Светлана Митленко предлагает Вам запомнить сайт «Жизнь - театр»
Вы хотите запомнить сайт «Жизнь - театр»?
Да Нет
×
Прогноз погоды

Шекспир "весь мир - театр" сказал. Он явно в цирке не бывал

«Не будет стыда за меня». Как Герой Советского Союза стал монахом

развернуть
«Для военного это естественно – быть на войне, когда идёт война», – говорит Герой Советского Союза Валерий Бурков.
1080-1
В 1984-м он, старший лейтенант, добровольно отправился в Афганистан, где незадолго до этого погиб его отец. А в прошлом году, к удивлению многих, Валерий Бурков, будучи полковником в отставке, принял монаше­ский постриг.

Обещание отцу

…Когда в горах Афганистана 27-летний Валерий получил ранение, первая мысль была: «Как мама это переживёт? Недавно погиб отец. А теперь вот сын между жизнью и смертью». Несчастье случилось в Пандж­шерском ущелье, где годом ранее свой последний подвиг совершил его отец, полковник Анатолий Бурков, посмертно награждённый орденом Красной Звезды. «Тогда был сбит наш вертолёт огневой поддержки Ми-24, и надо было срочно спасать экипаж. Вертолёт, в котором находился отец, оказался ближе всех, и он дал команду снижаться. На высоте 200 м их подбили «духи», – рассказывает Валерий. – Батя дал возможность первым покинуть машину членам экипажа, а когда выпрыгивал сам, взорвались бензобаки, он загорелся, как факел, на глазах однополчан». Отец Валерия словно предвидел смерть, своему брату незадолго до гибели написал письмо в стихах. Там были строки: «Я горел, и горю, и сгораю. Но не будет стыда за меня…»
1080-1
Старлей В. Бурков накануне Афганистана.

Последний раз они виделись в 1981 г. и договорились – Валера тоже приедет служить в Афганистан. Но этому помешал внезапный туберкулёз. И своё обещание он выполнил уже после гибели отца. Из-за перенесённой болезни Буркову-младшему, лётчику-штурману, полёты были временно запрещены, и он отправился в Афганистан в качестве авиационного наводчика. Новым военным ремеслом овладевал уже на месте. С 23-килограммовой рацией за плечами каждый день ходил «по краю лезвия» на передовой. Пока однажды у него под ногами не взорвался камень, под который душманы спрятали мину.
Оторванные ноги ныли, но по-настоящему боли еще не было. Пришли вертушки. Места на пятачке под посадку было впритык — ровно столько, чтобы шасси в пропасть не скользили. Посадить машины летчики сами не могли, и Бурков без ног руководил посадкой — сидя на камне, показывал пальцем летчику — это колесо зависает… теперь это… Авианаводчиком был до последней секунды своей войны. Кое-как сели. Вынесли носилки, положили. Когда тащили к вертолету, появилась боль. Левая нога висела на мышце, от шага солдат стала перекручиваться и цепляться за камни. Чтобы оградить её от ударов, Валерий Бурков выставил вперед правую, из которой торчала кость. Так и прикрывал оторванной ногой… И потом, когда поднимали в вертолет по лестнице, нога тоже цеплялась за ступеньки, но прикрыть её он уже не мог. Вот тут боль пришла уже по-настоящему.

— Загрузили, подсел прапорщик — имя, фамилия. Закурили. Он говорит: "Эх, как же тебя угораздило-то…" И тут мне так стало обидно — одна-единственная мина, зараза, и я на неё…
Ближе всего был Баграм, но повезли Буркова не туда, а в медсанбат под Кабулом. Оказывается, за ходом операции по радио следил командующий ВВС генерал Колодий.
— Мне Сашка Порошин рассказывал, он как раз на КП дежурил. Генерал Колодий сидел вместе с генерал-полковником Мадяевым. И командующий вспомнил — есть у меня наводчик Бурков, у него отец как раз здесь же погиб, я ему сегодня последний раз на операцию разрешил идти. И вот только он закончил эту фразу, в эфире появляется: ранен Бурков…
Колодий и отыскал специально для Буркова лучшего в Афгане хирурга-травматолога.
— Про него так говорили: "Если Кузьмич скажет, что надо голову отрезать, а потом пришить — без проблем, Кузьмичу верь". Чем-то он мне напомнил Феликса Эдмундовича. И мне почему-то так стало спокойно… И я вырубился.
Потом мне сказали, что во время операции я три раза был в состоянии клинической смерти. Тогда об этом не говорили, и я ничего об этом не знал, но все равно запомнил — темнота вокруг, словно тоннель, и свет в конце.
Очнулся он утром. Откинул одеяло — остатки ног в гипсе. Его ног, которых больше не было.
— Но я тогда не сломался, сумел зацепиться за жизнь. Уже не думал — как такое могло случиться, как я буду жить дальше. У меня только один образ был — я теперь как Маресьев! Я ведь тоже летчик, чем я хуже? Рукой махнул — а, думаю, и хрен с ними. Новые сделаю! И сделал…
Он опять улыбается.
Вставать на ноги было мучительно тяжело. Даже просто посидеть полчаса в протезах — ноги начинали ныть. Приходилось садиться, отдыхать. Тогда он понял — так он будет вставать на ноги бесконечно долго. Надо поставить себя в ситуацию, когда хошь не хошь, а иди. И он уехал в Питер в клинику Илизарова — один и провел на ногах почти сутки.
— Ноги были просто деревянные. И наступил момент, когда я встал посреди улицы и не мог сделать уже ни шагу. Надо сесть. А где? Ни лавочки, ничего. И я пошел дальше... И вот так, шаг за шагом, я научился ходить заново.

