Жизнь - театр

462 подписчика

Последние комментарии

  • Alexandr Shishkan
    Настороженное отношение части поляков к СССР существовало ещё тогда, в книге есть очень интересный эпизод (глава 34),...Четыре танкиста и собака
  • Николай Берлизов
    Неплохой в целом материал.  Вот только интересно, почему из поста в пост об этом великолепном фильме гаденькая сентен...Четыре танкиста и собака
  • Татьяна Толстова
    🐕 Очаровательные у нас друзья!Лучший собачий фотограф 2019

Валентин Александрович Серов. 30 портретов и история их создания, ч.2

Серов В.А. Портрет итальянского певца Анджело Мазини 1890

В живописи каждого портрета можно найти аналогию в искусстве прошлых эпох, как если бы художник перевоплощался согласно своему представлению о модели: "Этого человека мог бы написать Веласкес - я напишу его, как Веласкес".

Именно так, "под Веласкеса", Серовым был написан портрет итальянского певца Анджело Мазини.

Несколько утомленный, слегка капризный, вальяжный артист, одетый в черное, как аристократы на полотнах старых мастеров, снисходительно позирует молодому художнику.

Серов В.А. (1865-1911) Портрет Э.Л.Нобеля (1859-1932) 1909 г. Картон, масло, 40.5 x 31.5 см

Частное собрание Петра Авена

Эммануил Людвигович Нобель - предприниматель, меценат, благотворитель.

Серов В.А. Портрет М.Н. Акимовой. 1908 Холст, масло. 74х62

"Портрет Акимовой" был написан Валентином Серовым в 1908 году. Он находится в Национальной галерее Армении.

На картине изображена женщина с бледным лицом и армянскими чертами лица Мария Николаевна Акимова (Акимян). У нее была весьма непростая судьба: выйдя замуж, почти сразу овдовела – муж, заядлый картежник и мот, бросился ночью в воду и утонул. Мария Николаевна осталась в когтистых лапах кредиторов. И только, второй раз выйдя замуж, она обрела своё счастье, как оказалось, недолгое.

В 1908 году, когда Акимова позировала Серову, был как раз тем периодом счастья, когда все её злоключения были уже позади. Но, к сожалению, жить Марии Николаевне оставалось совсем немного – переживания привели к болезням, а те понемногу надломили ее. Вскоре она умерла.

Серов полностью прочувствовал непростую судьбу своей модели. Живописность, контрастность – говорят о той фанатичной увлеченности, с которой художник работал над портретом. Показав публике картину на выставке в Союзе художников, Серов поразил многих своих современников. Все отмечали индивидуальность, великолепно прорисованные черты лица, которые отражают усталость души, некую измученность.

Многие искусствоведы сходятся во мнении, что "Портрет Акимовой" был написан на стыке двух жанров – это уже не реализм в общепринятом значении, но и не импрессионизм с его мерцанием и контрастами. Серов действительно вышел за рамки стилей – и поэтому написал шедевр.

За ним последовали портреты Мартироса Сарьяна, Иды Рубинштейн и многих других.

В искусстве наступало новое время, двадцатый век, столь богатый течениями живописи, набирал обороты.

Серов В.А. (1865-1911) Портрет Г.Л.Гиршман (1885-1970). 1911г. Картон, пастель 96х76см. ГТГ

Генриетта Леопольдовна, урождённая Леон, жена предпринимателя и мецената Владимира Осиповича Гиршмана (1867-1936).

Константин Андреевич Сомов (1869-1939) вспоминает :

«Замечательно милая женщина... чем больше ее видишь, тем больше ее ценишь, простой, правдивой, доброжелательной, не гордой, и, что совсем странно при ее красоте, совсем не занята собой...».

Он находил ее «умной, образованной, культурной, простой и скромной, без замашек богатых выскочек, и очень симпатичной».

Серов В.А. (1865-1911) Портрет Г.Л.Гиршман. 1907г. холст, масло ГТГ

Один из лучших светских портретов Серова.

Серов В.А. (1865-1911) Фрагмент портрета Г.Л.Гиршман. 1907г. ГТГ

В зеркале можно разглядеть отражение художника — это единственная работа Серова, где воссоздан диалог мастера и модели.

