Жизнь - театр

456 подписчиков

Последние комментарии

  • Татьяна Толстова15 сентября, 0:24
    Род-то так себе... " -  Кто ж против этого. Боярин чист.  Корить его не станем. По заслугам И честь ему мы воздаем, н...История настоящего создателя царской династии Романовых
  • Татьяна Толстова14 сентября, 23:46
    Про храмы я тоже слышала.Рассказы о животных 10
  • Светлана Митленко14 сентября, 23:24
    А ведь забывают!Известные и малоизвестные факты о Великой Отечественной войне

Причудливый декор московских домов в стиле модерн, ч.8

Предыдущие темы:

Причудливый декор московских домов в стиле модерн, ч.1

Причудливый декор московских домов в стиле модерн, ч.2

Причудливый декор московских домов в стиле модерн, ч.3

Причудливый декор московских домов в стиле модерн, ч.4.

Причудливый декор московских домов в стиле модерн, ч.5

Причудливый декор московских домов в стиле модерн, ч.
6

Причудливый декор московских домов в стиле модерн, ч.7

Продолжим путешествие по московскому модерну.

27. Улица Арбат, дом 27 – Доходный дом С.Е. Трындина и А.С. Щепотьевой

Доходный дом С.Е. Трындина и А.С. Щепотьевой.
 
Этот доходный дом появился на Арбате в 1912 году. Принадлежал он Сергею Егоровичу Трындину и его дочери Анастасии Сергеевне Щепотьевой, совладельцам Торгово-промышленного предприятия «Е.С. Трындина Сыновей», занимавшегося производством физических, оптических, геодезических инструментов и медицинских приборов. Здание возведено по проекту архитектора С.Ф. Кулагина в стиле, комбинирующем приемы модерна и неоклассицизма.
Доходный дом С.Е. Трындина и А.С. Щепотьевой. Верхние этажи дома и башенка.
Доходный дом С.Е. Трындина и А.С. Щепотьевой. Угловая башенка.
 
Со стилистикой модерна постройку роднит лишь несколько отдельных элементов. Это легкая башенка, возвышающаяся над домом и акцентирующая его угловое расположение, арочные оконные и дверные проемы и изгибы выступающего над шестым этажом карниза. О причастности к модерну ранее свидетельствовала и форма аттиков, сегодня же они утрачены: в середине 2000 годов при реконструкции дом был надстроен еще одним этажом, существенно исказившим пропорции здания.
Доходный дом С.Е. Трындина и А.С. Щепотьевой. Фотография 1912 года. Видны аттики над карнизом и первоначальная форма купольного завершения башенки.
 
В отделке фасадов дома архитектор применил неоклассические декоративные детали. Здание было построено в период, когда модерн уже практически исчез из строительной практики города, возможно, это и явилось причиной немногочисленности модерновых черт в его облике. Безусловно, самые яркие детали декора здания – это угловая башенка, увенчанная куполом в виде перевернутой чаши со стилизованным под фонарь-лантерну цилиндрическим завершением, и рельефная композиция на фасаде, изображающая львиноголовых грифонов.
Доходный дом С.Е. Трындина и А.С. Щепотьевой. Рельеф с львиноголовыми грифонами.
Доходный дом С.Е. Трындина и А.С. Щепотьевой. Рельефная композиция над окном второго этажа.
 
По проекту на каждом этаже доходного дома располагалось всего по 2 квартиры. Если судить по имеющимся на данный момент предложениям продажи или аренды квартир в этом доме, это помещения, площадь которых достигает 300 и более квадратных метров, а число комнат – 7-9. Первый этаж отводился под торговые функции.
 
История доходного дома С.Е. Трындина и А.С. Щепотьевой связана с именами многих известных личностей разных эпох. Например, здесь жил хирург-уролог Петр Дмитриевич Соловов, основавший неподалеку, на Большой Молчановке (сегодня это здание имеет адрес ул. Новый Арбат, д. 7) собственную лечебницу, для которой специально приобрел участок земли и выстроил четырехэтажное здание. В советское время лечебнице присвоили имя Г.Л. Грауэрмана, и в здании разместился знаменитый родильный дом, появление на свет в котором считалось верным признаком коренного московского происхождения.
 
