такое смягчение богоборческой ленинской политики какой-то сиюминутной политической выгодой в 1939 году уже невозможно. Общая линия на смягчение антицерковных репрессий просматривается в сталинской политике и в более ранний период. Так, 12 сентября 1933 года выходит секретное постановление ЦК № 1037/19, в котором говорится:

«В период с 1920 до 1930 годов в Москве и на территории прилегающих районов полностью уничтожено 150 храмов. 300 из них (оставшихся) переоборудованы в заводские цеха, клубы, общежития, тюрьмы, изоляторы и колонии для подростков и беспризорников. Планы архитектурных застроек предусматривают снос более чем 500 оставшихся строений храмов и церквей.

На основании изложенного ЦК считает невозможным проектирование застроек за счет разрушения храмов и церквей, что следует считать памятниками архитектуры древнего русского зодчества. Органы Советской власти и рабоче-крестьянской милиции ОГПУ обязаны принимать меры (вплоть до дисциплинарной и партийной ответственности) по охране памятников архитектуры древнего русского зодчества».

Кое-какие меры после этого и впрямь были приняты. И кое-что из того, что «комиссары в пыльных шлемах» не успели разгромить, было спасено. Но это, увы, было именно «кое-что», ‑ жалкие остатки, уцелевшие после вселенского антицерковного погрома…

Как утверждал один из ближайших сталинских соратников, Вячеслав Молотов, «Сталин не был воинствующим безбожником». Современным историкам хорошо известна собственноручная записка Вождя, в которой он даёт указание своим помощникам не присылать ему в личную библиотеку «никакой атеистической макулатуры». Незадолго перед смертью Молотов вспоминал: «Мы все трое были певчими в Церкви. И Сталин, и Ворошилов, и я. В разных местах, конечно. Сталин – в Тбилиси, Ворошилов – в Луганске, я – в своем Нолинске. Сталин неплохо пел. Ворошилов пел. У него хороший слух. Вот мы трое и пели «Да исправится молитва моя…» ‑ и так далее. Очень хорошая музыка, пение церковное».

В годы войны Сталин регулярно отвечал на телеграммы религиозных деятелей разных конфессий, рапортовавших ему о пожертвованиях в Фонд обороны. Эти телеграммы широко публиковались в газетах. К началу освобождения Украины, на территории которой в годы оккупации произошло бурное религиозное возрождение, Сталин лично продемонстрировал «заботу о верующих и духовенстве», приняв 4 сентября 1943 года руководство Московской Патриархии.
К Сталину в Церкви весьма неоднозначное отношение
С 1944 по 1948 год на территории СССР, где к началу Второй мировой войны оставалось, по разным данным, от 150 до 400 действующих приходов, были открыты сотни храмов и даже один монастырь — Троице-Сергиева лавра. Были зарегистрированы как «фактически действующие» и тысячи храмов, открытых самими верующими на оккупированных территориях; количество православных общин (включая «воссоединившиеся» униатские) дошло, по некоторым сведениям, до 22 тысяч. Подавляющая часть находившегося в лагерях духовенства, которой посчастливилось не быть расстрелянной в 1937—1938 годах, была освобождена из заключения.К Сталину в Церкви весьма неоднозначное отношение
4 сентября 1943 года Сталин принял митрополитов Сергия (Страгородского), Алексия (Симанского) и Николая (Ярушевича); в ходе беседы было принято решение об избрании Патриарха, открытии духовных учебных заведений; согласовано решение о создании органа для взаимодействия РПЦ с правительством — Совета по делам Русской православной церкви при СНК. В ответ на поднятую митрополитом Сергием тему о преследовании духовенства, о необходимости увеличения числа приходов, об освобождении архиереев и священников, находившихся в ссылках, тюрьмах, лагерях и о предоставлении возможности беспрепятственного совершения богослужений, свободного передвижения по стране и прописки в городах — Сталин тут же дал поручения «изучить вопрос». Он, в свою очередь, предложил Сергию подготовить списки священников, находящихся в заточении. 27 октября 1943 года Патриарх Сергий представил список из 26 имён (24 епископа, 1 архимандрит и 1 протоиерей). Из этого списка лишь один священнослужитель не был расстрелян — епископ Николай (Могилевский), но и он ещё более полутора лет оставался в заключении. В качестве резиденции Патриарху было предоставлено здание бывшей резиденции послов Германии в СССР (Чистый переулок, д. 5).