Сопоставляя убежденную в своей неотразимости модель и собственное едва заметное отражение, Серов размышляет о различных системах ценностей, в которых живут художник и героиня его портрета

Серов В.А. (1865-1911 ) Мария Фёдоровна Якунчикова.1888 год. 136 х100 мм. Масло, холст. Художественный музей, Мальмё
Подарок Malmö konstmuseum от частного коллекционера 1962.

Серов В.А. Портрет Л.А. Мамонтовой. 1884 Холст, масло. 57х45

Мир детства стал одной из важных тем творчества Валентина Серова. Портреты детей - это портреты-характеристики, они насыщены напряженным лиризмом и какой-то удивительной гармонией. В них читается глубокое и серьезное проникновение в душу ребенка, умение разглядеть его чувства и переживания: грусть и радость, тревогу и безоблачное счастье.

Серов В.А. (1865-1911) Портрет Прасковьи Мамонтовой. 1889. Продан на Sotheby’s, Лондон, 26 ноября 2012 за $1,9 млн.

Прасковья - дочь русского издателя Анатолия Мамонтова и кузина Веры Мамонтовой, изображенной на полотне Серова «Девочка с персиками».

Серов В.А. (1865-1911) Девочки Н.А. и Т.А. Касьяновы, 1907г. Бумага серая на картоне, уголь, мел, сангина.  86 x 68

Помимо этой картины художником был написан портрет самого Касьянова.

Александр Васильевич Касьянов (1851-1925), судя по тем немногочисленным сведениям, которые уда­лось найти, был личностью незаурядной. Московский коммерсант, пайщик основанной И. Я. Чуриным торго­вой фирмы «Чурин и Ко», действовавшей на Дальнем Востоке и в Маньчжурии. 

Трудовой коллектив фир­мы в период расцвета начитывал несколько тысяч работников, а служба в ней считалась очень пре­стижной, что позволяет судить о масштабе данного коммерческого предприятия. Как и многие другие видные предприниматели того времени, Касьянов за­нимался благотворительностью и был неравнодушен к искусству, коллекционировал произведения живопи­си. 

Известно, что после большевистской революции Касьянов уехал в Китай. Он нашёл пристанище в Хар­бине, куда стекалось множество русских эмигрантов. Здесь он провёл последние годы своей жизни.

Серов В.А. Портрет А.В.Касьянова. 1907 год. Холст, масло. 89 x 72 см.Томский областной художественный музей.

Б.М.Кустодиев, другой знаменитый русский ху­дожник, современник В. А. Серова, в частной пере­писке дал высокую оценку данной работе: «За портрет Касьянова или Гиршмана я отдал бы все ранние его портреты. В лучших портретах Серова характерное доведено до вершины».

После революции 1917 г. «Портрет А. В. Касья­нова» некоторое время хранился в Третьяковской галерее, но затем по распоряжению советских властей был передал в Томский областной художественный музей, где картина находится и в настоящее время.

Серов В.А. (1865-1911) Портрет С.В.Олсуфьевой (1884-1943ум.в закл.). 1910г. Бумага, уголь, гуашь, мел. ГМИИ, 107 × 82. Музей изобразительных искусств имени А. С. Пушкина.

Софья Владимировна, урожденная Глебова (1884-1943), внучка князя Николая Петровича Трубецкого. Была замужем за Юрием Александровичем Олсуфьевым.

«Юрию... хотелось, чтоб я была изображена в черном бархатном платье. Серов пришел, посмотрел исподлобья, попросил переменить несколько раз позу и сказал, как отрезал: «Вы не привыкли в бархате ходить. Надо другое платье».

А я и правда не любила богатых платьев. Выбрал он композицию совершенно случайно... Было свежо, я сидела дома одна, в сереньком будничном платье, накинула на плечи теплый шарф. Неожиданно вошел Серов:

«Вот так и буду вас писать.Это лучшее, что можно выбрать...»

Я подошла погреться к печке... и положила руки на теплые изразцы. Серов... быстро стал делать наброски, и сколько мы с ним ни спорили, настоял на своем и выбрал эту позу».

Серов В.А. (1865-1911). Портрет А.С.Пушкина (1799-1837)1899 г. Всероссийский музей А.С. Пушкина

Серов В.А. (1865-1911) Портрет А.П.Чехова (1860-1904). Бумага, акварель,1902г

Обычно, начиная работу над портретом, Серов долго «обхаживал» свою модель, наблюдая ее в жизни. В случае с Чеховым художник сразу принялся за работу, так как писатель в последние годы жизни редко бывал в Москве.