Одной из квартир в доме владела певица и актриса Лика Мизинова вместе с мужем Александром Саниным. Мизинова была подругой Антона Павловича Чехова, влюбленной в него безответно. Несмотря на неразделенные чувства и бесплодные попытки соблазнить Чехова, не желавшего вступать в какие-либо любовные отношения, она стала для него своего рода музой. Ее игра и пение оставили след в творчестве писателя. Ее девичьи мечты о сцене отражены в бессмертной «Чайке», для героини которой – Нины Заречной – она стала прототипом. А ее пение он запечатлел в «Моей жизни» и «Черном монахе». В апартаментах Мизиновой частенько собирался московский театральный бомонд.
 
После того, как Мизинова с мужем эмигрировали, часть их 300-метровой квартиры перешла к публицисту Иосифу Айзенштадту, выкупившему ее у них. Иосиф Айзенштадт – прадед нашей современницы – писательницы, телеведущей и феминистки Марии Арбатовой. В его арбатской квартире, на тот момент уже коммунальной, прошли все ее детство и юность. Об этом периоде ее биографии, о соседях по квартире и дому можно прочитать в мемуарах писательницы. Арбатский дом оставил в ее памяти так много воспоминаний, что Маша Гаврилина однажды стала Марией Арбатовой, взяв себе такой псевдоним, а со временем и сделав его своей официальной фамилией.О доме по улице Арбат, 27 можно прочитать в воспоминаниях писателя, драматурга и публициста Марии Арбатовой (Гаврилиной). Мария Ивановна часть своей жизни провела в этом доме. Здесь же родились и ее сыновья.

Дело в том, что после революции ее прадед приобрел часть квартиры, которая значилась под номером 11. Ранее в этих апартаментах проживала певица и актриса, мемуарист и критик Лика Мизинова вместе со своим мужем - актером и режиссером Александром Саниным. Здесь часто собирался в те времена московский театральный бомонд.
Далее Мария Арбатова пишет о том, что горничная Санина и Мизиновой, которую звали Ольгой, является прообразом главного героя в произведении Антона Чехова «Душечка». Как бы там ни было, но сама Лика точно была близким другом писателя и прототипом Нины Заречной в его бессмертной «Чайке».
В семидесятых годах прошлого столетия Мария Арбатова устроила в квартире «салон Маши с Арбата», что и подвигло ее впоследствии взять ныне известный псевдоним - Арбатова.

Бывший доходный дом на улице Арбат, 27 в настоящее время является объектом московского культурного наследия.

 
28. Улица Арбат, дом 29 – Гостиница Я.М. Толстого
Гостиница Я.М. Толстого.
 
Доходный дом Якова Михайловича Толстого построен в 1904-1906 годах по проекту архитектора Никиты Герасимовича Лазарева.
 
Яков Михайлович Толстой принадлежал к старому дворянскому роду Толстых, жил в своем богатом поместье недалеко от Москвы. Женившись, решил с женой перебраться в столицу, продал имение и приобрел большой особняк на Арбате. Жена Толстого – Мария Александровна, особа деятельная и деловая, - когда дети выросли, и семья начала разрастаться, сподвигла мужа на строительство на месте старого их особняка нового дома, доходного, который можно было бы использовать и для собственного проживания, и для сдачи в наем. Для осуществления этой идеи был приглашен архитектор Н.Г. Лазарев, несколькими годами ранее построивший по соседству гостиницу для А.К. Ечкина в модном тогда стиле модерн. Проект доходного дома для семейства Толстых он выполнил в аналогичной стилистике.
Гостиница Я.М. Толстого. Центральный аттик.
Гостиница Я.М. Толстого. Фрагмент центральной части фасада.
 