В ходе этой встречи Сталин неоднократно подчеркивал, что «Церковь может рассчитывать на всестороннюю поддержку правительства во всех вопросах, связанных с ее организационным укреплением и развитием внутри СССР». А в конце беседы, взяв митрополита Сергия (Страгородского) под руку, Сталин лично свел его по лестнице вниз и сказал на прощание: «Владыка! Это все, что я в настоящее время могу для Вас сделать». 

Спустя год, в 1944-м, Сталин принял делегацию Грузинской Православной Церкви. Позже иерархи вспоминали, что «ожидали найти его твердокаменным, суровым воплощением воли, а на самом деле они нашли раздвоенного человека, внезапно обнажившего перед ними душу и желавшего сделать для них все возможное». Кто знает, может, именно в этот момент внешним наблюдателям открылись сокровенные тайники сталинской души…

10 апреля 1945 года Сталин принял новоизбранного Патриарха Алексия, митрополита Николая и протопресвитера Н.Ф. Колчицкого. На ней шла речь прежде всего о задачах Патриархии в области международных отношений.
К Сталину в Церкви весьма неоднозначное отношение
19 апреля 1945 года состоялся приём Сталиным Генерального викария Эчмиадзинского Католикосата митрополита Геворга (Чеорекчяна). Сталин дал поручение оказать необходимую помощь Эчмиадзину в проведении церковного Собора; на письменное Обращение, которое включало в себя просьбы о возвращении верующим церковных зданий, имущества, реликвий, разрешении выезда церковных делегаций за границу и открытии банковского счета наложил резолюцию в одно слово: «Согласен».

Митрополит Вениамин (Федченков), в годы гражданской войны возглавлявший церковную иерархию в белой армии барона Врангеля, проживший вдали от России, в эмиграции, 27 лет, писал в своём дневнике: «Много раз вспоминал с добрым чувством сов. власть, и в частности Сталина. Прикладываю здесь даже его портрет из календаря. На обороте мне понравилась его «речь» ‑ из 10 словечек. Открытая душа, любящая народ, рабочих. Теплом на меня повеяло от этих слов»… Позже, уже вернувшись на Родину, он записал: «Я поминаю (и на проскомидии) и Иосифа Сталина, и Георгия Карпова, и нашего уполномоченного Никиту Смирнова, как заповедал апостол и как требует этого сердце мое».

А вот мнение о Сталине патриарха Александрийского Христофора: «Маршал Сталин является одним из величайших людей нашей эпохи, питает доверие к Церкви и благосклонно к ней относится…»

В общем, отношение к фигуре Сталина, в отличие от Ленина и Троцкого, которых считают "бесами во плоти", в Церкви весьма неоднозначное. Считается, что он много заблуждался в ранние годы, но в поздние годы своего правления полностью пересмотрел свое отношение к государственной религии, признавая ее необходимость. И едва ли сам не уверовал.

Конечно, при желании можно подобрать цитаты совсем иного свойства. Только стоит ли? Даже враги Генералиссимуса признавали таинственную, мистическую сложность его внутреннего мира. «Признаться, я не знаю, как все это непротиворечиво объяснить», ‑ пишет профессор Илизаров, пытавшийся понять Вождя, исследуя его многочисленные пометки на полях книг из личной сталинской библиотеки. 

А читал Сталин много и жадно. Объем его книжных интересов поражает. По собственному признанию в беседе с Шепиловым, он ежедневно читал до пятисот страниц! Память у Вождя с детства была великолепной. Ещё Максим Горький удивлялся, как, прочитав текст один раз, Сталин умел запомнить его наизусть!

Тематика сталинских книг широка и разнообразна. В его личной библиотеке значатся историки Геродот, Ксенофонт, П.Виноградов, И.Бельяминов, Д.Иловайский («Ха-ха-ха! Дурак Иловайский» ‑ помета Сталина на полях), К.Иванов, Н.Кареев, 12 томов «Истории» Карамзина, многотомная «История России с древнейших времен» С.Соловьева. Три книги Виппера: «Древняя Европа и Восток», «История Греции в классическую эпоху» и «Очерки истории Римской империи» буквально исчирканы пометами Вождя. Значатся в списке «История русской армии и флота», «Мемуары князя Бисмарка», дореволюционное издание книги А.Богданова «Краткий очерк экономической науки», многочисленные ленинские работы и, конечно, «Капитал» Маркса. (Хотя это сочинение, судя по всему, давалось Вождю с трудом – пометки есть только во вступлении к «Капиталу» и в конце, в выводах).