Серову очень не хотелось откладывать сеансы до весны. Поэтому он решил немедленно отправиться к Чехову, чтобы сделать с него хотя бы беглую зарисовку. Предварительно он послал Чехову свою визитную карточку с припиской: «Многоуважаемый Антон Павлович. Получил я Ваше письмо и решил просто с карандашом и бумагой прийти завтра к 10 часам утра, быть может, Вы сможете уделить мне часа полтора». Однако и этот сеанс не удался. Несколько сеансов всё же состоялось до 11 декабря 1900 года. Достоверных данных о том, что Чехов позировал Серову впоследствии, не сохранилось.

И. Э. Грабарь вспоминал:

«Серов не довольствовался одним лишь рисованием с натуры, рисуя много по памяти. Он обладал редчайшей способностью до иллюзии восстанавливать в своём воображении облик человека. <…>

Только однажды ему удалось получить несколько коротких сеансов для акварельного рисунка с <…> Чехова, и оно сделал с него портрет проникновенной психологической глубины, чему немало способствовало отсутствие на лице пенсне, всегда извращающего естественный взгляд человека».

И. С. Зильберштейн полагал, что этот рисунок Серов рассматривал как один из подступов к будущему большому портрету. Сохранилось интересное воспоминание М. П. Чеховой. На ее вопрос: «Как у Вас идет работа над портретом Антона Павловича?» Серов ответил:

«Ну какой же это портрет? Портрет большой, настоящий я только собираюсь писать».

Сам Серов, как свидетельствует художник Н. П. Ульянов, находил свой набросок «не совсем удачным». Портрет хранился у сестры писателя М.П. Чеховой. Он стал одним из первых экспонатов чеховской коллекции, переданных ею для музея А. П Чехова в Москве.

В связи с созданием в 1934 году Государственного литературного музея в числе многих других материалов этот портрет вошёл в собрание ГЛМ. Копия портрета представлена в отделе ГЛМ «Дом-музей А. П. Чехова», оригинал хранится в фондах.

Серов В.А. (1865-1911) Портрет Н.С. Лескова (1831-1895). 1894г. ГТГ

Кн. Дмитрий Петрович Святополк-Мирский (1890-1939), литературовед, критик, публицист:

Николая Семёновича «Лескова русские люди признают самым русским из русских писателей и который всех глубже и шире знал русский народ таким, каков он есть».

Серов В.А. (1865-1911) Портрет В.В. Матэ (1856-1917). офорт 1899 г. ГРМ, КМИИ

Калужский музей изобразительных искусств (КМИИ) расположен с 1969г. в главном здании одногоиз красивейших ансамблей XIXв. – усадьбе Якова Ивановича Билибина (1779-1854). В настоящее время музей хранит более десяти тысяч произведений живописи, графики, скульптуры и декоративно-прикладного искусства. Более двухсот из них экспонируются в залах древнерусского, русского и западноевропейского искусства. Работы Валентина Александровича Серова (1865-1911) представлены в музее карандашными рисунками на бумаге и офортами.

Серов В.А. (1865-1911). Басни Крылова. Иллюстрации. 1895-1911гг.

Серов был замечательным рисовальщиком животных. Детская страсть видеть и рисовать зверей в зоологическом саду осталась у художника на всю жизнь. Талант художника-анималиста нашел своё воплощение в иллюстрациях к басням Ивана Андреевича Крылова (1769-1844): знание повадок животных, наблюдение над их особенностями и даже «минами», помогли Серову создать листы станковой графики, впитавших в себя суть басен.

Волк и журавль

Жравль свой нос по шею

Засунул к Волку в пасть и с трудностью большею

Кость вытащил и стал за труд просить.

«Ты шутишь! - зверь вскричал коварный,

- Тебе за труд? Ах ты, неблагодарный!

А это ничего, что свой ты долгий нос

И с глупой головой из горла цел унес!

Поди ж, приятель, убирайся,

Да берегись: вперед ты мне не попадайся.»

Волк и пастухи

Волк, близко обходя пастуший двор

И видя, сквозь забор,

Что, выбрав лучшего себе барана в стаде,

Спокойно Пастухи барашка потрошат,

А псы смирнехонько лежат,

Сам молвил про себя, прочь уходя в досаде:

«Какой бы шум вы все здесь подняли, друзья,

Когда бы это сделал я!»