Здание имеет симметричный фасад с выступающими по центру и бокам ризалитами. Центральный ризалит венчает фигурный аттик со слуховым окном. По бокам аттика – возвышения, украшенные интересными скульптурными антефиксами контрастного оттенка. Если присмотреться, за аттиком можно увидеть на крыше здания металлический четырехугольный купол, сужающийся к макушке.
 
Фасадная отделка выполнена с применением традиционной для модерна плитки-кабанчик. Она матовая и имеет приятный бежевый оттенок. Жаль, что часть плиток в процессе эксплуатации дома для чего-то выкрасили краской более светлого тона.
Гостиница Я.М. Толстого. Рельефный фриз с листьями каштана.
Гостиница Я.М. Толстого. Женский маскарон.
Гостиница Я.М. Толстого. Элементы лепного декора: женский маскарон над одним из центральных окон (вверху) и оформление окон боковых ризалитов (внизу).
Гостиница Я.М. Толстого. Элементы лепного декора: картуш под окном третьего этажа и декоративные кронштейны и замковый камень наличника окна второго этажа (вверху) и картуш в тимпане наличника окна третьего этажа (внизу).
 
Отличительной чертой декоративного убранства здания является лепнина, выполненная в растительных мотивах. По четвертому этажу протянулся рельефный фриз с орнаментом из небольших листьев каштана. Их там целая россыпь. Мансардное окно аттика обрамлено красивой гирляндой из завитков лент и цветов. В тимпанах наличников окон третьего этажа – картуши с веточками каштана, под теми же окнами – тоже картуши, но уже другого вида. В замковых камнях наличников второго этажа, в консолях, поддерживающих выступы наличников – везде растительные мотивы. Над одним из центральных окон находится женский маскарон. Рустованные пилястры центрального ризалита декорированы лепными композициями, похожими на свисающие с перекладин флаги – гонфалоны. На них тоже цветочки, листочки и завитки, а также тонкие шнуры и свитые из них кольца.
Гостиница Я.М. Толстого. Балконы верхних этажей бокового ризалита.
 
Частично сохранились уникальные литые решетки балконов. Их рисунок изображает сплетенные тонкие ветви и схож с рисунками решеток первых станций метрополитена в Париже.
 
В доме было 14 квартир, 6 из которых занимали сами Толстые, остальные сдавались жильцам. Нижний этаж был отведен под магазины. В доме имелся черный вход, ведший в сад за домом, хорошо спланированный и обустроенный. В нем даже был фонтан с бассейном, в который на лето пускали золотых рыбок, которых очень любила хозяйка дома.
В 1912-1913 годах дом надстраивался на один этаж, это немного исказило его внешний облик. Были утрачены красивые аттики над боковыми ризалитами, сообщавшие фасаду подчеркнутую симметрию и гармонировавшие с центральным аттиком. Не обошелся без потерь советский период, беспощадный для «излишеств империализма»: канули в лету витринные окна магазинов на первом этаже с необычными модерновыми криволинейными переплетами, остекленный козырек над парадным входом, кронштейны карниза, декоративная решетка на крыше, ограждения некоторых балконов и другие архитектурные элементы. К сожалению, нововведения не придали дому оригинальности. С другой стороны, спасибо и на этом, ведь Москва знает примеры и куда большего вандализма.
В доходном доме Я.М. Толстого в разное время проживало множество известных личностей. К примеру, выдающийся оперный певец, солист и режиссер Большого театра Владимир Аполлонович Лосский. Он начинал с солирования в частной опере Саввы Мамонтова, где был дублером Ф.И. Шаляпина, исполнявшего партию Мефистофеля в гуновском Фаусте, впоследствии выступал и много преподавал в Киеве, Одессе и Нижнем Новгороде. В 1920-х стал главным режиссером Большого театра, руководил художественной частью оперной труппы.
 