Читая многое и духовно питаясь многим, сам Сталин, похоже, точно знал только одно: вся его жизнь – это бесконечная борьба, непрестанная война с врагами тех идей, с противниками тех грандиозных планов, которые составляют единственный смысл его, сталинской, жизни. И эту религиозную жажду борьбы, эту повседневную готовность к смертельной схватке разделяли все его ближайшие сподвижники.

Упоминавшийся выше югославский коммунист Милован Джилас, пользовавшийся в 40-х годах особой симпатией и доверием Сталина, вспоминает: «Мир, в котором жили советские вожди, постепенно начинал представать предо мною в новом виде: ужасная, не прекращающаяся борьба на всех направлениях. И меня, исполненного восхищения, охватывало головокружительное изумление при виде воли и бдительности, не покидавших их ни на мгновение. Это был мир, где не было иного выбора, кроме победы или смерти».

Джилас не раз бывал на знаменитых сталинских ужинах, продолжавшихся всю ночь напролёт и заканчивавшихся лишь под утро. Туда Вождь приглашал только самых близких, самых верных. Тем интереснее для нас наблюдения молодого югослава:

«В просторной, без украшений, но отделанной со вкусом столовой на передней половине длинного стола были расставлены разнообразные блюда в подогретых и покрытых крышками тяжелых серебряных мисках, а также напитки, тарелки и другая посуда. Каждый обслуживал себя сам и садился куда хотел вокруг свободной половины стола. Сталин никогда не сидел во главе, но всегда садился на один и тот же стул: первый слева от главы стола. К Сталину в Церкви весьма неоднозначное отношениеКартина Малькова «Заздравный тост за русский народ», 1949 год.

Выбор еды и напитков был огромным – преобладали мясные блюда и разные сорта водки. Но все остальное было простым, без претензии. Никто из прислуги не появлялся, если Сталин не звонил, а понадобилось это только один раз, когда я захотел пива. Войти в столовую мог только дежурный офицер. Каждый ел, что хотел и сколько хотел, предлагали и понуждали только пить – просто так и под здравицы. Бывать на этих ужинах считалось особой честью.

Такой ужин обычно длился по шести и более часов – от десяти вечера до четырех-пяти утра. Ели и пили не спеша, под непринужденный разговор, который от шуток и анекдотов переходил на самые серьезные политические и даже философские темы.

На этих ужинах в неофициальной обстановке приобретала свой подлинный облик значительная часть советской политики, они же были и единственной роскошью в однообразной жизни Сталина».

Тот Сталин, которого увидел на этих застольях допущенный в «ближний круг» Джилас, оказался весьма далёк от традиционного образа, канонизированного советской пропагандой.

«Он мало или вовсе ничего не говорил о партиях, о коммунизме, о марксизме, но очень много о славянах, о народах, о связях русских с южными славянами и о геройстве, страданиях и самопожертвовании Красной Армии. Слушая всё это, я был потрясен и оглушен…

Однажды Сталин без подробных обоснований изложил суть своей панславистской политики: «Если славяне будут объединены и солидарны – никто в будущем и пальцем не шевельнет. Пальцем не шевельнет!» – повторял он, резко рассекая воздух указательным пальцем. В какой-то момент он встал, подтянул брюки, как бы готовясь к борьбе или кулачному бою, и почти в упоении воскликнул: «Война скоро кончится, через пятнадцать-двадцать лет мы оправимся, а затем – снова

Что-то жуткое было в его словах: ведь ужасная мировая война ещё шла…»

Милован Джилас. «Беседы со Сталиным.»

Он был провидцем в этом случае.

https://rusprav.tv/pochemu-russkie-lyubyat-stalina-br-i-chast-vtoraya-stalin-kak-pomazannik-bozhij-89457/

https://rovego.livejournal.com/8803201.html

Картина дня

наверх