«Он [Серов] долго стоял перед ней, пристально ее рассматривая и не говоря ни слова. Потом махнул рукой и сказал, не столько мне, сколько в пространство : Написал вот эту вещь, а потом всю жизнь, как не пыжился, ничего уже не вышло, тут весь выдохся». Игорь Эммануилович Грабарь (1871 - 1960)

Девушка, освещённая солнцем (о Марии Симанович)

Она все равно оставила бы свое имя в истории — как талантливый скульптор, как писательница, как мать нобелевского лауреата.

Но вряд ли знала бы и любила ее вся Россия, если бы Валентин Серов не написал ее портрет, известный всем как "Девушка, освещенная солнцем".
Этот портрет еврейской девушки часто используется для иллюстрации статей о «тургеневских барышнях», о национальном русском женском характере, его печатают на календарях и даже на конфетных коробках, так что в лицо ее знают все, а вот имя ее известно не всем. Девушку звали Маша Симонович и была она двоюродной сестрой художника.

Маша обречена была стать незаурядной личностью, потому что родилась в необыкновенной семье, необыкновенными людьми были ее родственники и друзья. И ее мать не могла не воспитать прекрасных детей.
Родителями Машиной мамы — Аделаиды Семеновны Бергман — были почтенные еврейские торговцы колониальными товарами, но она и ее младшая сестра Валентина мечтали о высшем образовании и творческой работе. 

Валентина училась в консерватории, увлеклась, как это часто бывает, своим немолодым уже учителем — композитором Александром Серовым.

В 17 лет она вышла за него замуж и родила сына Валентина, ставшего потом знаменитым художником.
Валентина Семеновна рано овдовела, она сочиняла музыку, стала первой в России женщиной-композитором и написала оперу, которую поставили в Большом театре.

 Кроме того, она увлекалась идеями Чернышевского и народников, устраивала народные театры и коммуны, словом, ей было не до сына. Вторую семью Тоша, как звали родные будущего живописца, нашел в доме тетки Аделаиды.
Аделаида Семеновна сначала выдержала экзамен на звание домашней учительницы, потом попыталась поступить в Московский университет, но из этого ничего не вышло. И она вместе с мужем, да, она уже вышла замуж за детского врача и педагога Якова Мироновича Симоновича, уехала в Швейцарию. 

Там она окончила университет и вернулась в Россию, чтобы положить начало детскому дошкольному воспитанию.

Серов В.А. (1865-1911) Девушка, освещённая солнцем. 1888г. Холст, масло.89 x 71см. ГТГ

Ей было 22 года, когда она открыла первый в России детский сад и начала издавать журнал с таким же названием: «Детский сад».

Она писала книги, ездила с мужем в Лондон, чтобы пообщаться с Герценом, в общем, не имела ничего общего с обычной домохозяйкой. Между тем у нее было пятеро детей, да еще сирота Леля Трубникова, да племянник…
Маша была старшей из четырех сестер, с ней, своей ровесницей, Валентин и сдружился.

«Ты вот да Надя (Лелю я не знаю), — пишет он Маше, — первая простая девочка, с которой можно говорить по душе».

Валентин нарисовал восемь портретов Марии, первый, когда им было по четырнадцать лет.
С Машей Валентина связывало и увлечение искусством — она хотела стать скульптором, скульпторкой, как тогда говорили.

Антокольский ее хвалил. Знаменитый портрет Маши «Девушка, освещенная солнцем» Валентин напишет в 1888-м, а пока он веселится с кузинами, знакомит с ними своих друзей по Академии художеств — Владимира Дервиза и Михаила Врубеля.
В доме Симоновичей сразу возникла атмосфера романтики. Серов увлекся Лелей Трубниковой, Дервиз — Надей, а Врубель — Машей.

В один из вечеров Врубель сделал ее карандашный портрет и тут же подарил его ей. Потом Михаил Александрович написал ее Тамарой в «Демоне», потом Офелией…  Но их отношения так и остались только флиртом. А вот две другие пары соединились навек.

Барон Владимир фон Дервиз принадлежал к богатой семье, в деньгах себя не стеснял и, женившись на Наде, купил в Тверской губернии живописное имение Домотканово. Теперь вся веселая компания друзей-родственников — Дервизы, Симоновичи, Серовы — собиралась в Домотканове. Рисовали, музицировали — Надя была отличной пианисткой, ставили спектакли, гуляли. Здесь-то и возникла у Серова идея картины.