«Не будет стыда за меня». Как Герой Советского Союза стал монахом
В медсанчасти под Кабулом ему отняли обе ноги до колен, спасли правую руку, которую тоже могли отрезать. Когда Валера отбросил больничную простынку и увидел два забинтованных обрубка, вспомнил героя Великой Отечественной войны Алексея Маресьева. «И сразу мысль в голове: «А чем я хуже Маресьева? Он смог жить и летать без ног, и я смогу!» И больше – никаких рассуждений: «Что я, такой бедненький-несчастненький, буду делать?» Валерия собирались представить к званию Героя Советского Союза, но он отказался: «Главной наградой будет вернуться в строй».

Костылями он ни разу так и не воспользовался. Учился ходить на протезах, держась за инвалидную коляску. Спустя полгода уже играл в волейбол, катался на велосипеде, а через год после ранения вернулся на службу. Просился в Афгани­стан. Не пустили. Мог служить в лётных частях. Поднимался в небо за штурвалом. Но вовремя понял, что должен передать другим опыт, полученный на войне в качестве авианаводчика. Написанным им учебником по этой дисциплине и сегодня пользуются наши офицеры в Сирии.

Как и Маресьев, без ног он не только летал, но и танцевал. С Ириной познакомился в подмосковном Монино в кафе. Пригласил приглянувшуюся девушку на танец. Она отнеслась к кавалеру прохладно. Но, когда на следующий день Валера в кафе не появился и кто-то рассказал Ирине, что он на протезах в кровь стёр ноги, она была потрясена. Потом Ирина признается, что именно в тот момент поняла: он и есть её мужчина. Свадьбу сыграли в 1986 г. Сын Андрей родился в 1987 г.

А в октябре 1991 г. Бурков всё-таки получил звание Героя Советского Союза, Горбачёв подписал указ о награждении. «Сказать, что для меня это было неожиданностью – ничего не сказать. До сих пор загадка, кто же реанимировал моё представление к Герою». В отставку Валерий вышел полковником через 13 лет после ранения.
1080-1
С женой Ириной и сыном Андреем, 1987 г.

«Не будет стыда за меня». Как Герой Советского Союза стал монахомПосле распада СССР звание «Герой Советского Союза» было упразднено. Вместо него 20 марта 1992 года в России было учреждено звание «Герой Российской Федерации», также присваиваемое за выдающиеся подвиги.

Указом Президента РФ от 28 августа 1992 года № 1006 он был назначен советником Президента Российской Федерации по вопросам социальной защиты лиц с ограниченными возможностями здоровья. Проработал на этой должности до 17 декабря 1993 года.

В 1994—1998 годах — слушатель Военной академии Генерального штаба.

В 2003 году возглавлял избирательный список партии «Русь», членом Президиума Политсовета которой он являлся, на выборах депутатов Государственной Думы IV созыва. На выборах Государственной Думы V созыва в 2007 году входил в избирательный список, выдвинутый политической партией «Политическая партия «Справедливая Россия: Родина/Пенсионеры/Жизнь» (Региональная группа № 49 (Курганская область)), однако был исключен из него на основании решения президиума центрального совета партии. Членом партии не являлся.«Не будет стыда за меня». Как Герой Советского Союза стал монахомВ 2004 году Валерий Бурков победил на выборах в Курганскую областную Думу IV созыва по Железнодорожному избирательному округу № 4. Работал в составе комитета по бюджету, финансовой и налоговой политике и комитета по экономической политике. «Не будет стыда за меня». Как Герой Советского Союза стал монахомВ гостях у курсантов Челябинского филиала ВУНЦ ВВС побывал его выпускник Герой Советского Союза Валерий Бурков. Фото: Минобороны России

До последнего времени являлся президентом фонда «Герои Отечества».201610Валерий Бурков в гостях у курсантов Челябинского филиала ВУНЦ ВВС, январь 2016 года. Фото: Минобороны России