В хаосе и неразберихе революции 1917 года в доме 29 на Арбате оказался дрессировщик и артист Владимир Леонидович Дуров. Его, идентифицированного как «буржуя», выселили из созданного им Уголка на Старой Божедомке, и он снял в арбатском доме квартиру №1 и подвал. В квартиру заселился со всей своей семьей, а в подвал поместил животных – собак, лис, волков, змей и даже медведей. Так что дом на время превратился в настоящий Ноев ковчег. Крысы и собаки свободно бегали по дому, а медведей дети выгуливали в саду. В 1919 году ковчег смог «причалить к берегам земли обетованной»: по распоряжению В.И. Ленина Дурову позволили вернуться в экспроприированное здание театра, Уголок взяли под опеку властей, и из частного театра он превратился в государственный. Освобожденные подвальные помещения арбатского дома очистили и превратили в комнаты, куда заселились люди: в этом не было уже ничего удивительного, ведь дом, как многие другие, был «уплотнен» до предела.
 
О других жильцах дома послереволюционного времени и судьбе владельцев можно подробнее узнать из воспоминаний Ксении Александровны Немцевич, урожденной Унгерман, внучки Я.М Толстого, многие годы жившей в его доме на Арбате.

К счастью сегодня здание на Арбате, 29 относится к выявленным объектам московского культурного наследия.

29. Малый Николопесковский переулок, дом 5 - Городская усадьба Н.П. Михайловой - В.Э. Тальгрен
Городская усадьба Н.П. Михайловой - В.Э. Тальгрен.
 
Необычный одноэтажный особняк с башенкой представляет собой перестроенный главный дом городской усадьбы. Данных о первых владельцах его практически не сохранилось. Известно лишь, что в XIX веке усадьбой владела некая Н.П. Михайлова. Усадебный дом – прародитель нынешнего особняка, составляющий его левую, большую часть, - был выстроен к 1819 году и имел ампирные черты. Известно, что в старом особняке в 1880-х годах жил декабрист Александр Филиппович Фролов, автор «Записок» - воспоминаний о жизни декабристов в сибирской ссылке, опубликованных в журнале «Русская старина» в 1882 году. В конце XIX – начале XX века усадьбу приобрел барон и предприниматель Владимир Эдуардович Тальгрен, занимавшийся бумагопрядильным делом и канцелярскими товарами. В усадебном доме располагался его торговый дом «Тальгрен В.Э и К».
По заказу Тальгрена в 1901-1902 годах особняк был перестроен архитектором Павлом Александровичем Заруцким в стилистике модерна. К дому с правой стороны был пристроен дополнительный объем, угол которого стилизован под небольшую башенку. Купол над башенкой ребристый, чешуйчатый, шлемоподобный, с тонким, как игла, шпилем и картушами на каждой из граней. Заруцкий сохранил камерный масштаб небольшого усадебного дома и основу его композиции. При этом сделанная им пристройка с романтической башней полностью преобразила здание, превратив его в симпатичный и оригинальный особняк, ставший примечательным архитектурным акцентом в лабиринте арбатских переулков.
Городская усадьба Н.П. Михайловой - В.Э. Тальгрен. Шлемовидный купол башенки.
 
Стараниями архитектора, известного своими работами в стиле модерн, фасад особняка значительно преобразился. Он получил декор, щедро использующий растительные мотивы «рокайля», заимствованные из французского Ар Нуво, но по-своему трактованные Заруцким, в характерной для московского модерна манере. Особенно примечательны пышные наличники окон. Их волнообразные изгибы создают над окнами настоящие короны, декорированные цветами и небольшими женскими маскаронами. Рельефные панно под карнизом здания имеют цветочный орнамент, в центре композиции которого расположены подсолнухи – символы солнечного света, плодородия и процветания. Скульптурные кронштейны, держащие на себе выступающий карниз, украшены картушами, медальонами, изящными завитками, цветами и бутонами. По периметру крыши, над карнизом размещены невысокие пилоны, между которыми закреплены фигурные решетки. Угловые пилоны имеют навершия в форме шишек.
Городская усадьба Н.П. Михайловой - В.Э. Тальгрен. Рельефное панно с подсолнухом.
Городская усадьба Н.П. Михайловой - В.Э. Тальгрен. Лепной декор фасада.
Городская усадьба Н.П. Михайловой - В.Э. Тальгрен. Наличник окна с женским маскароном.
 