«Однажды Серов искал себе работу и предложил мне позировать, — вспоминала Мария. — После долгих поисков в саду, наконец, остановились под деревом, где солнце скользило по лицу через листву. Задача была трудная и интересная для художника — добиться сходства и вместе с тем игры солнца на лице. Помнится, Серов взял полотно, на котором было уже что-то начато, другого полотна под рукой не оказалось.

«Тут будем писать», — сказал он. Сеансы происходили по утрам и после обеда — по целым дням, я с удовольствием позировала знаменитому художнику, каким мы его тогда считали, правда, еще не признанному в обществе, но давно признанному у нас в семье… Мы работали запоем, оба одинаково увлекаясь, он — удачным писанием, я — важностью своего назначения».

Как только портрет был закончен, Маша уехала в Петербург — ей пора было на занятия в школу Штиглица, где она занималась скульптурой. За позирование Серов подарил своей натурщице три рубля. Оба были бедны, для обоих это были приличные деньги.
Через некоторое время Маша уехала в Париж.

Говорила, что совершенствуется там в скульптуре, но когда Серов приехал на открывшуюся в Париже Всемирную выставку, ему стало ясно, что держит кузину во Франции. Ее избранник Соломон Львов жил в России, но за участие в студенческих волнениях был сослан в Олонецкую губернию, откуда бежал за границу. В Париже Львов получил образование, стал известным врачом-психиатром.

…Портрет Валентина Серова «Девушка, освещенная солнцем» приобрел для своей галереи Третьяков, а через 50 лет в Париже история с портретом получила для Маши интересное продолжение.

В письме сестре Нине она рассказала, что пришел к ним знакомый, инженер, тоже русский, стал играть в шахматы с Соломоном Константиновичем, а сам все поглядывал на висевшую на стене репродукцию «Девушки, освещенной солнцем».

Потом спросил: «Чей это портрет?» — «Моей жены», — ответил Соломон Константинович. Гость крайне удивился.
– Я очень изменилась? — спросила Мария.
Гость ответил:
– Глаза те же.

И рассказал, что девушка с портрета была его первой любовью, что чуть ли не каждый день он ходил в Третьяковку и любовался ею. И вот теперь наконец встретил свою мечту… Уходя, он сказал: «Благодарю вас за глаза». И поцеловал ей руку.

Через несколько лет Маша, уже Львова, приехала погостить к родным, и тогда, тоже в Домотканове, Серов написал еще один ее портрет.

Портрет вышел красивый, «импрессионистский», его колорит оживлял небольшой букет полевых цветов в левом нижнем углу холста.

Племянница Маши, художница Мария Фаворская, дочь Нади Дервиз, вспоминала: «Эти цветы мы с сестрой набирали каждое утро свежими. Но смотреть, как пишется портрет, мне не пришлось. Тоша безжалостно выгонял нас, когда брал кисти в руки».

Серов В.А. (1865-1911) Портрет М.Я.Львовой (1864-1955)1895г. Масло на холсте. Музей д’Орсе, Париж.
Это полотно завершило серию серовских портретов Марии.

Знаменитый художественный критик Стасов написал о нем: «Серов, все идущий в гору и уже начинающий достигать совершенства, представил… замечательно изящную молодую женщину… Судя по взгляду, выражению, всей внешней обстановке вокруг нее, она предана науке, знанию, она любит и умеет серьезно заниматься делом и посвящает ему всю жизнь. Серов умеет талантом выражать все это, всю истинную натуру и характер человека».

Маша вернулась в Париж и увезла портрет с собой. А потом закончилась и радостная жизнь в Домотканове. Умерла, молодой еще, Надя, потом — Валентин Серов.

Октябрьская революция разметала и погубила обитателей и гостей счастливого имения.
Шестьдесят лет хранила Маша письма и рисунки своего кузена. А за несколько недель до Второй мировой войны, словно предчувствуя беду, переслала их в дар Третьяковской галерее. Она хотела, чтобы ее последний портрет тоже хранился в России.

Но ее сын — микробиолог, лауреат Нобелевской премии Андре Мишель Львов — после смерти матери передал его в парижский музей Д’Орсэ.