Многим знатокам и любителям бардовской песни В. Бурков известен как автор-исполнитель песен, посвященных событиям афганской войны и воинам-интернационалистам.201610Валерий Бурков. Январь 2016 года. Фото: Минобороны России

Заглянуть в вечность

На пенсии Бурков занялся помощью инвалидам, стал советником президента. В свободные вечера приезжал в госпиталь Бурденко, переодевался в больничную пижаму, садился в инвалидную коляску. Ездил по палатам, говорил с ранеными в Чечне «ампутантами». А утром прибегал уже на своих двоих: «Ребята, я в магазин. Кому что купить?» У тех глаза вылезали на лоб. Так он многих заставил поверить в себя. Организовал фонд «Герои Отечества», избирался депутатом облдумы, но быстро понял: политика – не его. Как и бизнес: «Коммерция – это мертвяк. Душа становится каменной».

Был в его жизни и тёмный период. «Я любил застолья – собраться с друзьями, отметить радостное событие. Теперь понимаю, насколько верны слова: «Дьявол не может сделать привлекательным ад, поэтому он делает привлекательной дорогу туда». Я потерял меру. Тогда Господь взял за шкирку: «Бурков, куда катишься?» И я за один день бросил пить и курить – и это было моё второе соприкосновение с Богом, когда почувствовал, что Он есть. А первое было в Афгани­стане, когда я за сутки трижды пережил клиническую смерть. И осознал: есть вечность, есть жизнь после смерти».

Ещё одно «соприкосновение», которое изменило его жизнь навсегда, произошло, когда подмосковная дача Буркова превратилась в приют для всех, кому нужна была помощь, – Центр многопрофильной помощи лицам, попавшим в трудную жизненную ситуацию. Первым его обитателем стал сын дальних родственников – его, заглушавшего депрессию алкоголем, отправили к Буркову, и тот принял. Помог. После этого дом наполнился другими несчастными. Им и самому Буркову духовными советами помогал игумен Пантелеймон из Саввино-Сторожевского монастыря.
1080-1
«Служение людям в монашестве сложнее и труднее, чем даже ратный труд на войне»

К своей первой серьёзной исповеди он шёл много лет, и, готовясь к ней в 2010 г., отставной полковник исписал семь страниц.

«Возникла робкая мысль о монашестве. Однажды знакомый батюшка позвал меня к старцу. Были ещё два прихожанина. Они задали свои вопросы, а я молчал. Тогда отец Владимир меня подтолкнул: «Такую возможность упускать нельзя». И я спросил, есть ли Божия воля на постриг меня в монахи? Старец держал паузу – как мне показалось, бесконечную. Потом стукнул меня по голове и благословил».

Жена Валерия отпустила – дала согласие на постриг. В 2016 г. полковник Бурков, последний герой Советского Союза стал иноком Киприаном и возглавил Центр душепопечения, психиатрической и психологической помощи «Добрый самарянин». Он снова на передовой, только теперь воюет на духовном фронте, где поле битвы – душа человеческая. 04.03.17
«Не будет стыда за меня». Как Герой Советского Союза стал монахом

Валерий Бурков. Монах Киприан

В интервью, которое в январе 2016 года В. Бурков дал для сайта Hornews.com, он рассказал о том, каким образом он пришел к вере.

«Мне отец всегда говорил — хотя вот вроде не верующий был человек — у тебя есть две задачи в жизни: познать себя и победить себя. А это ведь истинно христианские две позиции. И вот дух воспитывается, прежде всего, через принуждение», — вспоминал он тогда.

«Пожалуй, еще одна составляющая силы духа — вера. У меня вот была трижды клиническая смерть, я видел свет в конце тоннеля, нечто из будущей жизни. И у меня куча друзей, с которыми было то же самое, и когда мы рассказывали друг другу о потустороннем опыте, у нас все сходилось. И я не имею в виду сейчас галлюцинации или кислородное голодание, я говорю о реальном опыте. Так вот. Православие отличается от любой — я подчеркиваю, от любой — религии тем, что ни у кого нет личной встречи с Богом. У них нет общения. А значит, и нет шанса убедиться, есть ли Он», — поделился В. Бурков.


Ключевые слова: современники
Опубликовала Светлана Митленко , 30.03.2017 в 19:10

Комментарии

Показать предыдущие комментарии (показано %s из %s)
Показать новые комментарии

Последние комментарии

Гордей
Вера Зимина
Светлана Митленко
Ирина Хотьковская
Ирина Хотьковская
Вера Зимина
Ирина Хотьковская
Вера Зимина
Светлана Митленко
Вера Зимина
Ничего ты не дурында! Так низзя...
Вера Зимина Вроде фонтаны... но как-то не эстетично!