Выкрашенный в яркий небесно-голубой цвет, особняк сегодня оживляет и преображает арбатский переулок. Он стал настоящей жемчужиной, кладом, внезапно открывающимся погруженному в суету московских будней прохожему.
В советское время особняк и другие усадебные постройки были национализированы и отданы под нужды дипломатического ведомства. О судьбе последнего владельца – В.Э. Тальгрена – известно, что после 1917 года он являлся представителем одного из финляндских предприятий в России, в апреле 1922 года был арестован по обвинению в сношении с английской миссией, заключен в Бутырскую тюрьму, однако в мае освобожден из-под стражи.
В 1970-х годах в бывшем особняке В.Э Тальгрена располагалось представительство Организации освобождения Палестины. Несколько лет назад здание было отреставрировано Главным управлением по обслуживанию дипломатического корпуса при МИД РФ. Сегодня оно по-прежнему принадлежит Министерству Иностранных Дел.
 
30. Малый Николопесковский переулок, дом 9/1, строение 1 – Доходный дом М.А. Симоновой
Доходный дом М.А. Симоновой.
 
Доходный дом постройки 1908-1910 годов. Сооружен архитектором Д.В. Стерлиговым по проекту архитектора, инженера и теоретика архитектуры Апышкова Владимира Петровича и по заказу М.А. Симоновой.
 
Автор проекта – В.П. Апышков – строил в основном в Петербурге, и доходный дом М.А. Симоновой, возможно, единственное его дореволюционное произведение в Москве. Вероятно, в связи с приверженностью зодчего к архитектурным формам, распространенным в Петербурге, дом Симоновой выполнен им в стиле т.н. «северного модерна», довольно редкого в среде московской застройки. Доходный дом сродни строениям в духе национального романтизма в столице Финляндии Хельсинки.
 
Проект здания целиком базируется на принципах и приемах северного направления модерна. Главный и боковой фасады дома раскрепованы эркерами разных форм. Силуэт здания подчеркнут высокими щипцами, центральная входная группа акцентирована полукруглым аттиком со слуховым окном. Все использованные архитектурные элементы строго геометризованы, в их основе – простые и понятные формы. Особенно примечательны трапециевидные окна, безошибочно свидетельствующие о стилистической принадлежности к северному модерну. Их верхние углы как бы срезаны, и образованные вытянутые шестиугольники оконных проемов перекликаются с формой щипцов на крыше.
Доходный дом М.А. Симоновой. Центральная часть главного фасада с полукруглым аттиком и эркерами.
Доходный дом М.А. Симоновой. Боковой ризалит главного фасада со щипцом.
 
Часть стен дома гладко оштукатурена, часть выложена бежевым «кабанчиком», часть облицована глазурованной абрамцевской плиткой, окрашенной в синий и темно-синий цвета. Абрамцевская керамика, пожалуй, единственный использованный в оформлении здания элемент декора из арсенала московского модерна, в Петербурге она практически не применялась. Области фасада под щипцами на уровне третьего – пятого этажей подчеркнуты углубленными полями, по форме повторяющими силуэты трапециевидных окон и самих щипцов.
Доходный дом М.А. Симоновой. План фасада, арх. В.П. Апышков.
 
На авторском плане дома, сохранившемся в Центральном архиве научно-технической документации Москвы, в угловой части здания над крышей имеется необычная башня с опоясывающим ее рядом частых слуховых окон. Точно не установлено, была ли она реализована при возведении доходного дома, поскольку сегодня она отсутствует, и фотографий или других свидетельств ее существования не найдено. Возможно, башня имела место быть, но ее демонтировали при проведении капитального ремонта в советский период. А может быть, ее не было вовсе. Остается только строить предположения.
 
Проведенные за последние десятилетия ремонтные работы не прибавили зданию стилистической гармонии и оригинальности. На фасаде «красуются» кондиционеры, часть керамики закрашена обычной краской, балконы и окна остеклены в меру возможностей и представлений о вкусе каждого из владельцев квартир.
'

Популярное

))}
Loading...
наверх