Когда началась Вторая мировая война, Маша писала в Россию: «Дорогие сестры, это мое последнее письмо, может быть. Вся Франция на дорогах, бежит — пешком, на велосипедах, даже на похоронных дрогах — до того давление немцев велико. Мы окружены справа, слева и с севера, я, думаю, буду расстреляна как довольно пожившая. Что же Россия не приходит к нам на помощь?.. Шум адский со всех сторон. Это конец света. Прощайте, Мари».

Но Мария Львова, девушка, освещенная солнцем, уцелела в оккупированной Франции. Она дожила до девяноста лет и скончалась в Париже в 1955 году.

Автор Татьяна БАСОВА.

Часто, уже сочинив композицию и даже почти закончив портрет, на взгляд заказчика удачный, Серов мог вдруг, что называется, ни с того ни с сего стереть живопись или порвать рисунок и начать все сначала. Об этом свидетельствуют столь многие  мемуаристы, что такой образ действий Серова трудно назвать случайным.

"Вдруг приходит Серов (ему оставалось доделать что-то в фоне), берет портрет и все счищает и стирает" (Олсуфьева). 

"Серов посмотрел на меня, на рисунок, потом спросил: "Вам нравится?", а когда я ответил: "Да, очень", он вдруг разорвал его на мелкие кусочки. Я ахнул. Мне было жалко рисунка, потому что он показался мне очень верным" (Василий Качалов).

"После того, как портрет был вчерне готов, Валентин Александрович вдруг встал, отошел на несколько шагов, посмотрел на него, а затем, не задумываясь, разорвал его на мелкие кусочки" (Зинаида Ратькова-Рожнова).

В этом, прежде всего можно увидеть строгого к себе мастера, не желавшего, чтобы видели его неудачи или профессиональную кухню. Но, по-видимому, мучительно долгий и для художника и для модели процесс создания портрета заключался для Серова не только и даже не столько в том, чтобы правдиво запечатлеть натуру.

"У меня проклятое зрение, я вижу всякую мелочь, каждую пору на теле. Это гадость", - жаловался Серов своему ученику Николаю Ульянову. "У меня аппарат фо-то-гра-фический... Глаз дрянной! Да-с!", - говорил он и Кузьме Петрову-Водкину.

Казалось бы, подобная зоркость, при наличии мастерства, должна восприниматься художником как дар, а не как несчастье. Но Серов, по собственному признанию, каждый портрет начинает так, словно занимается живописью "со вчерашнего дня".

"Надо было ему ехать к кн. Орловой на последний сеанс, и как Серов волновался! - вспоминал Дмитрий Философов, товарищ Серова по "Миру искусства". 

- Казалось бы, что ему? Сотый портрет кончает, не новичок, а общепризнанный мастер, однако он волновался, как мальчик, уверял, что ему нездоровится. Мы с Матэ над ним подтрунивали. Наконец он улыбнулся и сказал мне: - Когда на сеанс иду, каждый раз думаю, что нездоров! Уж, кажется, мог бы привыкнуть, а вот поди же!"

Получается, что Серов все время ждал каких-то "сюрпризов", неожиданностей, возникающих при работе над портретами. Но чего-то неожиданного он вряд ли мог ожидать от моделей, досконально им изученных (и измученных). 

Серов изучал, наблюдал, допытывал уже не натуру, в которой и без того сразу видел "каждую мелочь", а живопись, независимо от натуры меняющуюся с каждым движением кисти и словно живущую собственной жизнью.

В сфере изобразительного искусства Серов был как бы естествоиспытателем, но именно в качестве художника, чья пытливость направлена на постижение "естества", природы искусства и художественности. 

"Формулы натуры иные, чем формулы живописи, - произнес он однажды, - и только в формулах, присущих живописи, полная ее выразительность... И это... это только и есть искусство".

Источники- более 12 самых различных сайтов, из каждого что-то взято.

Привожу только четыре источника, откуда почерпнута информация, самая основная, так как все 12 указать слишком длительно, да и брала я там то фразу, то абзац...

И, конечно, много прекрасных и всем хорошо знакомых портретов не вошли в этот пост, ибо всё невозможно за один раз отобразить...

https://tksu.ru/upload/iblock/8fb/Tvorchestvo-Serova-i-Kaluz...

http://valentin-serov.ru/

https://www.liveinternet.ru/users/2496320/post455302116/

http://galerieserge.ru/2018/10/31/%D0%B4%D1%80%D1%83%D0%B7%D...

Популярное

))}
Loading...
наверх